Чужая в отражении

Пролог

Ночь укрывала город тяжелым покрывалом. Луна пряталась за грозовыми тучами, изредка показывая серебряный лик. Вместе с темнотой на землю опускался холод и туман, что словно серая кошка, стелился к ногам. Он забирался в самые узкие щели, отыскивая теплое место. Потом расползался по мощеным камнем улочкам, ложился мягкой пеною на водную гладь Горькой реки, которая соединяла две части города кованым мостом, и терялся на ступенях белоснежных домов с черепичными красными крышами. Столица  засыпала, редкие круглые окошки с занавесками в мелкий голубой цветочек, освещали  дорогу. На старой центральной улице расположились фонари с мягким теплым светом. Я кралась тесными переулками, молясь о том, чтобы никто не заметил молодой одинокой леди в столь поздний час. 
Я куталась в пуховую теплую шаль и спешила покинуть пределы города Рондома, чтобы оказаться в Пропащем лесу. Название, доставшееся чаще с древних времен, до сих пор вызывало пересуды. Поговаривали, что когда-то место населяли ведьмы, которые любили поохотиться на простой люд. Суеверный народ и ныне уверен, что пару тройку старух на метлах стерегут лесные границы. 
Лес встретил моросящим дождем, который вскоре закончился. Но промокшая шаль вместе с кожаными туфлями настроения не прибавляли.
На ветке над головой закурлыкала сова, я испуганно оглянулась. Озноб прошелся по телу, оставляя после себя мурашки. Гонимая собственным страхом, ускорила шаг. Спешность в задуманном вряд ли сыграет на руку, но боюсь, другого шанса не будет. 
Место, куда дорогу осветила выглянувшая из-за туч луна, раньше использовали для шабаша, а в древности здесь устраивали кровавые ритуалы жрицы богини смерти Нариды. Оттого земля под ногами, словно бурлила магией. Стоило разуться,  и я ощутила языки силы на голых ступнях. Черное зло, как верный пес, что радуется встречи с хозяином, лизал пятки, стараясь забраться как можно выше и поглотить неразумное создание. Спящее годами, наслаждалось сладкой магией, остатки которой питали хрупкое тело, и желало заполучить новую жертву. Зло не ведало, с кем столкнулось, ибо моя душа не менее наполнена тьмою. 
Закрыла глаза и, вселившись в тело перелетной птицы, отправилась туда, где осталось наивное сердце. В академию магических искусств имени Терома Брадинса - знаменитого волшебника и по совместительству моего деда по отцовской линии. Того, кто отрекся от семьи ради неведомой цели. Того, кто проклял собственного сына и забрал возможность применять магию, а меня подтолкнул к сделке с Роханом - темным демоном зазеркалья. Того, кто покинул бренный мир, так и не узнав вкуса чужой мести.
Мысли мешали настроиться и погрузиться душою в тело пернатой, размашистые крылья которой несли ее вместе с попутным ветром на северо-восток Фантисы, где горы великаны, окутаны в мягкие белоснежные шапки. А у подножья распускаются голубые цветы камелии. Где хвойные деревья переплетаются в странном танце с лиственными, одаривая путников прохладой в летний зной и удерживая толстыми ветками снежные комья зимою. 
В Карианских горах расположилась академия магических искусств.  Стоило преодолеть еще пару вершин, чтобы увидеть alma mater. Но ныне над горами собирался черный смог, который  наполнял легкие, мешая дышать. Взмах, еще взмах и птица камнем рухнула вниз. За пару метров над землей удалось сделать вдох чистого воздуха и вновь устремиться ввысь. Последние шесть взмахов делались с трудом, но это было ничто  по сравнению с картиной, что предстала перед глазами.
Академия пылала огнем. Кровожадное пламя распустило жадные языки и поглощало старинное здание. Правое крыло, что принадлежало боевым магам, выгорело дотла. Левая часть, где некогда расположился зимний сад и лечебный огород, превратились в грязное месиво, словно снег на вершинах гор растаял и селем спустился вниз, уничтожая цветущие сады на пути. 
Лицевая часть здания,  охваченная обезумевшим огнем, выгорела наполовину. Резные витрины окон разбивали студенты и, не страшась, прыгали вниз. Осколки стекол и крики смешалась с моими слезами. Ужас, который творился на территории академии, сдавливал сердце. Хотелось устремиться туда и помочь названным братьям, но расстояние в сотню тысяч километров не позволило этого сделать. С рассветом воздействие на пернатую исчезнет. В теле птицы душе дана способность только наблюдать за происходящим.
Внимательно приглядевшись, заметила на ступенях спокойно сидящего с опущенной головой Игнара. Взъерошенные черные с красным отливом волосы трепал ветер, что затем раздувал черный огонь. Едкий дым и пепел не мешали мужчине. На мгновение Игнар поднял глаза, почувствовав чужое присутствие, и внимательно всмотрелся в чистое ночное небо, на котором сияли яркие звезды.
Сердце пронзило стрелой. Не верилось, что преподаватель магии жизни не пытался спасти место, что называл собственным храмом. 
Вдруг глаза Игнара Ведиша, завораживающие карие глаза с голубой радужкой, запылали сизым огнем. Руки устремились к небу, но призыв к магии остался без ответа. Мужчина был пуст, и помочь ему я оказалась не в силах.
Резкая боль вернула в Пропащий лес. Я повалилась на землю и закричала, не в силах бороться с отдачей. Невысокая трава, в которой утопали споты, ожила под действием древней магии, закрутилась жгутами вокруг запястий и щиколоток. Тело медленно стало погружаться под землю. За все нужно расплачиваться. Я думала, что проклятое место будет наслаждаться страданиями за возможность увидеть любимых, а оно пожелало забрать мою жизнь.
Последнее, что увидела, рассвет. В душе родилась надежда на то, что древнее зло испугается, отпустит жертву. Нужно лишь выждать. Я расслабилась, позволяя зеленой траве сильнее оплетать тело. А потом яркий белый свет озарил все вокруг.
 



Анна Ведышева

Отредактировано: 03.03.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться