Чужое небо

Размер шрифта: - +

Глава 12

  Бесшумный летательный аппарат взмыл в воздух, набирая скорость и быстро удаляясь от четвертого сектора и всего его великолепия. Глубоко вздохнув, Ника бросила краткий взгляд на Мэвиса. Он отстранённо смотрел вперёд и выглядел весьма нехарактерно для себя. Ника не стала его беспокоить, хотя сейчас она как никогда хотела побольше расспросить о главном секторе.
      Она провела рукой по материалу плотно облегающего костюма с высоким воротником, в который была одета. Местная одежда всё равно, оставалась для неё непривычной. В ней она чувствовала себя как-то иначе. Как будто эта маленькая деталь окончательно разделяла её с прошлым миром. В сердце затаилось странное, неизведанное чувство. Ни страха, ни волнения, только неуёмное любопытство к предстоящему событию.
      Небольшой летательный аппарат был достаточно просторным внутри. На его борту находилось всего два ряда кресел, по три в каждом. Машина представляла собой механическую капсулу, управляемую искусственным интеллектом, встроенным в систему управления. Вернее, сам аппарат являлся искусственным разумом.
Корабль приступил к снижению. Внизу замелькали земли Актароса, которые Ника разглядывала через круглый иллюминатор. Время в пути оказалось совсем недолгим. Заговорил искусственный голос: «прибытие к месту координат».
      Ника продолжала смотреть в иллюминатор, перед ней открылось бесподобное зрелище. Эллипсовидные дома, просто висели в воздухе над водной гладью, вдоль берега бескрайней фиолетово-синей воды.
      Корабль пролетел дальше, минуя береговую линию, и приземлился на специальной посадочной платформе, высокого цилиндрического сооружения с куполообразной крышей, уходящей в скопление облаков. Покинув корабль, Ника осмотрелась, заметив высокие спиралевидные здания. Их величие не оставило её равнодушной. Ничего подобного она ещё не видела в своей осознанной жизни.
Сойдя с посадочной платформы, они оказались перед величественным входом, который мерцал серебром в лучах теплого солнца. Вход внутрь украшали арки с вензелями из неизвестного материала, а само здание буквально излучало серебристое мерцание в ярком свете. Они подошли к высоким дверям, и те мгновенно открылись перед ними. Стоило им попасть внутрь, как сердце Ники замерло от красоты вокруг. Круглую комнату по периметру окружал ручей с порогами. В ручье плескались маленькие цветные рыбки, и ещё какие-то создания, которых Ника прежде не встречала. Над ручьём свисали лианы, создавая рассеянные блики на изумрудной воде.
      Тихий шум отвлек её внимание и, подняв голову вверх, она обнаружила, как куполообразная крыша чуть сдвинулась.
— Купол аккумулирует климатический режим, — обводя рукой интерьер, пояснил Мэвис.
      Заметив появление Шатэ, он, как полагается, приложил левую руку к груди в знак приветствия. Шатэ подошла к ним и ответила Мэвису аналогичным жестом.
— Прекрасный день, — заметила советник, озаряя всё вокруг светлой улыбкой.
      Она выглядела идеально, впрочем, как и всегда. Длинный, светлый плащ из тонкой материи, почти касался пола, напоминая образ мифической богини. Собранные в сложное плетение светлые волосы открывали высокие скулы и яркие крупные глаза.
— Не могу не согласиться с вами, советник, — сложив за спиной руки, ответил Мэвис.
      Шатэ посмотрела на рядом стоящую с ним ученицу.
— Рада приветствовать тебя, Ника.
— И я вас, Советник, — поздоровалась художница. Мысленно она задавалась вопросом, а нужно ли ей использовать в своём приветствии жесты, которые применяли алианцы. Шатэ вновь опередила её:
— Тебе пока не обязательно этого делать, если ты не чувствуешь к этому желания.
— Как вы узнали? — нахмурив лоб, недоумевая, спросила Ника. — Это что, снова трюк с глазами?
— Это не сложно, учитывая твою растерянность, — объяснила Шатэ.
Просияв широкой улыбкой, Мэвис взглянул на Шатэ, затем на художницу.
— Она же советник, — шепнул Мэвис, наклоняясь к Нике, и одновременно поглядывая на Шатэ.
      Приняв намёк, Ника ухмыльнулась в ответ.
— Будь сегодня предельно внимателен, — обращаясь к Мэвису, произнесла Шатэ.
      Её тон прозвучал как-то по-новому для художницы, но она решила не вмешиваться в их разговор.
— О, думаете, это вызовет сильный спор? — озадачился Мэвис, бросая на Шатэ пытливый взгляд. — Мы ведь не отступим сейчас, да?
— Конечно нет!
      Шатэ повернулась к гостье:
— Мне нужно сказать тебе кое-что очень важное. До того, как начнётся собрание.
      В смешанных чувствах Ника приготовилась слушать.
— Вначале некоторые вещи тебе будет сложно принять и осознать. По этой причине информация долго скрывалась от тебя. Я раскрою ответ на твой вопрос, почему именно ты.
      Нике казалось, её слух увеличился в разы. Она ждала продолжения монолога Шатэ, который подводил её к главному — «почему она». Но кто-то из присутствующих в зале произнёс имя советника, и Шатэ сиюминутно обернулась. Проследив за взглядом Шатэ, Ника увидела, как к ним приближается алианец в преклонном возрасте. Его седые волосы были аккуратно заплетены в длинный хвост, на лице ярко выделялись морщинки, которых было бесчисленное множество.
С плохо скрываемым сожалением, Ника выдохнула. Их разговор прервали на самом важном месте. Как не вовремя…
— Старейшина Эрнес, — плавно произнесла Шатэ в приветственном жесте.
      Он со всем уважением обхватил морщинистыми руками ладони Шатэ и приложил их к своей груди, как что-то очень ценное.
— Девятый сектор нынче не тот, что прежде, не правда ли, дорогая?
      Слегка кивнув старейшине, Шатэ слабо улыбнулась.
— Вы, верно подметили. Однако мы здесь, чтобы изменить сей факт.
      Его взгляд упал на Нику, затем на Мэвиса, с которым они недавно обменялись жестами приветствия.
— Твоя новая ученица.
      Ника не поняла, каким тоном алианец произнес фразу-как утверждение или как вопрос. Светлые глаза старца, несмотря на его приличный возраст, сохранили живой блеск. Он несколько раз кивнул, глядя на художницу. Затем отвел Шатэ в сторону и стал ей что-то говорить.
      Закусив нижнюю губу и чуть наклонив голову, Ника пыталась понять, о чём они беседуют. В одном у неё не оставалось никаких сомнений, они обсуждали её.
— Советник собиралась рассказать мне, почему выбрали именно меня, пока не появился он, — Ника кивком указала в их сторону.
— Да, собиралась, — согласился Мэвис.
      Посторонний голос по громкой связи, пригласил всех собравшихся пройти в главный зал для открытия церемонии.
— Нам пора, — воскликнул Мэвис, нежно похлопав художницу по плечу. Это было чуть заметное, приободряющее похлопывание.
      Было очевидным, они скрывают от нее важную информацию.
— Нас отвлекли, — возвращаясь к художнице, сказала Шатэ. — Ника, мне жаль. Я не могла отказать старейшему советнику в беседе, — почти шепотом проговорила блондинка, блистая белоснежной улыбкой, предназначенной для встречных взглядов.
— Тогда скажите сейчас, — настояла художница, замедляя шаг.
— Ты часть Актароса. Часть нашей цивилизации. Ты родилась здесь, прежде, чем твоя жизнь началась на Земле. И сейчас мы нуждаемся в твоей помощи.
      Нижняя челюсть художницы непроизвольно поползла вниз. Растерянная признанием советника, она хотела остановиться, но продолжала передвигаться. Необоснованные утверждения выглядели весьма сомнительно и неправдоподобно. Они приближались к входу главного зала. Времени на расспросы совсем не осталось.
      Шатэ взяла ее запястье и, чуть сжав его, заставила Нику посмотреть на нее.
— Что бы ни случилось, верь своему сердцу. Оно знает, как поступить правильно.
— Я ценю это Советник, — сквозь зубы промямлила Ника, не зная как реагировать на сказанное.
      Шатэ чувствовала состояние художницы, её смятение и нерешительность. Она читала её, как открытую книгу, в то время как Ника теряла нужные ей строки.
— Все уже в главном зале. Давайте, поторопитесь! — поспешно сказал Мэвис.
      Советник пошла впереди, оставляя после себя шлейф невидимого, но ощутимого всей кожей чего-то свежего, как морской бриз.
— Что это? — дрожа, спросила Ника тоном, лишённым всяких эмоций.
      Он озадаченно посмотрел на гостью.
— Ты о чем?
— Это ощущение, ты не чувствуешь? Похоже на прикосновение утренней свежести. Наверное, не самый удачный пример, — поежившись, Ника, встретила взгляд помощника.
— Ах, ты об этом, — на его губах расползлась добрая улыбка. — Советник Шатэ обладает высокими способностями и огромной силой энергии, такой эффект обычно наблюдается у всех высоко продвинутых учителей.
      Ника не разделяла воодушевление помощника. Она угрюмо следовала за ним, пыталась не отставать, хотя ноги отяжелели, словно их наполнили свинцом.



Eydie Miller

Отредактировано: 22.05.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться