Чужая Земля. Путь на Закат

Размер шрифта: - +

Пролог

Федор Акимцев

Повесть

«Чужая Земля. Путь на Закат»

Пролог

11 Октября 2018-го года.

Сергиев  Посад. Московская Зона Биологического Заражения.

                На улице шел легкий дождь. Зазвонили колокола на колокольне. Я посмотрел на наручные часы. Пять часов. На лицо упали капли дождя. Я не стал вытирать их, просто тряхнул головой. Потом снова посмотрел на крест. Это был обычный деревянный крест. Он был воткнут за могильным холмиком, который был сделан мной. На кресте было написано всего одно имя. «Евгения Валерьевна Золотарева». Женя. Что она значила для меня, женатого человека. Да, в общем, не должна она была ничего значить. Но я дал ей слово. Слово, которое я должен был сдержать, несмотря ни на что. Если даже я должен буду пожертвовать собой, я должен выполнить данное ей обещание. Я встал на одно колено, и вынул старый букет из графина, наполовину вкопанного в землю. Потом вставил туда свежий. После этого встал.

— Ладно, Жень. Я пошел, – произнес я, отходя от могилы.

            Я вышел за ограду, и закрыл дверцу. В последний раз, смотря на могилу, я увидел лежащую на столике пачку сигарет «Мальборо». Немного подумав, я взял ее. Потом пошел в сторону выхода с кладбища. Я шел медленно. Устало. Так всегда бывало, когда я приходил сюда. Мне было тяжело приходить на могилы к родителям, и к девушке, которую когда-то похоронил здесь. Я подошел к выходу, и выбросил букет в мусорку, после этого вышел с кладбища. Наверное, под дождем стоило накинуть капюшон, но делать это мне не хотелось. Вокруг ходили люди. Это были и обычные люди, которые просто приехали в Лавру. Были и другие. Это были работники, были солдаты.

            Лавра с самого основания города была его центром. Его культурным центром, центром его духовной жизни. А сейчас она была просто местом, где помимо отпущения грехов или советов старцев, можно было получить защиту. Как когда-то в крупных городах люди стекались в Кремль, так и сейчас люди стекались в Лавру, когда им нужно было что-то купить, или когда им было некуда купить. На мысли о покупке я вспомнил, что у Кати скоро День Рождения, и надо бы купить подарок. Потому и свернул на небольшой рынок, сделанный у ворот.

***

— Хороший товар, Профессор. Ты что, думаешь, что я тебя обманывать буду? – обиженно спросил Цыган.

            Он уже минут десять уговаривал купить одну из его безделушек. У него был неплохой ассортимент. Он делал ожерелья, бусы, браслеты. Из металла и из дерева. Все это было сделано кустарно, но довольно хорошо. Сам Цыган, мужчина лет сорока, бывший почти на голову выше меня, бритый, и носивший татуировку, в виде каких-то непонятных символов на виске, жил в поселении в районе Реммаша, но имел свою палатку на лаврском рынке. Меня он знал, потому что нередко заезжал торговать и к нам в Глинково.

— Да знаю я, что ты обманывать меня не будешь, – сказал я, беря в руку одно из ожерелий.

            Это было хорошо отшлифованное ожерелье. И также хорошо вырезанное. Оно было в виде совы, сжимающей в руках свиток. Из-за спины совы выглядывали лучи солнца. Все ожерелье, и сама фигура, и кольца, были покрыты тонким слоем краски. Сама подвеска была покрыта позолотой, а цепочка посеребрена.

— Сколько это стоит? – поинтересовался я.

— Две сотни, – с совершенно спокойным лицом назвал цену Цыган.

— А что так дорого, Цыган? – искренне удивился я.

— Работа, покраска, шлифовка. Думаешь, я их штампую, мне, вообще-то, тоже деньги тратить приходиться, – Цыган завел свою обычную песню.

— Ладно, ладно. Убедил, – тяжело вздохнув, прервал я.

— Берешь?

— А что мне еще остается? Подарок нужен, а дешевле, как я понимаю, ничего нет, – в который раз тяжело вздохнув, я достал кошелек.

— С коробкой? Или так возьмешь? В пакетике, – довольным голосом спросил Цыган.

— А за коробочку еще сотню потребуешь? – я усмехнулся, копаясь в кошельке.

            Цыган тоже усмехнулся, оценив шутку юмора. Я вытащил сотню из кошелька, не нашел там больше, начал лазить по карманам, ища остальные деньги. Нашел только пятьдесят рублей. И то, из заначки на проезд.

— Можешь не заворачивать, у меня двухсот нет.

— А сколько не хватает? – спросил Цыган.

— Пятихатки, – грустно вздохнув, ответил я.

            Цыган немного подумал, потом переложил ожерелье в пакетик, и протянул его мне.

— Давай сколько есть, только уж прости, в пакетике, – сказал он, протягивая мне пакет.

            Я отдал ему деньги, взял пакетик. Еще раз взглянув на ожерелье, я положил его во внутренний карман. Я был рад, что мне удалось купить подарок супруге.

— Ладно, спасибо за скидку, Цыган, – поблагодарил я торговца.

— Да не за что. Подарок супруге – святое. Тут мужик мужику помочь обязан.

— Все равно, спасибо. До встречи, – попрощался я, и пошел в сторону выхода с рынка.

            Я прошел мимо рядов палаток. В некоторых меня пытались задержать, чтобы я купил что-нибудь, но я проходил мимо. Вскоре я вышел с рынка.



Федор Акимцев

Отредактировано: 12.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться