Чужой Реванш

Размер шрифта: - +

Глава двенадцатая.

Утром двадцать четвертого декабря почти вся кафедра собралась в «зале совещаний». Сотрудники оживленно обсуждали сенсационные известия. Фарида как всегда услужливо поднесла Антону чашку кофе. Введенский сделал пару глотков  бодрящего напитка и уставился в термик, настроенный на официальный канал Конфедерации, где как раз показывали новости.

-Мир по-прежнему взбудоражен заявлениями представителя генштаба ВКС, - восторженно лепетал прилизанный чернокожий телеведущий. - В результате сражения была уничтожена база пришельцев, с которой те совершали нападения на Землю и ближайшие колонии. Это первый случай, когда удалось обнаружить и ликвидировать базу неуловимого доселе врага! Мы наконец-то получили кадры боя, любезно предоставленные нам генштабом ВКС…

Затем пошла нарезка из различных записей, сделанных как в космосе, так и на планете. Антон заворожено смотрел на монитор. Вначале показали космический бой: атаку нашей эскадры, уничтожение нескольких вражеских истребителей и одной «тарелки». Где-то вдали мелькал треугольный авианосец. Затем космический антураж сменился наземным, и монитор оккупировали бравые десантники уничтожавшие рептилоидов. Голос за кадром пояснил, что запечатленные события разворачивались на Эльдорадо  – бывшей европейской колонии. Потом добавил, что сопротивление оказалось неожиданно сильным, и нашим доблестным войскам пришлось отступить, предварительно уничтожив базу. В конце нарезки показали исполинский ядерный гриб, поглотивший базу чужаков.

-Вот какие пояснения дал представитель генштаба ВКС Роджер Сикорски. – сказал телеведущий, после чего пошла запись пресс-конференции.

-Двадцать второго декабря войдет в историю как первая настоящая победа! - генерал прямо светился победоносным величием. – В неравном бою мы сумели уничтожить один крейсер чужих и более двадцати истребителей, а так же повредить линкор. И самое главное: мы захватили и ликвидировали базу пришельцев, откуда они совершали вылазки на Землю! Очевидно, что в ближайшие месяцы им придется зализывать раны. Несомненным прогрессом явилось и то, что мы сумели захватить некоторые трофеи, которые позволят углубить и расширить наш прогресс. Так что…

Из зала посыпались вопросы:

-А потери, генерал?

-Наши потери?

-Сколько погибло людей?

Генерал сделал скорбную мину.

-Мы потеряли 1347 человек убитыми и 489 ранеными. Безвозвратно утерян крейсер второго класса «Хелена». Это все.

-Как думаешь, до нас дойдет что-нибудь из «трофеев»?

Гена пустил кольцо дыма, и с хитрецой посмотрел на Антона.

Еще издеваешься, подумал Введенский. В такие минуты он жалел, что доверил Белкину тайну, последовав Лениному совету - взять его в помощники. В принципе он смог бы разобрать винтовку и сам. И лишь недавно он, наконец, признал, что Гена был ему просто необходим. Так или иначе, Введенский все равно рассказал бы ему все, потому что держать это внутри себя было просто невыносимо. Антон всегда был человеком открытым, и поэтому ему было вдвойне труднее хранить это ошеломительное открытие втайне. Гена стал для него своего рода предохранительным клапаном. Двое – это уже больше чем один, двое – это уже почти организация заговорщиков. И, несмотря на показную несерьезность, Белкин отлично понимал, какая на него возложена ответственность.

За Антона ответила Фарида:

-До нас никогда ничего не доходит, все достается конфедеративным дебилам!

-Это точно! – подтвердил лаборант Володя, переключая на «Свободу-ру».

-Появились слухи, что дочь известного российского генерала погибла во время битвы у Эльдорадо… - раздалось из ящика.

Повторно новости никто смотреть не стал. Все за исключением лаборанта отвлеклись от терминала.  

-Антон Петрович, вы будете с нами отмечать рождество? – спросила Фарида.

Введенский усмехнулся. Наступало время «большой пьянки». Начиналось все с отмечания католического рождества, плавно перетекающего в новый год, затем в рождество православное и, наконец, заканчивающиеся «старым новым годом» – явлением чисто российским. Правда, потом еще была неделя другая на опохмелку…

-Нет спасибо. У меня дома дела, - вежливо отказался Антон, зная, что вечером, так или иначе, припрется Гена с бутылкой. 

Введенский оставил «зал совещаний» и вернулся к себе. Дурацкий отчет был завершен и отправлен в Москву. Можно было смело заняться работой, например, попробовать исследовать металл, из которого сделана «винтовка». Но стоило ему расслабиться, как терминал затрезвонил на все лады.

На экране возник пожилой мужчина лет шестидесяти с седой окладистой бородкой и в дымчатых очках. На его голове красовалась дорогая меховая шапка, одетая явно не по погоде. Антон видел его впервые, что внушало закономерные опасения. После случая с Леной, он зарекся вступать в беседу с незнакомцами. 

-Доброе утро, Антон Петрович. Я уже приехал. Как и договаривались, жду вас в сквере на Загородном.

-А вы собственно кто? – напрочь выбитый из колеи Введенский ошеломленно уставился на незнакомого мужчину.

Тот усмехнулся.

-Ах да. Вы говорили, что очень заняты и можете забыть! Понимаю… Пару дней назад вы прислали мне сообщение. Вспомните, там еще был чертеж.

Антон недоумевал.

Какой еще чертеж? Чертеж?! Чертеж! Господи, уж не чертеж ли «винтовки»!? В таком случае он определенно как-то связан с Леной.

В голове всплыли прощальные слова Лены: «с вами свяжутся»….

-Ну, вспомнили? – мужчина поправил очки.

-Да… кажется, припоминаю…

-Тогда давайте встретимся.

-А где?



Aleksand Rulev

Отредактировано: 21.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться