Чужой гриб

Чужой гриб

Дарья глянула в оконце и поморщилась. Погода испортилась окончательно. Подул сильный ветер, зарядил дождь, обильно поливая хлипкие деревца. Молоденькие березки гнулись почти к самой земле, кружило оторванные листочки, протяжно выло в печной трубе. Соседи, кого заметила женщина, стремились в свои натопленные дома. Вон переваливается грузная Авдотья, а чуть дальше семенит Потап, местный конюх…

Федор задерживался. Уже шесть вечера, а мужа еще нет дома. С самого утра пошел Федька по грибы. Любил мужик это дело. Когда не намечалось срочной работы, и погода благоприятствовала, доставал Федор корзинку, брал немного еды, надевал сапоги, да шел в ближайший, богатый дарами, лес. Супруга не противилась таким походам. Еще бы. Ой, как приятно теплым вечерком навернуть тарелочку-другую жареной картошечки с хрустящими, таящими на языке, грибами!

Сегодня муж задерживается. Долго нет. Обычно не позже трех дня приходит. Может, заплутал где. Дарья уже начала волноваться, как в дверях раздались долгожданные тяжелые шаги.

–– Дашенька! –– проговорил Федор, ковыляя на кухню. –– Леший! Нечистый! Нечистый меня попутал!

Женщина взглянула на мужа и обомлела. Весь грязный, оборванный, лицо дрожит, зубы стучат, а из-под кепки седая прядь пробивается.

–– Господи! –– всплеснула руками Дарья и второпях перекрестила мужа, –– Что ж случилось?

Мужчина судорожно снял рваную куртку, стянул скособоченные сапоги, полные воды. Сунулся в буфет и налил себе сразу полстакана беленькой.

–– А что грибов совсем не нашел? –– озаботилась жена.

–– Грибов?

Федор побледнел и стал мелко-мелко трястись, вспоминая пережитое…

 

***

 

По первости все чин чинарем шло. Нашел грибник парочку крепких боровичков, но опосля начались трудности. Забрел Федор на свое любимое место, тихий сокровенный ельник, а там тьма-тьмущая других охотничков до лесных даров ошивается. Семь человек за короткое время встретил. Топчутся, бессовестные, друг дружку обгоняют, так и норовят из-под носа грибы увести.

Ну, нарвал десяток красных, и то хорошо. Потрусил через березняк потихонечку, а люди за ним, словно алчные тараканы бегут. Гогочут, смеются, перекликаются. Узнают уже издали мужика, что больше всех грибов собирает. Ведомо им: где ходит знатный лесовик, там и самые места заповедные, богатые. Надоело! Ушел Федька от них подальше. Поперся буреломами, буераками и выскочил дуриком на саму Чертову плешь.

Злое место, проклятое. Старики не велят сюда захаживать. Да любой умный человек по доброй воле и не пойдет. Болотисто, вязко. Комаров тьма-тмущая! Хилые деревца вкривь и вкось из кочек торчат, к солнышку с трудом пробиваются. Пичуг не слышно, умолкли их звонкие песенки. Пушистых белочек, любителей лесных лакомств, и подавно нет. Осторожный лось за полверсты Чертову плешь обходит. Только твари ползучие здесь обретаются, на кочках сидят и шипят. Воздух спертый, торфяной. Гнилью и смертью тянет. Хмарь белесая над мелким кустарником поднимается, так заволакивает, что на пару шагов ни зги не видать!

А в прошлом годе, сказывают, что именно тут Машка сгинула, соседская девочка. Пошла в лес и не вернулась. Подруги кликали-кликали, но не нашли. Затянула хмарь, туман фиолетовый, и в сизой дымке детская невинная душа погибла…

Очухался Федор, вытер пот со лба и видит: полянка пригожая, а на ней две березки друг на дружке полулежат, словно домиком. Небось, буреломом их нагнуло-раскорячило. А прямо под ними странный мужик стоит, ухмыляется. Усы черные, борода смоляная, а из-под шапки волосы кучерявые торчат.

–– Здравствуй, молодец! Ты по грибы али по ягоды?

–– По грибы. –– отвечает Федька.

–– Ну, добре, добре. Только на плешь далеко не заходи, сгинешь!

А у мужика-то полна корзинка черноголовиков. Крепенькие, ладненькие, молодцы как на подбор! Глаза так и загорелись, видя такое изобилие. А где набрал? Да, видать, на самой Чертовой плеши и нарезал! Вот Феденьку завидки-то и взяли! Кивнул криво дядьке и поперся, дурачок, на самое гиблое болото.

–– Постой! –– окликнул чернявый. Обернулся Федька, а мужичонки уже и след простыл. Сгинул. Лишь какой-то заблудший зверь черной шерстью махнул и скрылся в глухой чащобе. Черти что померещилось! Сплюнул Федор и дальше двинулся.

А солнышко запропало совсем. Занесло божье небо тучками, видать, дождь намечается. Без солнца тяжело дорогу найти. Однако Федька давеча подробную карту смотрел у знакомого почтаря. Все там грамотно помечено. Небольшая она, Чертова плешь, шириной, с версту, не более. А вот в длину далеко тянется, за самый Ржавый ручей. Вспомнил грибник, что аккурат за плешью приятный молодой осинник будет. Хорошее место, грибное. Ну и решил мужик Чертову плешь насквозь проскочить, лень крюки-петли наворачивать.

А тут как раз и грибы пошли, хоть и на болоте, в месте гиблом, но растут. Хиленькие они, правда, подберезовички да красненькие, ну, уж какие есть. Накидал несколько тонконогих, налево обошел, вправо за моховиком перепрыгнул. Закружил вокруг сосен, закуролесил, и непонятно, каким макаром, но вынесло Федора из болота проклятого.

Огляделся. Чертовщина какая-то! Место знакомое, опять две березки домиком. Та же самая светлая полянка. И вновь мужик с корзиной нарисовался. Только другой. Рыжий. Борода и усы рыжие, да и волосы из-под соломенной шляпы, словно огненные языки торчат.

–– По грибы али по ягоды?

–– По грибы, конечно. –– ответил Федор, удивляясь. Голос рыжего знакомым показался, да и смотрел этот встречный очень подозрительно.

–– Добре. Только на плешь не ступай, пропадешь ни за что.

Хмыкнул Федька и смотрит, что у этого грибника корзинка-то раза в два больше, чем у чернявого, и вся полна аппетитными красноголовиками. Да не огромными шляпаками, уже раскисшими да червивыми, а самыми, что ни на есть, крепышами. Красны шапочки не раскрыты, упругие молодцы, словно бравые солдатики, торчат из корзинки, готовые по первому приказу ступить на горячую сковородку или нырнуть в суповую кастрюлю. А еще у рыжего целое ведро крупной, словно весенний град, спелой клюковки.



Вадим Кузнецов

#42750 в Фэнтези

В тексте есть: сказка

Отредактировано: 01.06.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться