"Чужая сила"

Размер шрифта: - +

Глава 5

 

Глава пятая

 

Вообще-то сплю я крепко. У меня с этим в целом проблем нет – ни с тем, чтобы заснуть, ни с ночными кошмарами, ни с чем таким прочим. Повезло, в наше нервное время у кучи народа проблемы со сном. Стрессы, синдромы и все такое прочее.

Так вот – сплю я крепко и разбудить меня – это если и не проблема, то задачка из непростых. Однако же вот – посреди ночи я проснулся от какой-то возни и сопения в коридоре.

Сначала, спросонья, я подумал о том, что это Родику неймется, дня ему мало было, он и ночью решил по хозяйству проворить.

Дело в том, что это странное пушистое создание восприняло всерьез мои слова о том, что я ему поручаю следить за чистотой и на самом деле выдраило квартиру до блеска. В ней такой стерильности и порядка сроду не было. Как сказала бы одна моя добрая знакомица Алена – «Словно в операционной». Ей можно верить, она медик.

Мало того – он еще и стирку затеял, причем – ручную. Машинку мой новый слуга проигнорировал, скорее всего по той причине, что даже не знал о ее предназначении. Откуда-то с балкона он вытащил древнее жестяное корыто, в котором некогда меня маленького купали и пустил его в дело. Причем порошки тоже были обойдены стороной, в ход пошло хозяйственное мыло. Представляю себе, как мои рубашки теперь пахнуть будут.

И только с обедом, он же ужин, не сложилось. Печи у меня не было, костер он складывать на полу побоялся, а как работает плита – не знал. Спросил бы у Вавилы Силыча, да он днем дрыхнет, будить как-то не удобно. Это не мои слова, а его.

Ассортимент продуктов, к слову, его тоже не устроил. Гречи, мол, нет, репы нет, солений нет. Одни коробочки да пакетики, да еще пшено сорочинское. Это он так рис назвал. Интересно, почему «сорочинское»?

Но в целом я остался доволен, похвалил его и, как стемнело, спать пошел. А то мысли в башке так и ворочались, так и ворочались. И до добра это меня бы не довело.

И – на тебе, разбудили. В три пополуночи, если верить экрану смартфона.

Я зевнул, встал с кровати и решил шугануть неугомонного Родика как следует, чтобы не имел привычки беспокоить меня в ночи.

Впрочем, тут сонливость с меня и слетела, как листок по осени с ветки. Коридор, ведущий из моей миниатюрной прихожей в кухню, был весь залит синевато-призрачным светом, и свет этот не был привычной с детства лунной дорожкой. Это сияние было другое, более яркое, насыщенное и тревожное.

Хотя даже не это было в увиденном мной самым пугающим, свет – он и есть свет, от него вреда не будет, откуда бы он не шел. А вот Родик, который, сопя, дрался с здоровенным черным котом, которого я, если можно так сказать, сразу узнал в лицо – вот это заставило меня судорожно сглотнуть и застыть на месте.

Стало быть – добрался он до меня. И добро, если только он.

А драка была нешуточная. Я даже подумать не мог, что этот меховой шарик – он настоящий боец, однако же вот, только гляньте. У него, как оказалось, и коготки наличествовали, потому что прямо на моих глазах он вдарил ими по наглой усатой морде и порядком ее раскровянил.

- Ну же – раздался из прихожей знакомый по прошлой ночи скрипучий голос, от которого у меня по телу мурашки размером с вишню пробежали – Найди его, Феофил! Убей эту тварь и найди мне его! Не тяни!

Надо заметить, что голос был вроде тот, но при этом звучал глухо, как из бочки.

  • разумным было бы, наверное, свалить в маленькую комнату, подпереть дверь шкафом и отсидеться там до утра. Кем бы не была эта мерзкая старуха, она точно не Валуев, фиг она эту баррикаду свернет вот так запросто.

Я подумал об этом, тряхнул головой и вместо того, чтобы шмыгнуть в комнату, зачем-то поспешил на помощь Родику, который пропустил удар лапой слева и отлетел к стене, порядком об нее брякнувшись.

Не знаю, почему я так поступил. Видимо сработал давно забытый инстинкт, вбитый в детстве. Наших бьют, однако…

Я выскочил в коридор, и тут Феофил заметил меня, его глаза блеснули изумрудной зеленью, прямо как в кино.

Он разявил пасть, зашипел и выгнул спину дугой.

- Вот он! – взвизгнул голос откуда-то слева, в нем было столько злобной нечеловеческой радости, что у меня даже в носу волосы дыбом встали – Феофил, кровь! Мне нужна его кровь!

Бросив взгляд налево, туда, откуда шел голос, я оторопел. Самой ведьмы в коридоре не было. Она обнаружилась в большом ростовом зеркале, которое было вделано в гардеробный шкаф. Собственно, оттуда и лился этот мертвенно-синий свет. Бабка прильнула к стеклу с внутренней стороны, за ней виднелась какая-то зелень, вроде как болото.

Заметив, что я смотрю на нее, она захохотала, широко раскрыв свой беззубый рот

- Сбежать хотел? – часто дыша, словно задыхаясь, спросила она у меня – Дурачок! Все твое – мое будет! И сила, и сердце!

- Хозяин! – взвизгнул Родик у стены – Берегись!

Он, как маленькая мохнатая молния, прыгнул на спину Феофану, который как раз нацелился вцепиться когтями мне в ногу.

- Если этот гад тебе кровь пустит, то он ей двери откроет – вопил мой слуга, вцепившись руками в горло кота и чем-то напоминая ковбоя на родео - Она тогда сюда сама придет! Не лезь, хозяин! Вавила Сиииилыч!

Вот оно что. Она сюда войти не может. Ну да, мой дом – моя крепость. И, судя по всему, только до тех пор, пока кто-то не подберет ключи к дверям этой крепости.

Кошак попытался скинуть с себя Родика, но тут же взвыл благим матом – похоже, что тот вцепился зубами в его ухо.

Лицо ведьмы скривилось, она раздраженно ударила ладонями по стеклу и крикнула:

- Живей! Что ты возишься?

Не могу сказать, что у меня была безоблачная жизнь, в ней всякое случалось, но такого, как сейчас не было никогда. И я сейчас не про ведьму за зеркалом говорю, тут и так понятно, что это за гранью понимания. Я про то, что чуть ли в первый раз в жизни я застыл столбом, не зная, что делать дальше.



Андрей Васильев

Отредактировано: 26.07.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: