Чужие правила

Размер шрифта: - +

16-23

 

Глава 16

Проснулся весь мокрый, с тяжелой головой. Всякая дурь снилась. Минуты две соображал, какое сейчас время суток. Понял, что глубокая ночь. Приспичило увидеть Ленку. Встал – пошатнуло – пошуршал в коридор - и на выход.

Долго монотонно стучал кулаком. Наконец открыла.
- Женя? С ума сошел?
- Ты одна?
- Ну да… ну, в смысле? Аня спит.
- Так почему ты мне не звонишь?! Скажи, тебе по хрен на меня, а?!
То ли озноб бил, то ли нервы. Но трясло так - аж зубы стучали.
- Чего ты кричишь?
Шагнула в подъезд и прикрыла дверь.
– Что с тобой? Ты болен?
Говорила шепотом, дотрагиваясь до моего лица. Минуты три - и все погасло.

Очнулся. Было светло. Осмотрелся – лежу в постели, в одних джинсах, в комнате никого.
Наконец вошла она. В строгом брючном костюме. В руках поднос с чем-то горячим. Присела рядом.
- Женька! Доброе утро. Как себя чувствуешь? Вот, поешь. Я тебе завтрак приготовила.
Смотрел на нее, не отрывая взгляда. Искал ответы. Ну почему ты так жестока? Неужели не понимаешь, как нужна мне сейчас? К черту еду! Мне необходимо лишь одно – чтобы обняла крепко. Что за стена между нами?
Потрогала мой лоб:
- Тебя ночью лихорадило. Я таблетку дала, вроде температура спала…

Леночка, милая, что ты несешь? Ну скажи то, что мне нужно, пожалуйста!

- Ну что с тобой? Ты меня пугаешь. Чего молчишь?
Склонила свою аккуратную головку на бок, пытаясь заглянуть мне в глаза.
- Женька, тебе плохо? Тебе поесть нужно…
- Сдохнуть мне нужно, - едва слышно прошептал я и закрыл ладонями лицо.
- Да что такое-то?
Отставила поднос и обняла, наконец.

Я вцепился так,что, казалось, все мускулы свело. Стиснул зубы чтобы не завыть.
- Жень, Жень! Задушишь меня! – и отстранилась.
Улыбка не успела появиться, как тут же стерлась без следа.
- Ты чего, ты плачешь что ли?
- Да пошла ты! – сорвался я.
Резко вскочил, и, кажется, задел ее больно. Черт. Ноги подкосились. Рухнул на колени – и башкой в пол. Закрылся руками. Голос сорвался на хрип:
- Ненавижу тебя, ненавижу!!! Что ты сделала со мной?! Я не хочу ничего, отпусти…
Было больно, и слезы без спроса заволокли мне глаза.
- Женька, хороший мой, ты просто заболел…
Вновь темнота.

И снова открыл глаза. Почувствовал себя намного лучше. Голова ясная. Ленка рядом.
Лежала и смотрела на меня. Улыбнулась. Было темно, и лишь желтый свет ночника рисовал ее милые черты.
- Как ты? – спросила она ласково.
- Все хорошо.
- Жень, прости, но тебе нужно уйти.

С минуту смотрел в ее глаза. Красивые, серьезные, холодные.
- Я понял.
Поднялся, нашел взглядом свою футболку, надел. Пошатнуло. Присел, чтобы снова не рухнуть.
Она встрепенулась. Привстала на кровати и двинулась ко мне.
- Поешь, пожалуйста.
И сунула в руку откуда-то возникший бутерброд с колбасой. Посмотрел на него как на муляж. Походу мой желудок сдох давно, и совсем не хотелось что-то в себя запихивать.
- Давай-давай.
Она начала совать еду мне в рот:
– Жуй, ты, похоже, не ел давно, еще заболел, поэтому тебе так плохо.
Повиновался без особого энтузиазма. С таким же успехом могла бы скормить мне кусок пенопласта или цветок комнатный. Не заметил бы.
- Он где? – наконец прервал я эту пытку.
- Придет скоро. Да и мне собираться пора. Скоро Анюту будить. Мы уезжаем…

 

Глава 17

Была суббота. На улице жара под тридцать. Я сидел на разогретом гранитном бортике, со спины обдаваемый освежающей моросью фонтана. Солнце слепило, глаза спасал длинный козырек новенькой кепки. Вокруг кишил разгоряченный народ. Школьники на роликах, дети с мороженым, влюбленные пары. Наконец, завидев одну из таких сладких парочек, направился прямиком к ним.

- Здаров!
Я приобнял брата.
- Привет, Жек! Вот, знакомьтесь. Марина. А это братец мой.
- Вы так похожи! – воскликнула мамзель.
Оценил ее взглядом. Привлекательная. Черные волосы выше плеч и челка. Солнцезащитные очки на голове. Короткие джинсовые шортики и открытый топ. Фигуристая.
- Приветствую Вас, о царица египетская!
Почему-то такая прическа всегда ассоциировалась у меня с Клеопатрой.
Она очаровательно заулыбалась.
- Да мы близнецы вроде бы, - ответил Серега.
На нем были джинсы и белая рубашка с закатанными рукавами, на глазах очки темные.
- Правда? А ты постарше выглядишь!
- Жек, у нас сюрприз для тебя есть! Он в машине. Потом покажу.
- Да ладно! У меня сегодня именины?
- Не, просто ты в последнее время зачах совсем, захотелось твою улыбку увидеть. Только мамке нервы больше не трепи, договорились? А чего мокрый такой? Купался?
- Не, кстати, мож искупнемся?
- Ну уж нет! – возразила Клеопатра. – Я на это не подписывалась, у меня купальника с собой нет.
- Да ладно, голая поплаваешь! – «разрулил» я.
- Э, Жек, не пугай девушку! Мариш, привыкай, это Жека. Хочешь, дам тебе рубашку?
Она еще немного поломалась, и мы отправились к машине.

Они сели спереди. Мамзель за рулем. Я запрыгнул назад. Наткнулся на чехол с инструментом.
- Это мой сюрприз?
И потянул к нему свои клешни, расстегнул молнию. Внутри глянцем засияла новенькая электруха.
- Да, Жек, эт тебе! – заулыбались в зеркале глаза. – Вот только комбики, все дела – это сам, ладно?
- Серж! Обожаю тебя!
Я накинулся обнимать брата через подголовник.
- Не души! – рассмеялся он. – Я хотел как лучше. Подумал - что ты все только на акустике-то рубишь? Как дите малое.
- Да уже ни на чем не рублю…
Вспомнилась последняя встреча с Малым, и я на миг погрустнел.
- А куда дел? Блин, Марин, надо было все-таки акустику брать…
- Спасибо, Серег!
На лице моем снова воссияла улыбка.
- Только мамке не говори, что я к этому причастен, ладно? А то прибьет.

Я был счастлив как ребенок. Решил прямо завтра сгонять в музыкальный магазин. Все-таки братец у меня самый лучший на свете! Только он способен вытащить из любой депрессии.
- Куда ехать-то? Кто-нибудь расскажет? – встрял задорный девичий голосок.

Через полчаса добрались до пункта назначения. Это было отличное местечко, где мы с Сержем провели не одно лето в детстве. Красивейший пруд, утопающий в сочной зелени грациозных ив. Искусственный песочный пляж, толпа народа.

- Ух ты, симпатично здесь! – прощебетала Маринка, когда подошли к берегу.
- Ладно, Жек, снимай свою футболку – девушке сесть нужно на что-то!

Я уже и без того скидывал с себя одежду. Поприкалывались над отсутствием плавок и поскакали с братом купаться. Ныряли, плескались, набесились вдоволь. Естественно, потерял в воде труселя. Как же без этого. Серега долго ржал надо мной. Маринка сидела на берегу, загорала. Попросили поднести нам шмотки. Я без стеснения вылез в чем мать родила, чем заставил девушку покраснеть и на минуту привлек всеобщее внимание. Серж чуть не убил. Оделись и поехали домой. Настроение было отменное. Хотелось обнимать всех встречных-поперечных.

Пока ехали, достал свой мобильник. Обнаружил непринятые звонки. Решил набрать неизвестный номер.
- Ало?
Гм... знакомый голос. Малявка! Козявка такая!
- Чего звонила?
Я по-прежнему был бодр и весел.
- Думала спросить…. увидеться.
- Ок. Скоро буду дома! Приходи!
Походу она сама не ожидала такого поворота событий. А мне было все пофик. Хотелось гулять, отрываться и ни о чем не думать.
- Жень, это я, Катя… - замялась она.
- Да хоть Петя! Приходи, говорю, - и отключился. – Покурить можно в машине?



Ирина Незабуду

Отредактировано: 13.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться