Чужая в отражении

Глава 1

Академия открыла свои двери дочери графа Дерона Брадинса - одного из самых слабых магов Фантисы. Отсутствие умений в элементарной бытовой магии стало поводом для хорошей шутки, что обросла бородой и превратилась в  отличительную черту рода графа. Никто не воспринимал магические умения отца серьезно. Но посмеивались и шептались за спиной, опасаясь гнева императорского посла.
Когда я - Фиолетта пожелала поступить в академию назло бесстыжим языкам, то в столице начали принимать ставки на то, какую специальность я выберу, ведь Терому Брадинсу необходим обслуживающий персонал для будущих магов.
От разговоров в душе поднималась волна злобы. Я, скрипя зубами, сдавала экзамены по элементарным наукам, страшась испытания силы. Вот тут и вмешался мой дед, по совместительству ректор академии, объявив последний этап закрытым не только от внешнего мира, но и от самих преподавателей. Будущим студентам предлагалось надеть широкую бесформенную накидку с глубоким капюшоном, что должно исключить предположения о поле, возрасте и положении в обществе претендента. Впервые академия пошла на столь бескомпромиссное решение. Но  в итоге ее наполнили действительно талантливые люди. 
Я надевала серые тряпки, больше походившие на мешок, полностью уверенная в силе проснувшегося дара. Вот только оттенок его мог напугать членов комиссии, но с грамотным подходом, все должно пройти по намеченному плану. Главное показать поверхностные умения, закрыв основную часть магии.
-Вам помочь? - раздался у самого уха сладкий бархатистый голос. Он мог принадлежать проезжему барду либо юному молодому пареньку. Но позади оказался широкоплечий хорошо сложенный мужчина лет тридцати, что совершенно не вязалось с услышанным тоном. 
Заметив удивленный взгляд, мужчина откашлялся и представился:
-Игнар Ведиш, приятно познакомиться! - его радушная улыбка вызвала негативный отклик. Я сильно волновалась перед испытанием, не хватало еще связаться с чудиком и прослыть простолюдинкой, потому фыркнув и высоко задрав нос, я продолжила путаться в накидке, полностью игнорируя мужчину. 
Теплые широкие ладони коснулись моих плеч, одежда тут же легла на них. Я вздрогнула, отстраняясь от Игнара, и последовала к месту проведения испытаний. В душе разгорались поочередно: злость на нового знакомого; страх перед испытанием и стыд от невинного прикосновения.
-Претендент, вы готовы? - раздался строгий женский голос и первый человек подошел к круглой площадке, покрытой резными линиями, что создавали сложный магический узор. В середине круга высотой более трех метров расположился волшебный камень бледно - желтого цвета. Обычный турмалин огромного размера переливался и пульсировал силой. 
Один за другим люди пытались доказать камню, что они достойны занять комнаты в магической академии. Одни получали отклик в виде золотого свечения, другие уходили не с чем. 
-Следующий, - повторил несколько раз голос. Меня толкнули в спину, подгоняя.
Я протянула вперед дрожащую руку к дравиту, и в туже секунду была отброшена силою камня на несколько метров назад. Видимая оранжево-красная нить соединила мои руки и камень, будто тонкая паутина. Я попыталась ее стряхнуть, создавая еще больше нитей. Они переплетались, рисуя невероятно красивый узор. Однако поднявшиеся со своих мест преподаватели и глава академии Тером Брадинс радости не испытывали.  Каждый готовил свое заклинание, дабы утихомирить магию камня.
-Не бойся!  - раздался знакомый голос Игнара, - опусти медленно руки на пентаграмму на полу и выдохни. 
Я последовала совету мага, но изменилось немного. Старые узоры остались на полу, словно приклеенные, а новые тягучие, как расплавленный сыр, последовали за руками. Красота создаваемой паутины завораживала. Турмалин усиленно пульсировал, казалось, камень начал дышать и говорить с окружающими. Звон - песня камня разливался в зале испытаний и наполнял присутствующих магией. Я чувствовала, как дравит щедро делится волшебством, что накапливал годами. Если бы не одежда, то окружающие впервые увидели широкую искреннюю улыбку дочери графа Дерона.
Тером Брадинс возник передо мной, как призрак. Я даже понять не смогла, как мужчина, стоявший на расстоянии пяти метров, оказался рядом. Волна негодования, исходящая от него, давила. Чувство страха пришло неожиданно, я сделала шаг назад и оказалась в руках Игнара. Мужчина схватил меня за плечи, удерживая. Вырваться не получилось. А внутри нарастала паника. Она захлестнула с головой, слезы брызнули из глаз. Ко мне применяли магию ужаса, которая запрещалась в боевых поединках к магам высшего уровня, не говоря уже о простом абитуриенте. 
Нити, что связывали меня с камнем, от негативных эмоций пошли рябью, затем окрасились в черный цвет и рассыпались пеплом. Я обессилено рухнула в объятия Игнара и забылась темным сном.

-Что с девушкой? - обратился Тером к преподавателю магии жизни, который в объятиях удерживал одного из сильнейших магов Фантисы. Игнару не верилось, что хрупкая девушка, обладающая мощным даром, оставалась незамеченной долгие годы.
-Вы перестарались с заклинаниями испуга, ректор! - проворчал старческий женский голос госпожи Транц. Ведиш поднял глаза и вздрогнул. Лицо Терома покрылось глубокими морщинами, в складках которых разливался красный огонь.
Ректор опустил голову, выбившиеся из прически седые пряди закрыли лицо от внешнего мира. 
-Простите! - прошептал Тером, словно провинившийся ребенок. 
Госпожа Транц, что заведовала целебной часть академии и вела лекции по самолечению и травоведению, разогнала оставшихся претендентов на поступление и обратилась к поникшему ректору.
-Господин Брадинс, происшествие должно остаться тайной. Сила, которой обладает девушка, слишком велика для того, чтобы использовать ее в столь юном возрасте. Предлагаю заблокировать часть магических потоков до наступления совершеннолетия.
Игнару разговор не нравился. Он помнил, чем закончилась подобная блокировка в прошлый раз. 
Давным-давно, когда Ведиш стоял перед турмалином и молился о том, чтобы кусок камня позволил безродному человеку пройти переводной экзамен на третий курс, испытание прервали. Оказалось, что среди претендентов находится маг пожиратель. Такие создания не обладают собственной силой, а пользуются магией окружающих, постепенно истощая их. Безусловно, магический резерв со временем восстанавливается, но не в том случае, когда силу забирают постоянно.
Пожирателя выявили быстро, поскольку уровень дара превышал возможности ректора. Силу мальчишки со смешным именем Рохан заблокировали, так как не смогли перелить магию из тела человека в турмалин. Это обстоятельство не насторожило никого из приемной комиссии. А долгие годы спустя ректор с преподавателями поняли, как сильно ошиблись. Настоящий пожиратель забрал магию из многих выпускников, подарив академии самый слабый выпуск за все годы существования. Но самое страшное заключалось не в этом. Когда блокираторы на силе Рохана слетели, он превратился в чистое магическое пламя. Мужчина стал демоном, которым до сих пор пугают детей в деревнях.
-Игнар, - позвал ректор, вырывая мужчину из пучины воспоминаний. - Нам нужна твоя помощь!
Ведиш заскрежетал зубами, но не повиноваться прямому приказу высшего мага не посмел. Для обряда в зале испытаний остались четверо преподавателей стихий. Воздух повиновался беловолосой женщине Изольде Вольфкрафт, возраст которой невозможно было прочитать по лицу. Время словно остановилось для нее в пик красоты и молодости. Изольду часто путали со студентами, оттого характер дамы желал оставлять лучшего. 
Магию земли преподавал могучий и широкоплечий Кирин Нот. Он отлично владел мечом и луком, устраивая время от времени студентам практику в самых опасных местах королевства. За воду отвечала женщина с огненными волосами по имени Карина. Несмотря на непрезентабельную внешность и ворчливый характер, на который сказались годы, проведенные у доски. Она отличалась математическим складом ума. Карине доверили расчет воздействия той или иной стихии на тело девушки. 
Огнем в совершенстве владел лучший друг ректора, его правая рука и соратник.  Тонкий, как кипарис, угрюмый и неразговорчивый Медалон Шин. Он следовал за Теромом, словно тень. 
Вода принадлежала ректору всецело. Порой казалось, что Тером воплощение Посейдона. Ни один маг воды не мог сравниться в тонкости плетений и ловкости, с которой Брадинс управлялся со стихией. Карина смотрела всегда на мужчину с белой завистью, помогая коллеге, что с годами стал другом.
Игнар в кругу был лишний, его задачей оставалось следить за общим состоянием девушки и в случае опасности остановить обряд.



Анна Ведышева

Отредактировано: 03.03.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться