Чужая в отражении

Глава 4

Когда покидали Драконье ущелье, тьма окутала землю. Дорога казалась бесконечным полотном - доской с сучками и выступами.

 Я не поднимала глаз, боясь встретиться взглядом с Роханом, который сидел напротив и молчал.

Карета остановилась на центральной площади города Рондома - столицы Фантисы, где я должна отбывать наказание. Третье королевство, в котором независимость государства во внешних делах и верховенство государственной власти во внутренних - существовало только на бумаге, как и суверенитет трех остальных королевств, находящихся под крылом императора Юлия, встретило серостью и сыростью. Несмотря на защиту горным хребтом от ветра,  Рондом славился частыми дождями и туманами. Сопровождающий помог мне выбраться, а потом обратился к извозчику с просьбой помочь с багажом.

Густой смог опустился на столицу, а мелкий моросящий дождь промочил одежду насквозь. Слева я увидела светлячка, что приближался и становился больше в размерах. Но лишь когда расстояние между нами сократилось до полутора метров, я смогла рассмотреть человека со стеклянным фонарем в руках. Его голову и плечи укрывал тяжелый темно-синий плащ, потому лицо увидеть не получилось.

-Приветствую! - коротко поздоровался он и жестом велел следовать за ним. Слабый свет, как огонек надежды, рассеивал полутьму и туман, а мою душу наполнило безразличие и тоска. Я так увлеклась собственными переживаниями, что не заметила, как сопровождающий покинул нашу компанию.

Через ворота, высотой не менее четырех метров, мы вошли на территорию монастыря под названием Святая Мазура. Я никогда не видела столь необычного строения: вся обитель представляла собой овальное строение с центральной композицией в виде фонтана под открытым небом. 

Жилые комнаты располагались на втором этаже, куда вели четыре лестницы из разных концов монастыря. Первый этаж занимали библиотека, столовая и учебные залы. 

Человек в синем балахоне сопроводил до комнаты, помощники кучера с багажом остались на пороге, не смея его пересекать. Выглядело это довольно странно, но усталость не позволила заострить на такой мелочи внимание.

Мужчина сбросил капюшон, останавливаясь у белой двухстворчатой двери с вензелями. Благородное лицо и длинный острый нос выдавали в нем знатного господина, но род занятий, как встреча преступницы, говорил о бедности рода либо долговой яме, в которой находился мужчина. Живя с отцом, я часто слышала подобные истории. Дерон не раз выручал любителей карточных игр из неприятных ситуаций.

-Ваша комната, Фиолетта! Завтрак ровно в восемь на первом этаже. Благородные девицы трапезничают за правым столом, - он замялся, пытаясь выискать слово, чтобы не обидеть внучку Кемерона Терниса, - такие, как вы - за левым! Но если вы сядите справа - никто не посмеет сделать вам замечание или упрекнуть!

Я кивнула и распрощалась с мужчиной, который так и не назвал своего имени.

Комната оказалась небольшой и скромной, больше подошедшей для монахини, что отдала свою жизнь служению древним божествам. По обе стороны от двери расположились два огромный шкафа, они давили своими габаритами, и создавалось ощущение, что помещение совсем крошечное. Чуть дальше в правом углу, рядом с окном, стояла полутороспальная кровать и туалетный столик. А напротив окна два прохода - один вел в уборную и ванную, другой - на общий балкон, который соединял еще три такие, как у меня, комнаты и открывал вид на ночной город. Туман не позволил рассмотреть красоты Рандома, потому я вернулась в спальню.

Усталость навалилась, как после дня упорной работы. Не снимая обуви, я прошлась по бежевому ковру, что ютился около кровати. После меня оставалась дорожка из грязных следов и нескольких листьев, что привезла с гор. Мокрое платье тяжело снималось с тела, оно то и дело липло к коже, мешая. Через пятнадцать минут мучений, я оказалась под толстым теплым одеялом и провалилась в сон без сновидений.

Солнечные лучи пробрались через тонкие тюлевые занавески и разбудили. Я чувствовала себя на удивление бодро и хорошо. Настроение оставалось скверным, но улучшилось, когда я увидела стоящие у двери чемоданы с вещами.

Выбор одежды пал на светло-розовое, практически белое платье с закрытым горлом. У меня не было вызывающей ткани ни в крое, ни в цвете, отец воспитывал в душе дочери благодетель и в тоже время растил ненависть к конкретному человеку. Мое нутро, пропитанное злобой и общением с обитателем черного зеркало, родило новые чувства и устремления, которые привели в закрытую обитель для благородных девиц, монастырь Святой Мазуры.

Я пропустила завтрак, все еще ожидая, что вот-вот откроется дверь, и на пороге появится Дерон Брадинс со словами о том, что он знает способ вернуть мне настоящий облик.

Время близилось к полудню, когда в дверь постучали. На пороге недовольно хмурилась низкая и упитанная женщина в возрасте. Передник с пятнами говорил о том, что это повариха. А рядом мальчик лет двенадцати с распущенными волосами, кончики которых аккуратно лежали в тарелке с супом.

-Господин Орнис, сказал, что вам нездоровится с дороги, и, не смотря на мои протесты, велел отнести обед, раз завтрак вы пропустили. Я считаю, чем быстрее вы смиритесь с собственной долей, тем легче будет освоиться!

-Спасибо, - поблагодарила мальчишку, принимая поднос с едой, и обещала даме явиться на ужин.

Наваристый бульон имел божественный аромат. В животе заурчало, но воспоминания о чужих волосах в тарелке заставили отказаться от супа. А вот второе и булочку с изюмом я проглотила. Набравшись сил, решила разведать обстановку.



Анна Ведышева

Отредактировано: 03.03.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться