Чужими тропами-2

Размер шрифта: - +

Глава 9

Глава 9         

 

 

 

Отправиться спасать Таню с рассветом не получилось. Пришлось потратить немало времени на маскировку внешности Эла и покупку всего необходимого для похода.

Подумав, Рен решил, что поддерживать постоянно иллюзию будет слишком энергозатратным, куда проще отрастить волосы человеку и покрасить их в черный цвет. А чтобы его и Эла принимали за вампиров, Рен решил создать простенькие амулеты на основе крови девчонки. Ее должно было понадобиться совсем немного, но раз в сутки придется обновлять. Посмотрим, как вампирше понравится делиться собственной кровью.

Кстати, Кмелу дракон взял за покупками с собой, не рискнул оставить с человеком. Хоть воин стал вести себя адекватнее,  но все же порывался встать на защиту «бедной сиротки». Помимо кое-каких ингредиентов для создания маскировочных амулетов и краски для волос, Рен сразу же отправился в ближайший заказник и купил двух виргов. В этом мире лошадей не существовало, то ли их извела нечисть, то ли не было отродясь.  Зато были вирги, всеядные и очень выносливые существа, отличающиеся вредным характером и толстой шкурой. Ее не каждый волколак мог прокусить, что уж говорить о мелкой нечисти. Вирги были разновидностью ящеров, коих в этом мире водилось пять или семь видов, размером немногим крупнее лошадей, неприхотливые в уходе. В Тенебрисе считали, что вирги могут питаться даже камнями. Это было не так, животные действительно глотали мелкие голыши, но всего лишь для улучшения пищеварения. Так как люди практически не путешествовали, во-первых, из-за многочисленной нежити в лесах, во-вторых, потому что у большинства были хозяева, то виргами в основном пользовались вампиры или эльфы. Люди же, если куда-то ехали, то предпочитали хоть и медлительное, но более надежное средство передвижения – повозку, запряженную волами. Эдакая маленькая крепость на колесах. Хоть вампиры и считали людей пищей, рабами и просто низшей расой, но многими профессиями все же занимались сородичи Эла. Проще было бы сказать, что все делали люди, а кровососы всего лишь наслаждались жизнью. Ну, или посвящали себя науке, философии, творчеству. Самое смешное, как бы эльфы не презирали вампиров, сами они были немногим лучше их, потому что всю черную работу у них также выполняли люди. Поразмыслив немного, Рен пришел к выводу, что его сородичи постепенно скатываются к такому же существованию. Да, сейчас слугам платят и неплохо по меркам их мира, и девушек практически перестали воровать, в основном все они с радостью падают в объятия драконов. Но вот эта доступность, а еще корысть красавиц, постепенно меняет отношение молодых драконов к женщинам в целом. Они считают, что все в мире продается и покупается.

- Ух ты! – воскликнул Элхард, с удивлением и азартом рассматривая виргов. Все же Рен хотел как можно быстрее покинуть город, поэтому решил отложить преображение человека в вампира до привала. А пока просто накинул на него иллюзию. – Рен, да ты никак своих родичей нашел? Или предков?

- По мне лучше иметь в «предках» виргов, чем в родичах кровососущего паразита, - холодно отозвался Ренальд, его задела неуместная шутка.

Кмела от его слов всхлипнула, а Эл нахмурился, но дракон не собирался извиняться. Он не считал всех вампиров тварями, в его жизни даже среди них встречались занимательные личности, но оскорблять себя и своих предков он никому не позволит. К тому же девушка ему не нравилась, было в ней что-то скользкое, неискреннее. Он в который раз уже подумал о том, что надо было уйти одному. Оставить наемнику часть денег, и пусть бы сам решал, что делать дальше. Сделать так Ренальду не давала элементарная порядочность и подсознательный страх, что Таня его не простит. Ведь он и так перед ней виноват: не уберег, не защитил, не спас.

Весь день они ехали на запад. Все просьбы, предложения и даже требования Эла Рен игнорировал. Поскольку они сводились к одному – у ребенка затекли ноги и надо бы сделать привал. Нашел ребенка! Дети с таким томным видом не липнут к мужчинам. Может, сказать этому «папаше», что его деточка уже половозрелая и, судя по запаху, искушенная во взрослых играх особь? А оно ему надо? Если девчонка взялась окрутить Эла, то это просто прекрасно. До Тани им добираться еще дней пять, а может и все семь, так что у Кмелы есть все шансы. И тогда Искорка поймет, кому она необходима, как воздух, а для кого всего лишь очередное увлечение. А он будет рядом, чтобы поддержать, заставить забыть плохое, окружить заботой и нежностью.

На привал они остановились почти в сумерках, в одном из постоялых домов. Это было небольшое каменное убежище без окон, с окованной железом дверью. Такие дома располагались на протяжении всего пути, примерно в дневном переходе друг от друга.   Кто строил эти сооружения вдоль дороги, Рен не знал, да и не очень-то его это интересовало, главное, что они успели добраться туда до наступления темноты. Срубив несколько веток с листьями для виргов и наскоро перекусив, Рен завалился спать, чтобы хотя бы во сне увидеть свою Искорку.

Правда, ему еще пришлось прочесть своим спутникам лекцию о вреде ночных гуляний для жизни и здоровья. А также показать в дальнем углу, куда, кстати, определили виргов, ямку для естественных нужд. Но заклинание на дверь он все же повесил, вампе доверия не было.

 

 

***

 

Ночью мне приснился Рен, точнее, его дракон.

Я шла по серым, унылым улицам родного города, мимо пробегали такие же неприметные люди, проезжали машины. Куда я иду и зачем? Додумать не успела, дракон налетел на меня, чуть не сбив с ног, скрутился вокруг, накрыл крылом, отгораживая от моего сна, а может быть и мира.

- Рен, - душа встрепенулась, ожила. Я потянулась погладить дракона, но он уже сам ткнулся мордой мне в живот. Понюхал и зарычал. – Не нравится, как от меня пахнет? Мне тоже. Знаешь, наверное, я не твоя пара, во мне нет благородства и стойкости духа. Другая бы предпочла смерть насилию, а мне нравится жизнь.



Татьяна Бродских

Отредактировано: 05.07.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: