"Чужая сила"

Размер шрифта: - +

Глава 8

Глава восьмая

 

Было бы даже странно, если бы все получилось так, как нам было обещано.

- Двадцать минут! – бубнил я, оступившись в очередной раз – Да чтобы ему пусто было, этому Талгату.

Поле, через которое мы шли, казалось бесконечным. Ну да, когда мы вышли из машины, все выглядело не так и страшно. Даже где-то красиво. Разнотравье, какие-то голубенькие и желтенькие цветочки, и лес, начинавшийся там, где это летнее великолепие кончалось.

- Вон туда – сказал нам водитель, ткнув пальцем в березняк, не такой уж и далекий на первый взгляд – Через поле и будет дорога. Идти по ней надо, там не заблудитесь, поворотов нет. Можно дальше ехать, где дорога начинается, но тут ближе выйдет, если напрямую.

- Так я позвоню, когда нам надо будет обратно ехать? – еще раз уточнил я у него.

Не мудрствуя лукаво, я еще в машине договорился с Талгатом о том, что он нас подберет здесь же и отвезет обратно на станцию.

- Да – заулыбался он – Тысяча.

- Такими темпами ты на «Паджеру» скоро денег накопишь – заметила Маринка, потягиваясь – Черт, ну как красиво, а? Смолин, сфоткай меня на фоне этого всего. Я в «Инстаграм» выложусь.

Красиво-то красиво, но только если на все это только смотреть. А на деле – это тихий ужас.

Под цветами и травой не было видно неимоверного количества разнообразных ямок и колдобин, на которых мы постоянно оступались, рискуя подвернуть ногу. Вокруг нас роились комары и мошки, потревоженные нашим вторжением. Пот заливал глаза, поскольку солнце пекло немилосердно, а лес был все так же далек.

- Чего я с тобой поперлась? – с Маринки тоже слетело благодушие, она то и дело останавливалась почесать исколотые травой и искусанные насекомыми ноги – Нет, все-таки живая природа хороша только в виде программ «Нэшнл географикс».

- Просто мы с тобой сугубо городские люди, нет у нас к этому всему привычки – высказал свое предположение я – Надо было до начала дороги ехать. Лучше идти дольше, но по дороге, чем короче, но здесь. Да блин!

Я снова оступился и чуть не упал. Судя по всему, тут весной какой-то большой трактор проехал, пропахав изрядных размеров борозду. А может, тут пожизненный рельеф местности такой.

В общем, мы на этом поле не двадцать минут потеряли, а куда больше. Нет, будь здесь асфальт – и слова Талгата были бы правдой. А так – куда там.

- Ты как хочешь, а я еще раз туда не полезу – заявила Маринка, с печалью глядя на свои икры, все в расчесах – Обратно по дороге пойдем. Она по любому лучше, чем это поле.

- Поддерживаю – кивнул я, вытирая со лба обильный пот – Я и сам того же мнения. Предлагаю минут десять передохнуть вон под той замечательной березой. Надо дух перевести.

- Дай попить – потребовала Маринка – А то я сейчас сдохну.

Что до дороги – тут Талгат не соврал, она была. Но вот слово «дорога» я бы подверг сомнению, это как-то по-другому называется, на мой взгляд. Она была не просто раздолбана, что для наших краев обычное дело. Она была… Вздыблена, это определение подходит лучше всего. Я даже заподозрил, что это эхо войны. Просто в 1941 по этим местам прошли немецкие танки, изрядно раскурочив все, что можно, а после того, как их выбили из этих мест, то заравнивать эту местность просто никто не стал.

Глина и земля, из которой она состояла, местами застыла в столь причудливых формах, что это можно было принять за инсталляцию, а никак не за колдобину. Хватало в этих рельефных красотах и воды, причем в ней имелась и живность. Я видел тритона, сидящего на глиняном гребне, а в одном месте вроде как даже плеснула рыба.

Здесь, как по мне, даже на «Паджеро» особо не проедешь. Здесь что-то посерьезней нужно.

Впрочем, нас это не сильно печалило, мы топали по обочине, засыпанной ковром из еловых иголок. Березняк сразу после поля сменился ельником, причем серьезным, глухим, из тех, в котором ни звуков нет, ни просвета. Все, что у нас было – подобие дороги да синяя полоска неба над головой. И, конечно, комары в огромных количествах.

- Теперь я точно знаю, что означает слово «роятся» - отвесила себе очередную пощечину Маринка.

- Странно – заметил я, отмахиваясь обеими руками от сонма кровососов.

- Что именно? – спросила Маринка жалобно.

- Ты не сказала: «Смолин, это ты во всем виноват» - пояснил я – Видно крепко тебя обескровили. И обессилили.

- Просто данное утверждение не требует озвучания – Маринка прибила очередного комара – Сашка, я домой хочу.

- Фигушки – мстительно заявил я – Если увязалась за мной, то терпи. Вперед тебе наука будет.

Лес кончился вдруг, внезапно. Елки, которые казались бесконечными, расступились и мы оказались на деревенской улочке. Надо же. А как же – околица, плетень и все такое? Что там должно быть у приличной деревни? Указатель, наконец? Это точно Лозовка или нет?

И не спросишь ни у кого – на улочке не было ни души, а завалившиеся заборы и заколоченные окна и двери двух первых домов, стоящих прямо на границе с лесом, ясно говорили о том, в там давно никто не живет.

Одно хорошо – комары остались там, в лесу. За нами они не последовали.

- Интересно, тут колодец есть? – измученно спросила у меня Маринка – Я холодной воды хочу. Знаешь, такой, чтобы зубы свело и горло перехватило.

- Красиво сказано – оценил я – Не думала о том, чтобы писать художественную литературу?

- Ты, Смолин, энергетический вампир – заявила Маринка и почесалась – Чем мне хуже, тем ты бодрее. Блин, ну всю искусали!

- А нам потом еще обратно идти – злорадно сообщил ей я – А там еще и к вечеру дело будет!



Андрей Васильев

Отредактировано: 26.07.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: