Чужой

Font size: - +

Вторая глава.

Виевея продолжает лежать в постели, не думая о том, что ей через несколько минут идти в школу. Ей было просто неохото. Поворачиваясь на другой бок, Вивея прикрыла глаза, пытаясь снова уснуть. Но она больше не сможет уснуть, так как проснулась окончательно. Ее веки приоткрылись, и взгляд устремился в окно. 

      Голубое небо затягивается плотными серыми тучами, так что и солнца не видно. Но где-то там, над облаками, оно продолжает светить, а на землю с трудом пробивается его неяркий свет. Все кажется серым, ничем непримечательным и скучным.

      Вивея, вздохнув, продолжает смотреть в окно, где ей предстает вид на неприятную погоду. Через минут пять в комнату входит мать Ви, где просит свою дочь уже собираться в школу. 

      Лениво встав с кровати, Ви направляется в ванную комнату, где принимает утренние процедуры. После девочка одевается в форму, берет рюкзак с уже подготовленными учебниками и уроками и спускается на кухню, где ее ждет завтрак.

      Откинув рюкзак в прихожую, Ви проходит в столовую, где уже покоится ее завтрак. Поцеловав отца и мать в щечку, Ви присаживается на стул и уплетает пищу.

— Сегодня не очень-то и хорошая погода, пасмурно, — добавляет мать Ви и присаживается за стол.

      Вивиея продолжает молча попивать чай и слушать маму.

— Днем тучи рассеются, выйдет солнышко, так что это не на весь день, — отвечает Дилан своей жене, убирая утреннюю газету в сторону.

— О, отлично, — улыбнулась Лаура, дожевывая бекон и запивая его чаем.

      Остальную часть завтрака Лаура и Дилан беседовали о мелочах, а их дочь продолжала молча завтракать. Закончив с пищей, Ви направилась в прихожую, где надевала обувь и накидывала на себя легкую курточку.

— Давай, доченька, учись хорошо, приноси пятерки, — улыбнувшись, сказал отец, облокачиваясь об стенку и наблюдая за своей дочкой.

— Хорошо, пап, — тихим голоском промолвила Вивея, закидывая рюкзак на плечи. — Пока, пап, — поцеловав в очередной раз отца в щечку, Ви окликнула маму.

— Иду-иду, — из гостиной доносился голос матери.

      Лаура быстро надела каблуки и, поцеловав своего мужа в щечку, вместе с дочерью покинула дом. 

      Выехав из гаража, Лаура повернула руль и выехала на дорогу, направляясь в школу, где должна была оставить свою дочь, ну а дальше поехать на работу. 

      Ви сидела на заднем сиденье и смотрела в окно, где мелькали различные дома. 

      Все вокруг кажется прикрытым легким серым покрывалом. Деревья, цветы, дома — все имеет приглушенный цвет, краски будто меркнут. Цветы прикрывают свои бутоны. В такую погоду ничто не отбрасывает тени, поэтому и кажется однообразным. Серый асфальт, серые стены, серое небо. Часто в пасмурную погоду портится настроение, появляется легкая грусть. Но для Ви это уже не впервой, и в солнечную погоду настроение Вивеи плохое. 

      Человек рождается и умирает. По сравнению с вечностью, человеческая жизнь — пылинка в бесконечном пространстве космоса — эти слова крутились в голове у девочки всю дорогу. Она никак не могла скинуть это предложение. Ви не может вспомнить, где прочла эти строки, что ей так понравился смысл предложений. 

      Лаура пыталась быть улыбчивой и доброй в этот день, но и погода ее подвела. Настроение было совсем никудышное.

      Остановившись у ворот школы, Лаура поцеловала дочку в щеку и пожелала ей хорошего дня, пока та, фальшиво улыбнувшись, вышла из машины и помахала рукой матери на прощанье. Лаура улыбнулась и, убедившись в том, что ее дочь вошла на территорию школы, завела машину и выехала на дорогу, после чего прямиком направилась на работу. 
 

***



      Практически весь день, проведенный в здании школы, Вивея находилась в полном одиночестве. Ей удалось привыкнуть к этому. Мальчик по имени Люк, который являлся ее соседом по парте, занял другое место на третьем ряду, но, кажется, девочку это совсем не волновало. Она была одной из тех, кто никогда не тратит свое драгоценное время на обдумывание дурных мыслей, и, в какой-то степени, именно эта особенность помогала ей двигаться дальше. 

      До звонка на урок оставалось еще целых пять минут. В это время Вивея сидела на своем месте, пытаясь найти что-то очень нужное в своей черной школьной сумке, как вдруг почувствовала, что ее кто-то резко толкнул в бок. 

— Эй, осторожнее! — она подняла голову и увидела перед собой Тайлера, ее друга и одноклассника. 

— Извини, я тебя не заметил, — рукой он поправил рюкзак, висящий на плече, в то время как на лице его совсем незаметно проскользнула фальшивая улыбка. — Кстати, почему ты одна? 

— Понятия не имею, — ответила Ви. — Но, знаешь, мне все равно. 

      Тайлер обернулся по сторонам и заметил Люка, который все это время сидел в совершенно другом конце класса и что-то обсуждал со своим лучшим другом, с которым они вместе проводили все свое свободное, отчужденное от школьных часов, время. 

— Так он сбежал от тебя, верно? — услышав его насмешливый тон, девочка заметно напряглась. Ее чувства перестали волновать кого-либо уже очень давно. — Это вовсе не удивительно.

— Ты о чем? 

— Да ладно, это ведь вполне очевидно, — он склонился над партой, с особым интересом и вздором заглядывая ей в глаза. — После того, как у твоего отца обнаружили какую-то болезнь, многие из твоих друзей перестали поддерживать общение с тобой, разве не так? 

— Ты хоть понимаешь, о чем говоришь? — Вивея старалась быть тихой, чтобы никто из ее одноклассников не заметил, что что-то не так.

— Я говорю правду, Брикман. У тебя действительно были друзья, но лишь потому, что твой отец имел много денег на одной из своих кредитных карточек. А теперь, после его нищеты, никто из них даже не посмотрит на тебя, потому что в их глазах ты стала обычной, никому не нужной пустышкой. 

      Не желая больше слушать его слов, девочка тут же вскочила со своего места и, подойдя как можно ближе, толкнула Тайлера прямо в грудь. Потеряв равновесие, он в ту же секунду споткнулся о чей-то портфель и с грохотом упал прямо на спину, корчась от внезапного появления боли. Вивея не остановилась и на этом, она чувствовала ненависть, такую большую и сильную, что потерять контроль над собой было довольно просто. Его слова смогли ранить ее хрупкое сердце, которое заболело с новой силой, более твердой и мучительной, чем раньше. 

— Не смей говорить так о нем! — кричала она, нависая над ним. — Слышишь? Не смей! 

      Теперь ей было наплевать, что вокруг находятся другие дети, которые могут подумать, что она не в себе. Хотя, в действительности, так и есть. Вивея не думала о том, что Тайлеру может быть больно, ведь если этот парень мог причинять ей моральную боль, то почему нельзя ей?

— Остановись! — прокричал он, пытаясь уклониться от нанесенных ударов. Но она не слышала ни одного слова, произнесенного им.

      Спустя несколько секунд в класс вошла миссис Боунс, учитель английского, и, увидев драку, тут же разняла их, оттащив Вивею в противоположную сторону класса.

— Что здесь происходит? — закричала женщина, встав между ними. — Я жду объяснений!

Но ответа не последовало. Каждый из них двоих молчал, склонив голову вниз, и не смел произносить ни единого звука. Вивея не хотела выносить причину их ссоры на всеобщее обозрение и, уж тем более, повторять грязные слова Тайлера вслух. 

— Оба в кабинет директора, живо! 

      Прозвенел звонок, и, вместо того, чтобы повторить недавно пройденную тему, Вивея и Тайлер забрали свои школьные сумки и направились в кабинет директора. Каждому из них пришлось объяснить, чем была вызвана драка и что они по этому поводу думают. Вивее было слишком сложно говорить о болезни своего отца снова и снова, поскольку вместе с этим в ее голове появлялись мысли о том, что совсем скоро наступит его смерть. В груди отдавалась ужасная боль. Сказать, что ей было нелегко — значит не сказать ничего. Состояние девочки ухудшалось с каждой минутой, проведенной здесь, и, заметив это, администрация школы решила закрыть глаза и отпустить их обоих без вызова родителей, но с условием, что такого между ними больше не повторится.

      По пути домой Вивея бродила по знакомым улицам, размышляя над тем, что сегодня сказал Тайлер. Возможно, в чем-то он был прав, ведь вместе с приходом болезни отца от Вивеи отвернулись ее прежние друзья, которые всегда были рядом. Неужели все они были настолько пустыми? Неужели их интересует только то, какой суммой денег владел ее отец? 

      Ей казалось, что ничего больше не станет таким, каким было всегда. Словно все вокруг потеряло свой истинный цвет, а яркие краски, закрывающие пустоту, превратились в скудную черно-белую палитру. Все то, что казалось важным вчера, сегодня потеряло для нее хоть какой-то смысл. Она по-прежнему вспоминала Дэйва и то, каким настоящим он был. В список его интересов входило лишь то, что он ценил по-настоящему. Ни деньги, ни слава, ни что-либо еще никогда не заставляли его думать о человеке в других красках. 

      Он как никто другой имел право на жизнь.

      Остановившись прямо у светофора, Вивея подняла глаза вверх и, убедившись в том, что совсем скоро красный свет сменится зеленым, внимательно осмотрелась по сторонам. Дороги были заполнены отчаянным шумом движущихся машин, а люди, стоящие напротив, продолжали ждать того момента, когда можно будет перейти на другую сторону улицы. 

      Когда светофор наконец загорелся зеленым, Вивея сделала шаг вперед, но тут же остановилась, заметив парня, поведение которого показалось ей немного странным. Он стоял, внимательно смотря на небольшое табло светофора, и продолжал быть неподвижным, в то время как вокруг него образовывалась огромная толпа людей, спешащих перейти на другой конец черной дороги. Она шагнула вперед, стараясь выбросить из своей головы его образ, но, несмотря на это, продолжала оглядываться назад, задаваясь одним и тем же вопросом: «Чего он ждет?»

      Вивея не могла не почувствовать, как кто-то пристально следит за ней; поначалу ей казалось, что это ощущение было ложным, но, как только ее взгляд встретился с глазами того самого парня, стало ясно, что это вовсе не ложь. Она чувствовала его улыбку, которая так медленно и верно показалась на его лице, обнажая светлые ямочки на щеках; цвет его глаз напоминал весну, и, хотя взгляд его был очень добрым и мягким, она не могла не смутиться, ощущая яркий румянец на своих бледных щеках. Внешность этого молодого человека впечатлила девочку, ровно до того момента, как улыбка на его лице расширилась, а рука уверенно махнула в знак приветствия. Она испугалась, когда заметила резкость его движений, напоминающих движения робота. Это смущало еще больше. Вивея отвернулась и так же быстро пошла прочь, боясь того, что находится на уме этого подозрительного молодого человека.

      Зайдя в дом, девочка сразу же пошла в свою комнату. Напуганная села на кровать, пытаясь выкинуть из головы того парня, которого видела пару минут назад. Он действительно напугал ее, поэтому, чтобы отвлечься, она достала из портфеля толстую тетрадку и начала делать задание, которое просто необходимо сдать завтра. 

      Буквы не хотели писаться, а цифры не складывались, все способствовало тому, чтобы Вивея отложила тетрадь в сторону и занялась чем-нибудь другим. Ей не хотелось вспоминать тот инцидент в школе, не хотелось снова расстраиваться или жалеть о случившемся. Девочка вышла из комнаты, чуть не столкнувшись с отцом, который как раз хотел навестить свою любимую дочурку.

— Все хорошо, милая? — интересуется он, на что Ви просто кивает, пытаясь не смотреть ему в глаза.

      Он всегда вычисляет ложь, а сейчас ей не хотелось признаваться в том, что снова сорвалась, снова почувствовала тот приступ агрессии, который беспокоит его.

— Выпьем чай? — отец меняет тему, замечая, что Ви не желает сейчас вести диалог.

      Оба спустились вниз в полной тишине, лишь тихие вздохи были слышны. Девочка села за стол, а отец подал ей кружку с чаем, того самого, который она так любит.

— Как в школе дела? — спрашивает он, вспоминая, что утром еще пожелал ей получить много хороших оценок. 

— Была трудная тема, — соврала она, пытаясь утаить ту драку, в которую ввязалась.Разговор не клеился, спасал лишь чай и печенье, которое лежало прямо перед их носом.

      Послышался звук открывающейся двери, и отец приподнялся с места, пытаясь разглядеть гостя. 

— Лаура, — проговаривает мужчина, подбегая к жене, помогая перетащить тяжелые пакеты с покупками. Женщина, не раздевшись, уселась на стул, переводя дыхание. Ви стала помогать разбирать пакеты, раскладывая продукты по местам.

— Ох, нет, — встав с места, говорит Лаура, вспоминая, что забыли купить специи для ужина.

      Она быстро порылась в пакетах, чтобы убедиться, что действительно забыла это купить. Тяжелый рабочий день дает о себе знать, нет сил снова идти в магазин и отстаивать длинную очередь.

— Вивия, дорогая, сходить пожалуйста, купи специи к ужину, — просит мама, и дочка соглашается, проходя в коридор, надевая верхнюю одежду.

      Ей как раз хотелось избавиться от постоянных вопросов, который касались школы. Совсем отпало желание рассказывать о новых темах, трудностях и одноклассниках, который никогда не поймут, какого ей.

      Чувствуя легкий ветерок, девочка вздыхает, ощущая невесомость, будто она птица, которая хочет взлететь. Ви любит это время суток, когда людей практически нет, а солнце еще не село.

      Подойдя к светофору, девочка внимательно следила за тем, как меняются цвета с красного на желтый и наоборот. Сначала она не заметила мужчину, стоящего прямо напротив нее, но, когда загорелся тот единственный фонарь, она смогла разглядеть черты лица, знакомые черты.

      Незнакомец перевел взгляд на нее, так же широко улыбаясь, как и днем. Ви почувствовала приступ страха, осознавая, что он так и не сдвинулся с этого места. Загорелся зеленый, девчушка смело зашагала вперед, стараясь не смотреть на незнакомца. Она прошла мимо него, следуя в сторону магазина, как почувствовала, что кто-то будто преследует, идет прямиком за ней. Обернувшись, она увидела того парня, который жутко напугал ее. Ускорив шаг, она уже не оглядывалась, страх полностью овладел ей, сковал движения, не позволяя двигаться быстрее обычного. Ви казалось, что он движется медленно, но все рано догоняет, как бы сильно она не старалась убежать. Девочка продумала все возможные варианты, которые могут произойти. Если он доберется до нее. Ви ощущала не только страх, но и опасность, которая вот-вот настигнет.



Mila Mennel

#6443 at Prose
#3951 at Contemporary literature
#8511 at Other

Text includes: реализм

Edited: 26.08.2016

Add to Library


Complain




Books language: