Чужое небо

Размер шрифта: - +

Глава 15

 В круглом зале проходило собрание союзников тех, кто считал новые законы Нориса невежественными и абсолютно недопустимыми. В воздухе витало напряжение от бурных обсуждений.
— Возможно, нам стоит рассмотреть вариант о возвращении Ники на Землю, — предложил Кай, действующий Советник седьмого сектора.
— Это не выход, Кай. Ника не подготовлена к быстрой смене вибраций. Это дестабилизирует её. Аника предупреждала об этом, — сухо отчеканила Шатэ. — На Земле более тяжелые вибрации, чем на Актаросе. Мы и так рисковали, приведя её в наш мир.
— Согласен, плохая идея, — поддержал Фил, потирая рукав своего костюма.
— Позвольте высказаться, советник? — отозвался Мэвис. Шатэ кивнула и он продолжил. — Что, если я сопровожу её на Землю и помогу своей энергией удержать её в балансе. — Он окинул взглядом каждого и снова продолжил: — Мы должны принять то, что Ника не желает принимать свою истинную суть алианки. У нас нет права навязать ей что-либо. Изначально, по нашему плану, это должно было стать её осознанным решением. В противном случае мы проиграем с Никой, или без неё.
      Шатэ вдумчиво посмотрела сквозь прозрачную стену, где солнечный диск наполовину зашёл за очертания горных пиков.
— Актарос — её дом, — заключил Кай, пересекаясь взглядами с помощником.
— Нельзя позволить ей ускользнуть, после всего, что случилось, — выступила управляющая третьим сектором, советник Сира. — В конце концов, это план Аники, а не наш! И потом, Мэвис, если бы в возвращение Ники представляла опасность только разница в балансе энергий, то с этим ей помогла бы справиться её мать.
— Согласна. Аника лучше знает о вибрациях двух планет, — вступила Шатэ. — А значит, мы не будем принимать во внимание вариант с Землёй.
      Тем временем Ника тихонько подкралась к дверям круглого зала, откуда доносились слабые отзвуки голосов. Обходных путей она не видела, коридор вывел её прямо к этому залу. Ни кода, ни замка не было, обычные высокие двустворчатые двери, украшенные рунами и символами. Любопытство взяло своё. Бесшумно она приоткрыла одну из створок, и заглянула в узкую щель между двустворчатыми дверьми. В обзор попали два алианца, которые стояли спиной к двери. Ника приложила ухо к небольшому зазору между дверей и стала слушать. Звучал знакомый голос Шатэ.
— Главный сектор прикладывает все усилия, дабы сохранить нейтралитет между секторами. Они против разделения и хорошо дали нам это понять. Из чего можно сделать вывод — Высший Совет перестал выполнять свою функцию. Их больше беспокоит стабильность между секторами, нежели развития нашей цивилизации. С таким подходом каждый алианец уже оказался в рабских тисках, а скоро в них оденут и нас с вами. В то время как мы слушали их правила игры, советник Норис уже возглавил три сектора против нас. Если пришло время сражаться, то мы — сразимся!
— Всё ожидаемо, советник Шатэ, — вступила в дискуссию Тасмин, — там, где появляются сомнения, начинаются разногласия.
      Ника отошла от двери, прикрыв рот одной рукой. Жгучие слёзы готовы были хлынуть рекой, но она из последних сил сдержала их. Слёзы — это роскошь, на которую она сейчас не имела права, если хотела сразиться с обстоятельствами и вернуться домой. Она собралась бороться и победить, а если погибнуть — то уж точно не со слезами на глазах. «Не сдаваться. Не сдаваться…» — тихо повторяла себе под нос художница.
      Двери неожиданно распахнулись, и оттуда вышла алианка со светлыми взъерошенными волосами. В руках она держала увесистую книгу в золотом переплете. Ника собралась незаметно проскользнуть и бежать, но резко остановилась, застыв на месте. Воспоминания огромной снежной лавиной обрушились на нее. В одно мгновение недостающая мозаика памяти сложилась. Ника вспомнила то место, откуда покинула Землю, и тех, кто был к этому причастен. Осознание пришло очень быстро, словно её облили ушатом холодной воды. На ватных ногах она шагнула к Тасмин на встречу, и, сохраняя полное безмолвие, посмотрела в фиолетово-синие глаза.
— Тасмин… — имя сошло с её уст, разбиваясь о глухие стены. Мысли шквалом пронеслись в голове, оставляя её в полном недоумении.
      Они вдвоём стояли напротив друг друга, посреди пустого коридора. Алианка беззвучно посмотрела на Нику, затем невозмутимо спросила:
— Ника, что ты здесь делаешь?
      Алианку сложно было застичь врасплох, но у Ники получилось. Она собралась позвать Шатэ, но решила позволить художнице самой объяснить свое присутствие в запрещенной для неё зоне. На мгновение ей померещилась Ниис, этот же смелый взгляд, тот же напор.
— Ты в курсе, что не должна находиться здесь одна?
      Внутри всё кипело, хотя Ника прекрасно понимала, что, злясь, только усложняет своё и так уже безнадежное положение.
— Я помню тебя! — воскликнула Ника, ткнув в неё указательным пальцем. — Ты затащила меня сюда! — Она шагнула в направлении Тасмин. — Вот ты и вернёшь меня обратно.
— Не горячись так, не надо — словно издеваясь, спокойно ответила Тасмин. Она переложила толстую книгу в другую руку. — Вообще, это не моя идея, вернуть тебя домой.
— Да мне без разницы. Меня даже никто не спросил, хотела ли я этого, — с горечью бросила Ника.
— Не переусердствуй в своем рвении найти справедливость в этой ситуации.
Недолго думая, Ника схватила Тасмин за край воротника и с маху ударила кулаком в челюсть. Она сама не предполагала, что сможет вот так кого-нибудь ударить, с силой и бесстрашием. Уронив из рук книгу, алианка пошатнулась от неожиданного удара, машинально приложив пальцы к уже кровоточащей губе. Никогда прежде Тасмин не доводилось ощущать теплую, вязкую жидкость у себя во рту. Челюсть обдало волной пронизывающей боли, кровь закапала на пол, оставляя яркие красные кляксы на идеально белом полу.
— Верни меня на Землю, прямо сейчас! — шёпотом скомандовала Ника, делая замах рукой и снова хватая Тасмин за отворот воротника. — Ты ведь знаешь, как работает портал.
— А что, если нет? — усмехаясь уцелевшим уголком рта, подразнила Тасмин.
      Раздался звук открывающей двери, в коридор вышел Мэвис и ошарашенными глазами смотрел на развернувшееся перед ним действие. В их мире практически не было физического насилия, и любое применение грубой силы строго наказывалось.
      Тасмин попыталась схватить художницу, но Ника не собиралась сдаваться. Она с силой оттолкнула от себя Тасмин, и та с глухим ударом повалилась на стену. Скорчившись от боли, в эту же секунду она пожалела, что у неё нет костюма, как у смотрителей, смягчающего удары.
— Не вздумай мне мешать, Мэвис, — оглядываясь по сторонам, прошипела Ника. Голова кружилась, колени подкашивались от напряжения.
— Ты не попадешь на Землю с моей помощью, — сказала Тасмин, вытирая рукавом кровь.
— Прекрати, Ника, — с мольбой в голосе произнес Мэвис, переводя взгляд с одной алианки на другую. — Побег лишь ухудшит твоё положение.
— Дай мне уйти. Прошу тебя, Мэвис, — взмолилась Ника.
— Физическое нападение у нас строго под запретом, — предупредила Тасмин, облизывая распухшую губу. — Пора с этим покончить, я вызываю смотрителей.
— Нет, Тасмин, разве ты не понимаешь, этим ты подвергнешь Нику большой опасности. Норис воспользуется этим и сделает всё, чтобы уничтожить её. — Мэвис изобразил ладонью останавливающий жест и повернулся обратно к художнице. — Ника, я сделаю всё, чтобы защитить тебя, — он протянул к ней руки и заключил в свои объятия. — За то короткое время, что ты здесь, я успел так многое увидеть благодаря тебе. Твоя энергия — это великая сила. Не оставляй нас!
      Ника закрыла глаза, вбирая в себя тепло Мэвиса. Слова застряли в горле. Ей было грустно расставаться с ним, но она не желала помогать тем, кто не раскрыл ей всю правду с самого начала, и Мэвис был одним из соучастников.
— Я не могу, — отпрянув от него, ответила Ника. — Ты такой же, как они. Я помню, как мы встретились в Крыму, — она горько усмехнулась, тряся головой. — Теперь понятно почему, ты так за мной увязался. Оставил меня с Тасмин без всяких объяснений.
      Мэвис слушал её упрек, размышляя о справедливости, спасении, поставив на чашу весов цивилизацию алианцев и одну художницу. Что важнее?       Воспользовавшись моментом, Ника отступила назад и побежала к лифту, лихорадочно вспоминая управление не таким уж сложным механизмом. Зрительная память не подвела, она много раз видела, как им пользовалась Лия.
      Мэвис сорвался с места и побежал за ней, но Тасмин преградила ему путь.
— Что ты делаешь, Тасмин? — возмутился он.
— Ты только что сам попросил меня подождать. Дай ей сделать то, чего она хочет. В данном случае, хотя бы сбежать. Мы не можем караулить чью-то жизнь. А Норис в любом случае попытается её уничтожить.
— Она не знает наших уставов и всех положений, — апеллировал Мэвис.
      Тасмин фыркнула и яростно взмахнула руками:
— Думала, вы с советником рассказали ей о главных правилах, которые могут повлечь за собой печальные последствии.
      Ника успешно добралась на лифте до первого этажа и прежде чем покинуть его, осмотрелась — никого. Выбежав на залитую желто-фиолетовым светом улицу, она постаралась принять непринуждённый вид, чтобы ничем не выделяться среди местных жителей. Скоро о её побеге станет всем известно, поэтому Ника виляла по закрученным улицам огромного сектора, стараясь раствориться и стать невидимой. Впервые она шагала одна по незнакомым улицам чужого мира.

      Во всём здании сработал сигнал тревоги.
— Кто-то ещё узнал о побеге, — сказал Мэвис, наблюдая, как смотрители окружают выходы.
— Лия, — ответила Тасмин. Они переглянулись. — Судя по всему, Ника, вместо того, чтобы пробудить творческую энергию нашей цивилизации, решила пробудить чувства у одного помощника. — Покачав головой, она криво усмехнулась и сразу скорчилась от неминуемой боли. — Мне нужна помощь. Я в лабораторию.
Нельзя допустить, чтобы ситуация с Никой всех всполошила. Несмотря на указания всем кроме смотрителей оставаться на местах, Мэвис покинул здание, надеясь найти Нику первым.



Eydie Miller

Отредактировано: 22.05.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться