Чужие правила

Размер шрифта: - +

21

За окном завывала метель. Мы с маман и Серегой наряжали в родительской комнате елку. Маринка с Катькой на кухне крошили салаты. До Нового года оставались считанные часы.

- Ма, вот чего мы опять это дерево наряжаем, если такое же на площади есть? А у вас полкомнаты колючками забито.
- Жень, не колючками, а иголками тогда уж. Когда ты, наконец, повзрослеешь, то поймешь, что это традиция такая. А традиции - это основа крепкой семьи.

Я уставился на свое отражение в ярком стеклянном шарике. Одним движением «сделал» себе губищи во все лицо и покорчил рожи.
Маман мягко вынула елочную игрушку из моих рук.
- Что-то мне подсказывает, что ты никогда не повзрослеешь.
Быстро чмокнул ее в щеку.
- Между прочим, я тут один взрослые мысли думаю. Вот сейчас в такси, например, самая жара. А вы меня не отпускаете. А могли бы на стол сегодня бутерброды с икрой наметать… трехэтажные!
- Ну как же мы без тебя, Жек? – вмешался братец. – Кто нас веселить будет?
- Ну как-то три раза уже обходились! А прошлый Новый Год я вообще в карауле отмечал. С автоматом в обнимку.
- Кто это там опять сбежать хочет?
Сзади ко мне прижалась Катька.
- Да маман все порывается. В лес, говорит, уйду, там с волками веселее…
- Женя! – остановил поток моего бреда матушкин строгий голос.

Я развернулся к Катьке и обхватил за пояс.
Она вся сияла. То ли от блесток, то ли от счастья. И была невероятно красива.
- Ну что, всю колбасу там заточила? Или хоть жопки в оливье покидала?
- Женя! – рассмеялись все хором. – Что несешь?

За стол утрамбовались, когда часы уже показывали без десяти полночь. Места на всех не хватало, поэтому Катьке выпала честь воссидать на моих коленях. Серега неожиданно встал и постучал вилкой по бокалу, как будто нас собралось человек семьдесят, не меньше.
- Мам, пап, у нас с Маринкой есть что сказать.
И он рассмеялся, узрев, как я пародирую его важную физиономию:
– Жек, хорош. В общем, мы женимся!

Что тут началось! Семьдесят человек нас бы не перекричало. Маман с отцом устроили бурный допрос с пристрастием. Катька хлопала в ладоши. Серега с Маринкой что-то активно разъясняли. Я нарочно низким голосом завыл «Черный ворон. Что ж ты вьешься…»

Этот галдеж наконец прервал бой курантов из телевизора. Катька обвила руками шею и впилась своими губами в мои.
- Не ешь меня, я тебе еще пригожусь, - пробубнил я и вновь поцеловал ее, уже с нежностью.
Вскоре мы отправились гулять на главную елку города.



Singing Fish

Отредактировано: 10.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться