Чужое небо

Размер шрифта: - +

Глава 13

— Новый эксперимент Шатэ, — раздался волевой голос за спиной художницы.
      Слово «эксперимент» эхом отозвалось в её голове, до пульсирующей боли в висках.
      Ника медленно повернула голову. За ней стоял тот самый седовласый алианец, который высказал недоверие к Шатэ и объявил о перерыве. Он криво улыбался уголком рта, как бы подсмеиваясь над ней.
— Опрометчиво со стороны Шатэ-позволять вам так свободно разгуливать, — продолжил он. — Вас ещё никто не сделал одной из нас, — неподлежащим возражению тоном произнес Норис.
      Ника с вызовом посмотрела на него, заметив что-то пугающее и холодное в его взгляде. После того, что сказала Шатэ, она во всём ощущала скрытую угрозу. Она чуяла опасность, исходящую от Нориса, всеми фибрами своей души. Мелкая дрожь охватила её тело, тем не менее, она старалась держаться, не поддаваясь страху. В отличие от Шатэ, от него исходили совсем иные вибрации, похожие на нечто тёмное и поглощающее.
      Ника помолчала, размышляя.
— Что вы подразумеваете под словом «эксперимент»? — осмелилась спросить она.
      Мужчина двусмысленно посмотрел на гостью, ему определенно нравилась её уязвимость. Волнение в голосе художницы демонстрировало превосходство его силы. Когда Норис довольно усмехнулся, вокруг его глаз собиралась гряда мелких морщинок, указывая на его возраст, большие знания и опыт. Он был гораздо старше Шатэ.
      Невзирая ни на что, Ника окинула устрашающего алианца взглядом с ног до головы. Выправка и уверенная манера поведения, достойные советника, возглавляющего Высший Совет. На затылке у него выделялась тонкая косичка до самых плеч, а на висках волосы были коротко подстрижены. Он возвышался над ней колоритной фигурой, облаченный в светлый длинный плащ.
— Избавьте меня от ненужных объяснений. Полагаю, вы правильно истолковали слово «эксперимент», — его тон звучал спокойно, даже немного отстранённо.
— Очевидно, вы против этого эксперимента? — Ника старалась, говорить также выдержанно, как её собеседник, отчаянно игнорируя его враждебность.
— Лично, я — да. — Он соединил перед собой ладони так, словно что-то замышлял. — Я давно пытаюсь добиться, чтобы врата порталов закрыли от таких миров, как ваш.
      Его выражение лица и тон оставались беспристрастными, и только слова указывали на истинное отношение к гостье.
      Время будто остановилось. Каждой клеточкой своего существа, Ника чувствовала в нём бушующую тьму — гнев, смешанный со страхом. Ей показалась странном столь гремучая смесь у советника с таким высоким рангом. Неужели этот всемогущий алианец мог её бояться?
— Тогда продолжайте добиваться своего, — дерзко ответила Ника, умышленно поддевая его. Она испытала прилив горячей энергии. Никто не смел оскорблять её мир.
      Сузив глаза, Норис детально изучал внешность гостьи. И тут Ника сразу вспомнила слова Шатэ о глазах, которые могут поведать многое, о своём владельце. Судя по всему, именно этим и занимался алианец с точённой выправкой.
— Советник Норис…– позвала Шатэ, появляясь из-за его спины.
«Как же вовремя», -выдохнула Ника.
— Ах, Советник Шатэ, — он широко улыбнулся, так, будто обрадовался её присутствию. — Я тут немного увлёкся вашим экспериментом. Оказывается, ваша гостья совсем не в курсе вашего обмана, — невинно добавил Норис. — Вы знаете, советник, что совершаете неразумную ошибку, подвергая опасности все наши достижения? Замечу: ошибку, которая может стоить нам покоя, достигнутого с таким трудом.
Шатэ сохраняла стойкое выражение лица, не реагируя на его обвинения.
— Хорошая попытка запугать меня, главный советник. Однако буду откровенна с вами, впрочем, как всегда. Мой «эксперимент» не нанесёт вреда. Напротив, она наше спасение. Стоит ли мне вам напоминать, что именно вы лишили нашу цивилизацию истинных чувств и творческих способностей. — Скрестив перед собой пальцы, Шатэ равнодушно пожала плечами. — К сожалению, по каким-то неизвестным мне причинам, вы и другие представители Высшего Совета продолжаете упорно вести борьбу за неравенство сил и возможностей.
Откровенное замечание Шатэ ему явно пришлось не по душе. Он поджал губы, впиваясь в неё холодным взглядом. Была бы его воля, он с удовольствием бы отнял у неё жизнь.
— Я знал… вы всегда отличались высокими амбициями. Подобное поведение недопустимо для советника вашего уровня. Амбиции могут увести вас в неверном направлении. Помните, не эмоции управляют нашей цивилизацией.
— Чувства в союзе с разумом, — передернула Шатэ правят алианцами.
      Норис едва не рассмеялся в лицо своей бывшей ученице. Неужели она и впрямь, осмелилась пойти против него? Тогда её ждет сюрприз, ведь она даже не представляет, с кем связывается.
— Похоже, вы совсем забыли, чем всё закончилось с Ниис. Кстати, а вас не интересует, что с ней стало? — неожиданно спросил он. — Вы же так сильно любили ее… — он печалью покачал головой, однако в его жесте, не было ни капли сострадания.
      Шатэ нетерпеливо повела головой, подавляя желание выплеснуть ему в лицо все, что она о нём думала.
— Сейчас, это не имеет значения. Тогда вы добились своего, но теперь…
      Как бы он не старался, Шатэ оставалась недоступной для манипулирования.
С интересом азартного игрока он обратил свой взор на художницу, в попытке разглядеть хоть какую-то брешь в её сознании; будь то страх, злость, любопытство или даже любовь — не имело никакого значения. Он просто желал нанести удар первым, а какое из чувств откроет ему для этого «дверь» — не столь важно. Появление близнеца сбивало все его далеко идущие планы и могло нанести непоправимый урон.
— Ох, смотрите, чтобы вам не пришлось сожалеть о сказанном, советник Шатэ.
      Норис даже надулся от важности.
— Очевидно, наши мнения расходятся по части развития алианцев. — Шатэ помолчала, давая Норису возможность, осмыслить её слова. — Если бы вы думали о нашей цивилизацией, а не о своём величии и власти, тогда вы увидели бы не амбиции в моих действиях, а нечто иное.
— Вы начали опасную игру, советник.
      Она взглянула на оппонента с вызовом:
— Можете думать всё, что угодно, у меня есть на это право.
—Удобно пользоваться нашими законами о свободе, не правда ли? Пора сделать их коррекцию.
      Он завёл руки за спину, напоминая Нике позу полководца.
— Наши законы тут не при чём.
— Я должен был это предвидеть, когда вы еще ходили в моих ученицах, — отступая назад, не выдержав, с оскалом произнёс Норис.
— Нет, тогда вы были совсем другим, — с печалью в голосе ответила Шатэ.
      Он понимающе кивнул, однако через секунду его глаза вновь источали презрение.
— Ясно одно — не все ученики достойны своих учителей.



Eydie Miller

Отредактировано: 22.05.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться