Чужезасранец

Размер шрифта: - +

Эпилог

Эпилог

 

Стоял погожий майский денёк. На безоблачном, белёсом небе ярко светило солнце, лаская своим теплом город Глазго и его жителей. Джейми сидел в кафе «Drugate Brewing» на Hunter street. Откинувшись на спинку стула и закинув ногу за ногу, он слепым невидящим взглядом уставился на крышку стола. Перед его глазами в это время проплывали старые деревянные корабли семнадцатого века.

 

И бороздили суда воды Атлантического океана. Корпуса бригантин и фрегатов покачивало на волнах, а те с ритмичными шлепками бились о днища. Плотно подогнанные доски лениво скрипели друг о друга, паруса трепал бодрый ветерок, по палубе туда-сюда перемещались пассажиры.

 

Все они плыли в поисках новой, лучшей жизни.

 

«Тоже не мешало бы побывать в Штатах», — подумал о себе парень и пригубил кофе. Он повертел на безымянном пальце серебряное кольцо. Обычное, но очень старинное. Довольно грубой работы и материала. Его, вдобавок к обручальному, Джейми обнаружил на руке вскоре, как попал назад в будущее.

 

Из гроба Фрейзер приземлился спиной в какую-то неглубокую лужу. Вокруг было довольно темно. Вода смягчила падение, поэтому ударился он несильно, и поскольку валяться в ледяной жиже не очень хотелось, резво подскочил на ноги.

 

Пахло сыростью и землёй. Глаза, привыкшие к темноте, тут же начали различать вокруг камни и почву — он попал в пещеру. Джейми покрутился на месте и в каком-то углу пространства заметил еле различимый свет. Не раздумывая, ринулся туда. С каждым шагом становилось всё светлее, пока он не выкарабкался через небольшую и весьма неудобную нору на поверхность.

 

— Ну, здравствуй, двадцать первый век! — выпрямился во весь рост и радостными глазами обвёл безлюдный пейзаж вокруг. И тут же в замешательстве закусил нижнюю губу — в свете последних событий уверенность, что он попал в нужное ему столетие или даже тысячелетие, оставляла желать лучшего. — А это вообще Шотландия? — посмотрел на солнечное небо над головой и довольно равнинный пейзаж под ногами. Но тут же увидел небольшую полоску шоссе вдалеке и на ней грузовик с номерными знаками Евросоюза. — Ну, уже легче, — выдохнул обрадовано и вприпрыжку побежал на встречу с цивилизацией.

 

Но его радость, конечно же, не шла ни в какое сравнение со счастьем мамы, увидевшей сына, после того как его подвезла какая-то семья фермеров, направлявшаяся в Глазго. У сдержанной, воспитанной, степенной, умной миссис Фрейзер случилась истерика. Пришлось давать успокоительное. А потом ещё раз, когда она увидела шрамы на спине сына.

 

Конечно же, он заявил, что у него амнезия. А что ещё оставалось делать. Третью истерику мама бы без последствий уже не пережила. Она и так очень сильно постарела, похудела и осунулась за время его отсутствия. Да и отец тоже. Ему, кстати, пришлось сказать, что сын путешествовал по Миру с хиппи и многое повидал, да. Конечно же, человек с мозгами и ментальностью мышления Брайана Фрезера не поверил ни в одну из легенд, но допытываться и трясти сына за грудки не стал. Пожалел. Он тоже был счастлив его возвращению.

 

С каким же удовольствием Джейми впервые встал под душ. Это было настоящим райским блаженством. Выпил хороший кофе, побрился. А немного освоившись и отбившись наконец-то от врачей и даже журналистов, принялся за поиски.

 

Как и положено сначала полез в интернет. Открывал ссылку за ссылкой, жадно читая всё подряд, выискивая в текстах хоть одно знакомое имя или фамилию. Потом заявил родителям, что хочет съездить в замок к дядюшке, который, кстати, уже выставлен на продажу.

 

— Да только кому нужна такая рухлядь, — с лёгкой грустью ухмыльнулся отец.

 

— Мне, — в шоке от самого себя, признался Джейми. — Мне нужна. Не продавайте его.

 

Сел в свою красавицу, которую бережно хранили к его возвращению родители, и отправился в имение Леох.

 

В принципе, ничего существенного со «Стоунхенджем» не произошло — для трёхсотлетнего строения полтора года — мгновение, не больше. Как завороженный ходил парень вокруг заброшенного замка, вспоминая его цветущим и полным жизни при братьях МакКензи.

 

«И что же произошло после смерти Колама и Дугала? Хотя, о чём это я. Война» — вспомнил он восстание Якобитов. Проехал парень и в знакомую деревню Alltbeirhe, где они венчались с его «пугалом». Так, на всякий случай, ради любопытства.

 

Он много раз набирал в Гугле слово «Лаллиброх», но ничего толкового и осмысленного не выскакивало. Пришлось действовать наугад. Конечно же, той дороги от Леоха до имения жены, которой они ездили, уже нет, да и не запомнил он её толком, поэтому просто катался на машине по местности, где провалился в пещеру. Заходил в пабы, спрашивал официантов, заговаривал с людьми, но никто такого названия не слышал.



Кристина Мизухара

Отредактировано: 28.11.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться