Чужое небо

Размер шрифта: - +

Глава 14

 Ника отворила двери главного зала в то время, когда советник Фил, возглавляющий пятый сектор и верный друг Шатэ, ораторствовал возле трибуны. Теперь всё внимание зала было приковано к художнице. Держа дистанцию, Мэвис следовал за Никой так, будто боялся, что она сбежит в любую секунду. Она протиснулась между рядами и заняла своё место рядом с Шатэ.
— Правление пятого сектора приняло важное решение, — продолжил Фил, возвращая себе внимание зала. — Решение, которое поддерживают далеко не все представители Совета. Я выражаю поддержку советнику Шатэ и её ученице. Мой голос — её голос.
      Внешний вид советника Фила мало, чем отличался от остальных алианцев — плотно облегающие брюки, высокие ботинки и длинный жакет. На добром лице с плавными линиями сверкали нефритовые глаза. Волосы русого цвета, волной зачёсанные на косой пробор, придавали ему особую солидность.
Он обратил свой взор на художницу и сказал:
— Пришло время вернуть алианцам истинные чувства. Устав, действующий на сегодняшний день, унизителен для нас, лишает наш народ свободы духа…
      Застыв в немом молчании, Ника слушала его длинную речь. Он говорил про их совместный путь с Шатэ, и о том, как вместе с Никой, они вернут былую силу и величие каждому алианцу. Затем его сменила советник Сира, правящая третьим сектором. Она, как и советник Фил, выразила свою поддержку и веру в их общее дело.
      Ника не собиралась продолжать слушать, как незнакомые представители другой планеты возносят её, как их спасителя. Она встала, но Шатэ тут же одернула её вниз.
— Наберись терпения, — прозвучал голос Шатэ в её голове. — Твой выбор не будет нарушен. Как бы я ни желала твоей помощи, у меня нет права посягать на твою свободу. — Повинуясь, Ника опустилась обратно на своё место. Советник обладала силой, которой она не могла противостоять.
— Возражаю! — воскликнул Советник Норис, тряся над головой указательный палец. Он поднялся из первого ряда и заговорил грозным голосом: — это заговор против Высшего Совета. Требую немедленно прекратить это безрассудство!
      Теперь внимание в зале было сосредоточено на одном из главных советников. Норис понимал о шатком положении, что если те, кто поддерживают его в Совете, примкнут к Шатэ и её шайке.
— Ваши новые уставы, советник Норис, делают наш мир подобно бесчувственной машине, — вмешалась Шатэ. — Хватит нам лгать про благие намерения, которыми вы прикрываетесь, желая превратить нашу цивилизацию в расу бесчувственных рабов. Покажите мне хоть одно творение алианца за последний год? Обладают ли алианцы сегодня той силой, что прежде?
— Вы помните, с чем столкнулась наша раса? Народ был раздавлен войной, потерей дома. Нашу расу жестоко отбросило назад в прошлое. Предыдущие правители оказались такими же слабыми, как и выжившие алианцы. Что они предприняли, чтобы исцелить душевную боль, когда их народ потерял силу? В отличие от меня, они ничего не сделали, чтобы это изменить. Зато я нашел выход! — Он почти кричал, с напором и яростью, защищая свою позицию. — Кому нужны эти истинные чувства, свобода?!.. Достаточно и того, что никто не знает печали.
— Вас будто подменили, советник Норис. Ведь, будучи моим учителем, именно вы показали мне, в чем сила алианцев, которую мы обязаны вернуть.
      Шатэ упорно противостояла ему, демонстрируя непоколебимость собственных знаний.
— Ах, Советник… ваши амбиции переходят грань, перейдя которую, вы ввергните наш мир обратно в руины, в такие же, откуда прибыла ваша гостья, — стальным голосом отрезал Норис, намеренно задев чувства художницы, унизив мир Земли. — Мне крайне прискорбно осознавать, что советник Шатэ была моей ученицей, — произнес он, обращаясь к присутствующим в зале.
— Будущее Актароса куда важнее, чем ваши угрозы и сожаления.
— Я никому не позволю разрушить мой план развития на Актаросе. Все дальнейшие обсуждения состоятся при Высшем Совете в треугольном зале. Ждите оповещения. — Норис грациозно развернулся и покинул зал, уводя за собой своих последователей.
      Наблюдая за словесной перепалкой Высшего Совета, Ника почувствовала себя предательницей по отношению к тем, кто верил в её силу. Разум отказывался принимать новые факты из её жизни, ища более простые решения — побег. От собственного бессилия внутри всё затрепыхалось, и Нику охватило душераздирающее чувство вины, словно дикие звери рвали её на части, раздирая душу на отдельные кусочки.
      Ника повернулась к Мэвису и, посмотрев ему в глаза, спросила:
— Шатэ пострадает из-за меня?
— Тебе следует подумать о себе, а ни о Шатэ, — предупредил Мэвис, поднимаясь со стула. — Пойдем, — позвал он, — здесь тебе опасно оставаться.
— Куда?
— Вернемся в четвертый сектор. — Мэвис неожиданно захватил её в свои объятия. — Прошу, Ника одумайся.
      Художница представляла для него особую ценность. Противостояние Совету было ничто, по сравнению с тем, если Ника окажется в руках Нориса.
— Нет, я должна поговорить с Советом и обсудить своё возвращение, — вырываясь из его объятий, взбунтовалась художница.
— Не вздумай этого делать. Норис уберёт тебя, как опасного близнеца Ниис. Разве ты не понимаешь?
— Вот именно Мэвис, я — помеха для него. Поэтому благоразумно будет вернуться обратно. — Она пристально смотрела на помощника, ища ответы в его тёплом взгляде. — Между прочим, я до сих пор не вспомнила, как именно произошло моё перемещение на Актарос.
— Твоя память-дело времени, — угрюмо произнес он. — Ты правда сможешь жить как прежде, среди чужаков, зная о своей принадлежности к нашей расе?
— Остановись, — коротко ответила Ника. — Оказывается, Земля удивительная планета. Там давно живут разные расы и цивилизации, так что мне не привыкать.
— Думаешь, что знаешь тот мир?       — спросила Шатэ, оказавшись рядом. — Насколько мне известно, на Земле ты постоянно искала себя. Так, может, хватит искать, Ника? Твой потенциал нужен здесь, а не там.
      Беспощадные слова Шатэ сильнее распылили гнев художницы.
— Это не вам решать, — бросила она, отказываясь поддаваться на уловки советника.
— Все это — пустые звуки, — Шатэ взмахнула рукой. — Твоё решение останется с тобой, но сейчас ты должна полететь с нами.
      Однако Ника не собиралась сдаваться. Она ни на дюйм не сдвинулась с места.
— Ты идёшь со мной, — без колебания произнесла советник. — Либо по своей воле, либо я заставлю тебя силой.
— А как же свобода выбора? — напомнила Ника.
— Не в данном случае. Я несу за тебя ответственность. Любое неверное действие с твоей стороны, и Норис тут же этим воспользуется.
      Лишённая выбора, Ника последовала к их кораблю.



Eydie Miller

Отредактировано: 22.05.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться