Чужое небо

Font size: - +

Глава 4

    Подняв голову, Ника увидела над собой две высокие фигуры. Она тут же вскочила на ноги, разглядывая незнакомку рядом с Мэвисом. Ей и в голову не пришло, что ещё кто-то в этих затерянных и диких местах может к ним присоединиться. Тем не менее, она надела на лицо вежливую улыбку и выжидающе посмотрела на Мэвиса, требуя объяснений.
— В нашем походе прибавление, — заявил высокий блондин. — Мне жаль, что приходится вот так тебе об этом сообщать. Это Тасмин, — он указал в сторону девушки, наблюдая за удивленным выражением лица Ники. — Она присоединится к нам, ты ведь не против? — он быстро улыбнулся. — Тасмин — та ещё путешественница, — закончил Мэвис.
    Ника нехотя ответила на предложенное рукопожатие, теряясь в собственных догадках, с подозрением рассматривая внешность Тасмин — худощавая, высокая, с грацией пантеры. Её крупные глаза завораживали сиянием насыщенных фиолетовых оттенков. Ника подумала, что у девушки, возможно, цветные линзы, потому что глаз с таким естественным цветом просто не бывает. Она обратила внимание, что между Мэвисом и его знакомой имелось что-то общее, объединяющее их. Вот только что?..
— Рада знакомству, — произнесла она.
— Поверьте, я тоже, — заверила Тасмин, глядя в синие глаза художницы. На мгновение она подумала, что держит руку той, чьё лицо она не могла забыть уже несколько лет.
      Мэвис снял с огня закипевший чайник.
— Может, нам всем выпить лесного отвара? — отвлекая от затянувшего рукопожатия, спросил Мэвис.
      Ника охотно кивнула, разрывая их зрительный контакт. Они сидели у костра, языки пламени начали угасать под звёздным небом, превращаясь в маленькие светящиеся угольки. Тасмин оставила их наедине ещё до того как стемнело. В её присутствии между ними сохранялся момент неловкости.
— Наверное, я пойду. Хочу встать пораньше, — сказал Мэвис и поднял голову, наблюдая мириады звёзд мало известной ему солнечной системы.
      Ника повторила за ним и посмотрела в глубокое тёмное небо. Простор огромного космоса развернулся над её головой. Ни луны, ни облачка. Сплошное тёмное небо, усеянное светящимися точками. Здесь, в горах они сияли гораздо ярче, чем в городе. «Где-то сейчас кипит жизнь в какой-нибудь столице мира”-подумала Ника, вспоминая о Лоране, с которым она не общалась с того самого последнего звонка. Сию секунду ей захотелось, чтобы он оказался рядом с ней, тут, в Крыму. Непреодолимая тоска завладела её сердцем, внутри поселилось странное чувство, что она никогда его не увидит.
— Тогда до утра, — сказала Ника и, пожелав спокойной ночи, направилась в сторону палатки.
В тени угасающего костерка она заметила, как он кивнул, изобразив слабую улыбку.
— Еще увидимся, Ника, — ответил Мэвис, исчезая в ночных сумерках.
      Этой ночью сон никак не шёл к ней, заснуть удалось лишь под утро и то ненадолго. Расстегнув спальный мешок, Ника вылезла из палатки. На фоне горных холмов перед ней раскинулось чистое голубое небо. Свежий горный воздух, наполненный запахом трав, можжевельника и сосен, подействовал на неё как тонизирующий напиток, окутывая тело и душу своими нежными объятиями.
      Она заглянула в палатку Мэвиса, но там его не оказалась, как и в пределах досягаемой видимости. Вспомнив ночной разговор, она предположила, что ещё на рассвете он ушел в горы. За спиной послышался шорох, и Ника мгновенно обернулась.
— Мэвис будет не скоро, — сообщила Тасмин и, вместо слов приветствия, протянула горсть можжевеловых ягод. Ника удивилась, откуда в Крыму, в начале лета могут быть спелые ягоды. — Нам нет смысла его ждать. Предлагаю пройтись до пещеры, что недалеко отсюда.
— И что же такого в той пещере? — настороженно спросила Ника, пробуя на вкус ягоду.
— Дверь в другой мир, — без тени сомнения отвела Тасмин.
      Ника рассмеялась, над её ответом, как над хорошей шуткой. Её ничуть не удивили слова девушки, поскольку в глазах художницы она выглядела, как любитель комиксов в поисках неведомой силы. Она читала о крымских местах, которым приписывали всякие загадки, что вполне могло привлекать сюда таких путешественников, как Тасмин или Мэвис.

***

      Витая где-то в своих мыслях, Ника машинально следовала за Тасмин, стараясь не отставать.
— Мы на месте, — неожиданно сообщала Тасмин.
      От ее резкого возгласа, Ника тут же встрепенулась, упираясь взором прямо в высокую скалу. Вокруг узкой, тёмной расщелины, зияющей в скале, похожей на невидимый природный вход росли удивительные по красоте вьющиеся цветы. Место имело необычную энергию, которую Ника сразу почувствовала. Создавалось ощущение вакуума, никаких посторонних звуков. Обострившееся вдруг чутье художницы, повело её именно к той самой узкой расщелине. Тасмин со стороны наблюдала за её реакцией.
— Мы пойдем внутрь? — спросила Ника, чувствуя себя неуютно, и этому странному чувству она не могла дать конструктивное объяснение.
— Именно за этим мы сюда и пришли, — ответила Тасмин, собираясь протиснуться сквозь скалистую щель.
      Она осторожно зашла в пещеру вслед за Тасмин. Ничего необычного внутри пещеры не оказалось, разве что воздух стал каким-то влажным и прохладным, но он не был неприятным. Напротив, пахло свежим морем, будто она находилась на морском берегу, а не внутри голой каменной скалы.
— Мы пришли, что теперь? — с видимым любопытством поинтересовалась художница.
      Они уходили всё дальше от той расщелины, через которую сюда попали.
— Теперь мы отправимся в другой мир, — отозвалась Тасмин, не вдаваясь в подробности
      На её ответ Ника отреагировала громким смехом, звук хохота облетел каменистые стены и эхом вернулся обратно. Конечно, она не верила, что Тасмин покажет ей другой мир, но она, безусловно, подогревала её интерес к этому месту. И такого дикого желания прикоснуться к чему-то новому Ника давно не испытывала. Слова Тасмин, какими бы бредовыми они не казались ей, разжигали внутри неё огонь первопроходца.
— О! Я вся в нетерпении… — продолжая хихикать, подразнила Ника.
      Следуя за Тасмин, Ника вдруг поняла, что становится светлее, хотя должно быть наоборот, ведь они продвигались вглубь пещеры. Свет струился откуда-то сверху, распыляясь внизу в очень мягкое освещение, напоминающее солнечный закат. В голове тихо и ненавязчиво зазвучала странная, успокаивающая мелодия. Ничего подобного Ника ещё не слышала. Необычайное сочетание звуков в её голове делало мир вокруг лёгким и радостным. В пещере было очень тихо и уютно. Единственное, что настораживало художницу — ощущение чужого наблюдения, но оно не было неприятным. Тасмин пояснила это как систему стражей, которыми обеспечены любые подобные места.
      Для художницы их путешествие становилось все интереснее. В какое-то мгновение она поверила словам Тасмин о другом мире. Однако это ничуть не испугало её, скорее наоборот — подогревало сильное желание увидеть что-то необычное.
      Коридор, по которому они шли, начал расширяться, переходя в огромный высокий каменный зал, по краям которого располагались огромные каменные сидения, похожие на длинные скамьи, выбитые кем-то прямо в скале. Всё вокруг вызывало в художнице бурный восторг. Она словно попала в место, оставленное далёкой развитой цивилизацией, некогда жившей на планете и обладающей большими возможностями. Посередине этого необычного зала возвышался каменный постамент, на котором сиял всеми цветами радуги огромный гранёный кристалл. Он сверкал и переливался, ослепляя разноцветными вспышками, похожий на маленькое солнце, кем-то спрятанное в каменную пещеру. От новых впечатлений у Ники не хватало слов, чтобы выразить весь восторг, который она испытывала. Она побывала во многих уголках планеты, но ни одно место не могло сравниться с этим.
      Ника подошла поближе, попадая в сияние кристалла. Он был материальным, невероятно большим и великолепным. Для неё это выглядело необыкновенно красивым явлением, способным вдохновить, и вызывало в ней странный восторг приобщения к чему-то великому.
— Странно, что ещё никто не заявил об этом месте, — завороженная необычной красотой, произнесла Ника.
— Даже если люди будут ходить по пещере, но они никогда не найдут этот зал с кристаллом.
— Но мы же нашли его, — заверила Ника.
— Мы — это совершенно другое дело, — ответила Тасмин, наблюдая восхищение в глазах художницы. — Никто не может увидеть кристалл. Чтобы его обнаружить, его нужно активировать, а людям это пока не под силу.
      Тасмин подошла к кристаллу, и тот засиял ещё ярче, реагируя на её присутствие. Исходящий от него свет буквально слепил, не давая на него смотреть.
— Откуда тебе это известно? — полюбопытствовала Ника.
— Наша раса обнаружила его очень давно — много сотен лет тому назад. Теперь он служит нам порталом на Землю. Когда-то из большого космоса на эту планету прибыла одна цивилизация. Они поселились здесь и, чтобы иметь связь с домом, построили этот портал, который находится в рабочем состоянии по сей день.
Ника вытянула лицо, ошарашенная рассказом Тасмин.
— Ты шутишь, верно? — уже серьёзно спросила Ника. — Или это какая-то игра?
Тасмин не стала доказывать обратное, да ей и ненужно было. Очень скоро она завершит свою миссию, и тогда это уже не будет иметь никакого значения. Она знала, что художница не воспринимает её слова всерьёз, и это облегчало задачу. Они двинулись вглубь зала, проходя мимо огромных жёлтых плит с выбитыми на них символами.
— Что скажешь насчёт этой письменности? — разглядывая символы, с поддевкой спросила Ника.
— Это очень древние руны, — пояснила Тасмин.
      Ника хотела ближе рассмотреть наскальные плиты, но Тасмин последовала дальше, огибая большой кристалл.
— Так ты думаешь, это когда-то принадлежало некой цивилизации из космоса?
— У меня нет времени тебе об этом рассказывать, — прямо ответила она. — Кристалл, который ты видишь, должен упорядочить твои вибрации, перед тем как ты покинешь Землю, и подготовить к межпространственному путешествию.
— Тасмин, это уже не смешно! — раздражённо воскликнула Ника.
— Я ещё ни разу не пошутила Ника…
Тасмин вынула из кармана кристалл, обрамленный белым металлом, размером с ладонь. Теперь до художницы начало доходить: всё, о чем рассказывала Тасмин, являлось правдой.
— Что ж, надеюсь, ты готова увидеть другой мир.
— Постой! — заволновалась художница. — Что здесь, чёрт возьми, происходит?!
      Воздух вокруг завибрировал мягкими волнами, искрясь и сгущаясь, открывая таинственную невидимую дверь.
— Не сопротивляйся, — сказала Тасмин твёрдым голосом и потянула художницу за руку.
— О чём ты… — её слова оборвались на полуслове перед яркой вспышкой.
Ослепительно голубоватый свет заполнил всё пространство. Сплошной яркий свет, ни начала, ни конца. Ничего. Только голубовато-белый свет, окутывающий тело. И в этой переливающейся серебристыми искрами тишине появился выступ, похожий на прозрачный трап летательного аппарата, на котором стояла очень красивая молодая женщина. Её длинные светлые волосы то плавно развевались, будто тронутые дуновением ласкового ветерка, то опять застывали, магически сверкая серебристыми бликами. Белое лёгкое платье, похожее на мерцающую тунику, подобно волосам развевалось, то неторопливо опускалось, спадая мягкими складками вниз, делая незнакомку похожей на дивную богиню. Находясь на какой-то незримой грани сознания Ника наблюдала, как высокая блондинка направляется прямо к ней, все также легко скользя по трапу, оставляя за собой длинные, вспыхивающие серебряными искрами развевающиеся нити.



Eydie Miller

Edited: 06.01.2019

Add to Library


Complain