Чужие правила

Размер шрифта: - +

19

Нас прервал возмущенный крик Анны Ивановны. Черт, застукала. Поспешно застегивая ремень, услышал шепотом: «Ты лучше». И Инка выбежала из класса.

Пока историчка орала на меня, пытался понять, что произошло, и чем это теперь обернется. На то, что скорее всего не получу аттестат мне уже было глубоко. Но мысль "Завтра об этом будет гудеть вся школа" меня испугала. Я переживал за реакцию брата. Но больше всего боялся, что узнает Катька. Перед глазами стоял тетрадный листок с прощальными словами. Сердце сжалось. Малая помешалась на мне, и я был не готов отвечать за последствия. Черт, ну почему инстинкты порой сильнее разума? Клял себя за то, что снова поддался Инкиным чарам. И что там еще сказала она? Что ей нужно от меня?! Лучше бы продал душу дьяволу.

«Последняя капля»… «бордель»… «не сойдет с рук»… До моего мозга доносились лишь отдельные фразы.

Не помню дорогу домой. Маман встретила с плюшками. Только кусок в горло не полез. Она надулась. Серега сидел в комнате с учебником в руках. Милый братец, ты же просто ангел у меня. Захотелось упасть перед ним на колени и покаяться. Ненавидел себя. Молча забрался на кровать и отвернулся к стене.

- Жек, что с тобой? Как… отработали? – его голос прозвучал так, будто он сам боится услышать ответ.
Что делать? Что?! Вывалить все или соврать? Он завтра все узнает. Все узнают. И Катюха… Что угодно только не надо... Не сейчас.

- Мы были с ней! - неожиданно полилось из меня против собственной воли. – На подоконнике прямо. Мы с ней были, Серег, понимаешь?
Я обернулся и посмотрел ему в глаза, не затыкаясь. Меня понесло. Чем больше говорил, тем жестче звучали мои слова. Матом. Не выбирая выражений, переходя на крик.

Меня не останавливали последующие удары и визг матери. Я оказался лицом в луже крови на полу. Помню только, что инстинктивно прикрывал голову руками.
Бей, бей, умоляю, замочи меня! Из нас должен остаться только один. Вот, чего она хочет. И это ты!

Когда помешательство кончилось, до моего сознания дошли истеричные рыдания матушки. Серега крепко прижимал ее к груди и успокаивал, успокаиваясь сам. Я подскочил к ним и обхватил, уткнувшись лицом в ее живот. Она еще сильнее разревелась. Чувствовал, как гладит меня по голове, и шептал бесконечное «прости».



Singing Fish

Отредактировано: 10.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться