Чужое колечко

Размер шрифта: - +

Спасение

А наутро началась снежная буря. Вьюга бушевала так, что даже дверь было невозможно открыть, не только выйти на улицу.

Мы с Дарой сидели на печке. Я поведала ей свою историю, она мне – свою. Потом я рассказывала о своей бабушке, пела любимые песни. Дара тоже пела песни своей родины. Под их заунывный напев я заснула. Проснулась от того, что в дверь постучали.

- Видать, проголодались, раз в такую погоду за похлебкой пришли, проворчала Дара. А я точно знала, что пришли не за похлебкой, а за мной, потому что колечко на груди стало теплым и даже слегка запульсировало.

- Настасью велено к Клацу доставить, - услышала я глухой голос и кубарем скатилась с невысокой печки. Высокие меховые сапоги, теплые рукавицы, пуховый платок вокруг шеи да еще и капюшон на голову.

Дара с недоумением смотрела на то, как я быстро собралась. А потом подошла ко мне, порывисто обняла и дунула из ладони на меня и на того, кто за мной пришел каким-то порошком.

- Это устранит ваш запах и не даст собакам какое-то время взять след, - пояснила она. – Удачи!

Берк, а это был, несомненно, он, подхватил меня в охапку. Мне показалось, что даже сквозь меховые одежды я услышала, как бьются в унисон наши сердца.

Метель бушевала так. Что не было видно ни зги. Я лишь почувствовала, что меня усаживают во что-то наподобие саней. Я ухватилась руками за Викта и мы стрелой помчались вниз по заснеженному склону. Уткнулась лицом в спину моего спасителя, чтобы защитить лицо от встречного ветра. Когда спуск прекратился, он впрягся в сани и бегом потащил их за собой.

«Какие-то подростковые ухаживания», - успела подумать я, когда сани остановились перед какой-то пещерой в снегу. Внутри было немного потише. Берк на мгновение прижал меня к себе и прошептал на ухо: «Ничего не бойся, я с тобой», и нырнул внутрь в снежный тоннель. Сначала бежали в полный рост, потом пригнувшись, а затем пришлось передвигаться на четвереньках.

«Еще не хватало мне застрять здесь, как Винни-Пуху, погостившему у Пятачка», - невольно проскользнула мысль. – «Ну почему все совсем не так, как я себе представляла. Где ухаживания, романтика?». Зная, что Викт где-то впереди, я, пыхтя и отдуваясь, упорно продвигалась по тоннелю.

Романтика не заставила себя долго ждать. На выходе Берк подхватил меня на руки и быстро куда-то понес. Потом я почувствовала, что он уже не бежит, а перескакивает с кочки на кочку, преодолевая быстрый поток горной речки. Я обхватила его руками за шею.

«Эх, если бы даже я весила всего сорок килограммов, и то в тяжелой громоздкой одежде такая переноска была не каждому под силу», - сожалела я. – А ведь мой вес в два раза больше…»

Вдруг мне в завывании ветра послышался лай собак. Викт пошатнулся и едва не выпустил меня из рук. Я крепче вцепилась в него и сразу почувствовала, что он двигается из последних сил. Оказавшись на другом берегу, Берк неожиданно упал. Теперь уже я стала тянуть его вперед, спотыкаясь и падая на бегу. Я чувствовала, что кольцо на моей груди остывает, и сердце сковывала тоска. Слезы застывала на моем лице, оставляя ледяные дорожки.

Я остановилась, чтобы посмотреть, дышит ли Викт. Он еле слышно прошептал: «Мы в безопасности, на нашей стороне, любимая» и закрыл глаза. В тот же миг меня подхватили чьи-то сильные руки. Это пограничники пришли нам на помощь. От избытка эмоций я потеряла сознание.



Тусена

Отредактировано: 23.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться