Чужие правила

Размер шрифта: - +

11-15

11

К Серёге добрался уже под вечер. Встрял в пробках часа на три.

– Привеет! – накинулось на меня всё семейство.

– Блин, Жек, я так рад тебя видеть!

Брат и вправду светился от счастья. Я тоже, успел соскучиться просто жутко.

Маринка убежала ставить чайник. Жили на служебной квартире. Серж работал в поликлинике местной, а жена сидела дома с дитём.

Уселись на кухне. Я, на мне десять кило Димки, Серж напротив. Болтали обо всём. Потом Маринка утащила ребёнка дрыхнуть, оставив нас с братом «посекретничать» наедине.

– Слушай, Жек, тут встреча одноклассников намечается. Давай сходим, там тебя одного все ждут, – начал братец новую тему.

Я поморщил нос, но он продолжил:

– Серьёзно, Жек, давай! В прошлый раз ты был просто звездою вечера, честное слово. Все только о тебе говорили…

– Ещё бы, я ж чуть не усоп, о чём ещё говорить, – вставил я.

– Да не в том дело. Просто вспоминали нашу учёбу, и оказалось, что кроме твоих дурацких выходок больше и обсудить-то особо нечего… Помнишь, как ты выпрыгнул из окна прямо посреди урока, когда АннаВанна заставила что-то там отвечать?

Я усмехнулся, а Серёга снова:

– Или как штаны при всех снял, это ж вроде тоже на истории было? Что-то АннеВанне круче всех досталось…

– Она была самая нервная.

– Да, а ещё помнишь, в столовке дежурили? Ты и там сумел накосячить. В суп дохлую мышь или крысу подбросил. Откуда хоть только взял, диверсант?

Серёга уже в голос смеялся:

– Так тогда повариха визжала! Почему-то никто даже не усомнился, что это сделал именно ты.

– Тихо ты, своих разбудишь.

– Жек, серьёзно, – резко угомонился брат. – Пойдём сходим? Меня в прошлом году замучили, сказали, чтоб ты обязательно был.

– Да нужен я им сто лет, Серёг! Просто я для них клоун, не больше.

– У-у, – обрубил он. – Не набивай себе цену, братиш. Между прочим, когда ты из больницы вышел, к тебе приходили наши… – он поднял глаза. – Гм… Кто же?.. Мазин точно, вроде Смирнова и кто-то ещё. Только ты, если не помнишь, послал их, ты вообще тогда был не в адеквате, хоть и говорить ещё толком не мог.

Я задумался.

Тогда я действительно пребывал в глубочайшей депрессии. И не потому, что являлся почти калекой. Меня не отпускала совсем другая боль.

Это был последний раз, когда я видел Ленку. Меня только перевели в палату, и она пришла. Открыл глаза – стояла надо мной.

– Женька… Бедный мой Женька. Как же это, – начала она траурным тоном.

Сильно жалею, что не смог сдержать слёз. Это было погано. Она же, как обычно, оставалась совсем чужой.

– Прости меня, если можешь, Женька, мой хороший…

Помню, как сильно сдавило сердце, будто прессом.

– Женька, пожалуйста, ради того, что между нами было, очень прошу тебя – сними обвинения. Когда придёт следователь… Мне сказали, если это, конечно, правда… что… если ты подпишешь, что не имеешь претензий, его не посадят. Прошу тебя, Жень, у нас же ребёнок. Пойми, я не могу остаться одна…

Дальше я не помню, что было. Или просто не хочу вспоминать…

– Ну что, Жек, ты как, согласен? Сходим, посмотрим, в кого сейчас превратилась Макарыч?

Я очнулся. Серёга что-то требовал, заглядывал мне в лицо.

– Постараюсь, – ответил я, хоть сам был ни в чём не уверен.

– Отлично, давай спать.

Он взъерошил мне волосы и встал из-за стола.

Позже, уже в постели, я осознал, что так и не предъявил свой главный аргумент – Смирнова! Она же всё передаст сестре, а напоминать обо мне Катюхе никак нельзя.

Но Сержу говорить уже ничего не стал. Мне не хотелось возвращаться в прошлое даже в мыслях.

 

12

 

После поездки к брату я решил продолжать бороться за Ведьму. Мне нужна была цель, чтоб не зацикливаться на прошлом, ничего не вспоминать, да и просто не сдохнуть со скуки.

У меня имелся простой бородатый план – влюбить в себя подружку, потом саму «жертву», потом добиться обеих и послать всех на. Но срок был ограничен, и из плана пришлось вычеркнуть пару пунктов. Задача упростилась до «добиться» и «послать».

Я, само собой, понимал, что это цинично и всё такое, но с некоторых пор мне стало глубоко.

Новая жизнь – новые правила. Никаких чувств, никакой боли. Это я себе обещал.

Набрал Анжелке вечером, после работы:

– Привет, Настюх, мы сможем встретиться?

Конечно, это была провокация. Просто Индеец что-то долго не отвечала, и я резко решил её немного позлить.

– Вы ошиблись! – прошипела она и тут же скинула.

Я набрал снова. Посчитал гудки – получилось восемь. На один меньше.

– Чего тебе? Меня Анжела зовут, а не Настя! И вообще-то, я просила мне не звонить…

– Окэ, – и я сбросил.

Теперь она перезвонила. Почти сразу. Выждал секунд двадцать. Взял молча.

– Знаешь, если ты думаешь, что если я блондинка, то меня волнуют только бабки и тачки – ты не прав. Я нормальная, а не какая-то продажная тварь! – разошлась Анжелка.

– Нормальная тварь? – переспросил я.

Трубка заглохла. Потом послышалось шмыганье носом. Я осознал, что балансирую на грани. Вряд ли Индеец уже по мне сохнет, и скорее всего ещё чуть-чуть и пошлёт. Реально и насовсем. Не я её, а она.

Но с собой сложней всего бороться.

– Так мы увидимся? – мягко спросил я.



Ирина Незабуду

Отредактировано: 13.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться