Чужое небо

Размер шрифта: - +

Глава 10

  Миновав прозрачный туннель, соединяющий два здания, Ника оказалась во внутреннем дворике. Она прошла вглубь искусственной террасы, и оказалась перед безликими серыми дверьми. Сбоку от дверей была установлена приборная панель, почти такая же, как в её апартаментах. Лёгкое волнение охватило её нутро. Что же на сей раз ей стоит ожидать от урока?
Лия поднесла руку к панели, и через мгновение двери открылись. Дальше Ника пошла одна. Она вошла в небольшой, вытянутый, но уютный зал. Смежные двери зала открывали потрясающий вид на цветущий сад с фонтаном в самом его центре. В воздухе царила атмосфера красоты и умиротворения.
      Ника с любопытством оглядывалась по сторонам, пока её взгляд не упал на Шатэ. Она остановилась, наблюдая за своим новоиспечённым учителем. Высокая блондинка почти касалась растений, но не дотрагивалась до них физически.
Заметив её появление, Шатэ грациозно вошла в зал. Стройное тело Советника облегала тонкая мантия, а светлые волосы свободно покоились на плечах. Пронзительно посмотрев на свою гостью, Шатэ подошла к ней ближе. Находясь под пристальным взглядом Советника, теперь Ника с уверенностью могла сказать, что глаза, так же, как и руки, могли совершать прикосновения.
— Рада видеть тебя, — поприветствовала Шатэ, показав жестом следовать за ней.
      Кивнув в знак приветствия, Ника двинулась в указанном направлении. Она сравняла шаг с советником, чтобы видеть её лицо.
— После нашего разговора о проблемах алианцев, мне стало кое-что интересно…
Шатэ никак не отреагировала на эту реплику. Она задумчиво смотрела куда-то вперёд. Однако это не остановило Нику, и она продолжила:
— Когда я шла по улице с Мэвисом, ему все улыбались. Все! Понимаете? Все, кто попадался ему на встречу. Если честно, я не заметила, что вашей цивилизации нужна посторонняя помощь. На Земле люди так не ходят, улыбаясь каждому встречному. И это нормально.
— Поэтому, нам и нужна твоя помощь. Их радость вызвана искусственно, и они даже сами того не понимают. — Лицо Советника омрачилось. — Но главное, их сердца ещё умеют чувствовать. Если бы мы потеряли и это… — она замолчала на секунду, — …тогда бы пришел конец нашей цивилизации, конец для шанса, который мы пока можем использовать.
      Шатэ окинула Нику долгим взглядом, словно выясняла, может ли она доверить ей что-то очень ценное.
Они вышли в благоухающий сад, которым Ника недавно любовалась. Изящно выстриженная живая изгородь как будто отделяла их от остального мира. Усеянные всевозможными яркими цветами геометрические лужайки, напоминали своей формой причудливых сказочных персонажей. Шум фонтана сливался со звонким щебетанием птиц, окуная в мир звуков природы.
      Они обогнули фонтан, женщины оказались на извилистой тропинке, в гуще буйной растительности, среди которой находилась выгравированная скамейка из цветного камня, утопающая в пышном, жёлто-синем кустарнике.
Шатэ присела первой, сложив утонченные руки себе на колени. Недолго думая, Ника последовала её примеру.
— Здесь красиво, — заметила художница.
Советник непроизвольно улыбнулась. Однако улыбка быстро спала с её лица.
— Я должна рассказать тебе нашу историю.
      Звук её голоса заставил Нику вздрогнуть. Она посмотрела на Шатэ, не зная, что ответить.
— Значит… урок истории, — заколебалась она, всматриваясь в профиль советника.
— Настоящая, неподдельная история — это великая ценность, — тихо заговорила Шатэ, продолжая бесцельно смотреть вперед.
— Говоря о прошлом, ничего нельзя знать наверняка, — фыркнула художница, покачивая головой.
— Все гораздо проще, чем ты думаешь. Обладая знаниями и силой, можно изъять любую информацию прошлого из окружающего нас пространства. Существует хроника истории.
— То есть?
— Объясню позже. Что же касается нас, то любая информация из прошлого доступна на уровне сознания с рождения каждому алианцу.
      Ника посмотрела прямо перед собой. Вдали сияли горные пики, сливающиеся с бледно-розоватыми барашками облаков на фоне ярко-фиолетового неба.
— Наш мир погряз в войнах, физическом и духовном голоде… — мысли о тех временах вызывали у Шатэ сострадание, и от художницы не утаился след печали на её лице. — Алианцы не знали, как им пережить то, что уже было не остановить.
— За что шла война между алианцами? — заговорила Ника.
— К тому времени войн между собой не велось. Это осталось в прошлом. Война шла между алианцами и другой цивилизацией. Когда-то к ним обратилась раса фефсов, с просьбой впустить их на земли Алиана. Их приняли, руководствуясь состраданием к другим. Алианцы были очень доверчивы и открыты сердцем. Однако фефсы оказались обычными захватчиками, блуждающей цивилизацией в космосе, лишённой дома из-за агрессии внутри собственного вида. Их выживание основывалось на порабощении других существ. Позднее Высший Совет понял истинную цель фефсов. Служители Совета пытались обучить их нашим практикам, показать другую сторону развития, но все оказалось безуспешным. Фефсы-варвары, которых интересовал захват чужих земель. Они прибыли, чтобы отвоевать всю планету. Конечно, алианцы не собирались сдаваться без боя. Так началась война, к которой они не были готовы. Военный запас был небольшим. Тогда была допущена неосмотрительная ошибка. Алианцы сами, по своей воле впустили врага на свои территории.
      Шатэ замолчала, очевидно, обдумывая что-то. Она не раз видела в хронике те печальные события, как и чудесную жизнь её предков до той войны. Советник искоса взглянула на гостью, та ждала продолжения рассказа.
 — Алианцы сражались до последнего, но были вынуждены начать переселение на новую планету, открытую ещё до вторжения чужаков. Фефсы уничтожили большую часть Алиана, что повлекло за собой разрушение целых континентов. Вместе с планетой, им нужны были порабощенные алианцы с их знаниями. Тогда много прекрасных учителей погибло от рук фефсов. Они отдали свои жизни ради сохранения наших знаний.
— Получается, Алиан теперь принадлежит фефсам, а алианцы переселились на Актарос, — выдвинула очевидное предположение Ника.
      Шатэ отрицательно покачала головой.
— Исходя из событий хроники — не все.
      Советник резко развернулась к художнице:
— Хочешь увидеть всё сама?
— Увидеть что? — Ника заколебалась, невольно ощущая дрожь в теле.
— Я могу продолжать рассказывать тебе, а могу показать нашу хронику событий через образы, — предложила Шатэ, сохраняя право выбора художницы.
      Ника поняла, ей предлагают что-то исключительно сокровенное. Способна ли она принять этот дар от Советника? Хватит ли ей мужества увидеть собственными глазами события разрушенного, некогда великого мира? Она не была в этом уверенна, но отказаться не посмела.
— Хорошо, — согласилась Ника, чувствуя доверие со стороны Советника.
— Тогда сосредоточься и смотри в мои глаза, — прошептала алианка.
      Шатэ сократила расстояние между их лицами, соединив ладони художницы со своими. Они неотрывно смотрели друг другу в глаза, и через несколько мгновений после того, как Ника начала всматриваться в бездну изумрудных глубин, она провалилась в события прошлого. Её проекция погрузилась во мрак, где присутствовали отчаяние и боль.
      Она ощущала себя смотрителем со стороны, паря как птица, наблюдая сверху. Растительный мир был опустошен и выжжен, местами до сих пор продолжались пожары. Реки несли в себе различный мусор, вместе с убитыми телами животных и алианцев…. Жуткое месиво покрывало искорёженные земли.
От страшного зрелища Ника вздрогнула, и Шатэ крепче сжала её ладони. Местность напоминала грязную пустыню. В лохмотьях вместо одежды, алианцы двигались кучками, израненные, исхудавшие и обречённые. Пейзаж напоминал преисподнюю.
Её внимание привлекло двигающееся тёмное пятно. На неё надвигался космический корабль треугольной формы, принадлежащий, судя по всему, алианцам. Изображение исчезло, и Ника снова увидела перед собой зелёные глаза советника, но всего ненадолго. Через мгновение она вновь погрузилась в прошлое Алиана.
      На корабль забирали всех, спасая от неминуемой гибели тех, кто соглашался покинуть родную планету и отправиться в новые, неизведанные земли. Измученные войной алианцы не имели ни страха, ни радости, ни облегчения. Усталость и печаль застыла на их лицах. На этом видение закончилось, и Ника снова смотрела в глаза советника.
— Столько боли и страдания, — прервав зрительный контакт, произнесла Ника. — Почему кто-то решил остаться на Алиане? Разве они могли там выжить?
— Те, кто остался, верили, что смогут сохранить планету. Они выбрали путь веры в возрождение Алиана. Но большинство наших предков покинули разрушенную планету, дав себе второй шанс на другой планете, в иной звездной системе. Здесь, на Актаросе. Планету назвали в честь корабля, на котором они прилетели.
— А тем, кто остался на Алиане, им удалось его возродить?
— Неизвестно. Канал с Алианом закрыт по решению Высшего Совета.
      Ника немного удивилась.
— Почему?
— Жители Алиана, которые остались, приняли помощь и учения другой цивилизации, которая пришла на их сигнал бедствия, — Шатэ выдержала небольшую паузу. — А так как одно из правил нашего устава запрещает принимать учения иных цивилизаций, Высший Совет Актароса посчитал их действия — серьёзным нарушением.
— Не слишком ли критично, учитывая ситуацию? Ведь это стало их спасением…
— Возможно и так. В данный момент я констатирую исторические факты, произошедшие много лет назад. Наша цивилизация всегда стремилась сохранить собственный путь развития, без посторонней помощи.
      История, открытая Шатэ, глубоко затронула сердце художницы. Она даже не подозревала, что чужие беды могут вызвать в ней столько сочувствия.
— Страх продолжал жить в алианцах, прибывших на Актарос, — Шатэ сложила две ладони вместе. — Пока внутри нас таится страх, совершенствование невозможно, — она посмотрела в синие глаза и тихо произнесла: — теперь ты знаешь достаточно о тех событиях.
— Нам пора, — позвала Шатэ, поднимаясь со скамьи.
      Почему-то Ника была уверена, что сегодня от неё потребуется куда больше смелости, чем в предыдущий раз со змеей.



Eydie Miller

Отредактировано: 22.05.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться