Чужое небо

Размер шрифта: - +

Глава 21

Проснулась Ника от лёгкой тряски. Сопротивляясь силе трения, корабль вошёл в атмосферу Алиана. Очень скоро за облаками показалась поверхность, испещренная изумрудными водоемами, реками, и даже жерлами вулканов. Корабль пилотировал по диагонали. Поверхность под ним менялась, как переставляемые слайды. На горизонте показалась горная гряда с заснеженными верхушками, отражающими ослепительные лучи солнца. С воздуха Алиан выглядел необъятным и огромным.
Летательный аппарат совершил мягкую посадку на плато одной из горных цепочек, тянущейся вдоль густой кромки хвойного леса, изрезанного устьями бурлящих рек. Разглядывая иной мир, с интересом ребёнка, Ника поднялась с кресла и последовала за близнецом, которая позвала её следовать за ней.
Боковая дверь корабля с шумом откинулась наружу, и их сразу окутала хрустящая свежесть алианского воздуха. Снежинки медленно опускались на дивные земли Алиана, искрясь в лучах голубого свечения жгучего горного солнца. Прикрыв на миг глаза, Ника вдохнула глубже опьяняющий горный воздух, ощущая, как он разносится по её венам, словно наполняя таинственной магией, даруя легкость и свободу каждой её клеточке.
Покружив на месте, Ника подошла к краю достаточно крутого каменистого обрыва, парящего над долиной, как гигантский сверкающий айсберг. На его вершине местами алмазной россыпью поблескивал снег. Ника глянула вниз, где простирался удивительной красоты ландшафт: извилистые реки серебрились голубовато-изумрудными цветами, отражая солнечные блики на водной поверхности. Окружали долину большие и малые горы, покрытые плотной растительностью, где-то переходящие в широкие цветущие луга.
Плато, на котором они находились, принадлежало одной из самых высоких гор, величественно возвышаясь над остальными пиками.
Алианские пейзажи захватили одухотворённое сознание художницы. От немого восхищения, Ника не находила слов, чтобы описать свои чувства. Не представляя, как далеко находился мир Алина, она хотела с ним познакомиться.
Ника опустилась на край обрыва, и села, свесив ноги вниз. Облокотившись на локти, она откинулась, запрокинув голову назад, так чтобы видеть алианское небо. Прищурившись от яркого небесного светила, Ника посмотрела ввысь на одно из самых незабываемых творений Вселенной. По розоватому небу, медленно плыли фиолетово-золотистые облака, частично закрывая солнце. Она всматривалась в каждый штрих небесного рисунка, отмечая плавную смену его очертаний и цветовой гаммы, становясь то ярче, то бледнее, таким образом, наполняя картину новыми оттенками.
Ниис незаметно расположилась рядом с Никой, повторив её положение тела. Какое-то время они сохраняли молчание, которое вовсе не являлось неудобным или неловким, напротив, казалось совершенно естественным. Никой вновь овладело чувство восхищения от произведений искусства небесного художника, которое являлось для неё неоспоримым мастерством. Ника оставалась молчаливой, опасаясь лишить себя идиллии возникшей между ней и самой природой.
Взглянув на сестру, Ниис улыбнулась:
— Небо демонстрирует нам удивительную красоту и свободу, — заворожёно произнесла она.
— Поэтому оно так притягивает. Смывая все границы, небо усиливает наше воображение, помогает воспарить нашему сознанию в те легкие и совершенные формы.
Закинув локти за голову, Ниис упала на землю всем телом, впитывая покой и тишину окружающих гор.
— Наблюдения за небом, помогало мне раньше избавиться от тревожных мыслей, — тихо буркнула Ника, по-прежнему разглядывая небесные картины.
— На Земле я часто любовалась закатами, восходами… пасмурным и ясным небом. Оно всегда олицетворяло для меня что-то особенное, а непросто небо над головой. В какой-то степени, в нём я находила зародыши моих произведений. Подолгу всматриваясь в небо, оно как будто раскрывало мне нечто таинственное, шептало о чём-то далеком и неизбежном. Здесь же оно совсем другое, массивнее что ли…
Ниис выставила перед собой правую руку ладонью вверх, растопырив пять пальцев.
— Вытяни руку.
Беспрекословно Ника последовала её примеру.
— Теперь внимательно смотри на пальцы, — говоря, Ниис повернулась к художнице. — Видишь, как чистые энергии Алиана сталкиваются с твоим физическим телом и проходят сквозь тебя?
От удивительных ощущений, Ника приоткрыла рот, залюбовавшись происходящим. Настолько сильное созвучие всех частиц, поражало её нутро. В этом моменте не существовало ничего, кроме единого целого со всеми существами в слиянии с энергиями космоса и самого Алиана. Ни прошлое, ни будущее не имели значение по отдельности, только момент сейчас, в котором существовало всё бесконечно.

***

На том же плато они сидели, скрестив ноги, среди каменистых выступов, плавно обтесанных ветрами.
— Расскажи мне о своей жизни там, на Земле… — попросила Ниис, глубже застегивая воротник своего плотного костюма. Грива её удлиненных волос колыхнулась, мерцая в золотисто-голубых лучах солнца.
Этот образ близнеца, Нике показался таким бесподобным и неповторимым, что ей захотелось, запечатались его на холсте. Смотрящие на неё теплые синие глаза умели согревать одним взглядом. Ника задумала, а могла ли она, точно так же дарить кому-то тепло и поддержку?
— Так что, расскажешь? — повторила Ниис.
— Моя жизнь отличалась от той… — художница запнулась, вновь осознав своё местонахождение в ином мире.
— От жизни на Актаросе? — помогла Ниис.
— Ага, — отводя взгляд, усмехнулась Ника. Возвращаясь мыслями в прошлое, которое казалось столь далеким, она вдруг поняла, что ей особо-то нечего рассказать.
— С детства я любила рисовать, — начала она обыденный и скучный рассказ, — Мои работы, кстати, пользовались успехом у людей. Какое-то время я много путешествовала, пока не связала свою жизнь с другим человеком. Но, к сожалению, у нас с ним ничего не вышло.
Ника избегала взгляда сестры. Их разделяло так много и так мало одновременно. Очевидные возможности Ниис, делали её слабой копией своего близнеца. Умением управлять внутренними силами отражая их во внешний мир, Ниис напоминала ей Шатэ. От обеих исходили мощные энергии, оставляя невидимый след в пространстве, который ощущался на физическом уровне. По этим параметрам, Шатэ приходилась, куда большим близнецом Ниис. В отличие от неё, они могли позаботиться о себе и других, могли защитить себя.
Заметив печаль в глазах сестры, Ниис позволила себе смелость, проникнуть в её открытые мысли.
— Ты не должна расстраиваться, сравнивая нас. Наша мать сделала выбор за нас. Я никогда не была на Земле. Мне сложно представить, какого это жить там, где столько противоречий. Ты — сильная, Ника, помни об этом.
Без особого энтузиазма, Ника кивнула, сама того не понимая, с чем соглашается.
На горизонте показался закат, одновременно сменяющийся восходом по другую сторону. Это явление даровало Алиану вечный день. Ника восхищенно завертела головой, наблюдая два солнца сразу, вместе с тем заметив, как на небосводе, показался огромный диск одного из спутников Алиана.
Непривычная смена природных явлений отвлекла Нику от темы их разговора, и она не удержалась от собственного вопроса:
— Значит, теперь Алиан стал твоим домом?
— Дом там, где мы сами захотим его создать. — Ниис догадывалась, что объяснения подобного рода выглядели для её сестры слабым ответом. — Если твоё сердце рвется обратно, туда, где ты выросла, и ты уверена, что там тебя ждут куда более серьезные задачи, чем пробудить от тёмной силы свою истинную цивилизацию творческой энергией и вернуть им силу, тогда возвращайся.
Ника чуть было не поперхнулась. Неужели кто-то с момента похищения сказал ей, что она может вернуться. Почему же тогда Ниис отказала ей, когда они были вблизи Земли.
— Главное не торопись с решением, — тут же поправила себя Ниис.
— Если я часть вашей цивилизации, то почему я не чувствую с ней связь?
Смех Ниис заполнил горную вершину, так сильно напомнив по своему звучанию советника, что художнице показалось, будто рядом с ней воплотилась сама Шатэ.
— Это легко объяснимо, — заверила Ниис, продолжая посмеиваться. — Вот смотри, ты продолжительное время подвергалась иным вибрациям. По отношению к нашим вибрациям они слишком грубые. Разумеется, в данном случае потребуется время. Думаю, поэтому Шатэ не торопилась, насколько это было возможным. Она лучше всех знает о времени. Соединение разных вибраций в одном теле, может быть очень опасным, особенно для неподготовленных, таких как — ты.
— А давно ты знаешь о моем существовании?
Ниис вдруг стала серьезной.
— Я ничего не знала о твоём существовании, пока не почувствовала твой призыв о помощи. Тогда я попыталась связаться с Аникой — нашей матерью. Она не вступила со мной в прямой телепатический контакт, но отправила в виде сообщения хронологию о тебе.
Ника не совсем поняла, что это за сообщение такое, но решила сосредоточиться на более важных вещах.
— Она не сообщила, почему её нет рядом с нами, когда столько всего происходит! Когда она так нужна здесь!
Покачав головой, Ниис абсолютно спокойно ответила:
— Значит, у неё есть на то причины. У алианцев не принято бросать детей и наша мать не исключение. Её не было рядом со мной физически, но ментально она часто приходила ко мне.
— Ментально? — повторила Ника, скривив физиономию.
— Угу…
— И она ничего не говорила обо мне?
— Нет.
— Она обманывала нас столько лет, — с претензией заявила художница.
— Она пошла на это ради нашего будущего.
— Ради какого будущего?
— Будущего Актароса.
— Это она, так тебе сказала?
Они посмотрели в упор друг на друга.
— Нет. Я просто знаю это.
Не отводя взгляда, Ника недоверчиво вздёрнула бровь.
— Когда ты жила на Атаросе, ты знала, где находится наша мать?
— Она никогда не сообщала мне, о своём местонахождении, ради нашей безопасности. С ранних лет я стала ученицей одной из школ, которая была моим домом. Окруженная великими знаниями, я занималась развитием своих способностей и меня это устраивало. Раньше почти все алианцы с ранних лет постигали учение, живя в школах со своими учителями и те, кто делал больше успехи шёл учиться дальше. И так жили все алианцы. Я знала лишь то, что Аника была путешественницей, и давно покинула Актарос. Подобное является редкостью и не приветствуется, однако случается с теми, кто долго путешествует между мирами. И потом, наша мать помимо межпространственных путешествий обладает даром предвидения, а это порой очень тяжкий груз.
Приняв во внимание тот факт, что Ниис смотрит совсем иначе на поступки их матери в силу своих знаний или убеждений, Ника вынужденно кивнула ей.
— Ладно, а кто наш отец? Ты, его видела?
После долгой паузы, пожав плечами, Ниис ответила:
— Им может быть кто угодно.
— Кто угодно? — удивилась Ника, хотя ей следовало уже привыкнуть, получая неординарные ответы на свои вопросы. — Что это значит?
— Скорее всего, он являлся обычным генным материалом, взятым из лаборатории.
— Генным материалом… — она замолчала, затем резко засмеялась. — О чём ты говоришь?
— Ах, видимо ты не в курсе. Генная инженерия алианцев уже давно на высоком уровне, что дает нашей цивилизации правильную эволюцию.
Тем временем, их спины начало заметно пригревать. Голубой диск на небе, взойдя с другой стороны, нагревал воздух достаточно, чтобы снежные верхушки стали немного подтаивать.
— Нам пора, — направляясь к кораблю, махнула Ниис.
— Постой, как уже?
Ника собралась узнать гораздо больше о генной инженерии алианцев, а тут вдруг им пора уходить. Насколько бы ей не хотелось узнать больше, ей ничего не оставалось, как последовать за сестрой, оставив эту важную тему на следующий раз.



Eydie Miller

Отредактировано: 22.05.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться