Чужой Реванш

Размер шрифта: - +

Глава шестнадцатая.

Утром, поднявшись на свой этаж, Марина столкнулась с Сочневым. Он поджидал ее в коридоре, рассматривая голографический плакат на стене; призыв под хитрой мордой уродливого гуманоида с большими ушами гласил:

«Будь бдителен – и у стен есть уши! Это уши пришельцев!».

Красные, как у кролика, глаза Сочнева смотрели сквозь плакат, точно пытались разглядеть спрятавшегося внутри стены гуманоида. 

-Паш, ты чего? – спросила она.

-А… да задумался. Привет. Слушай тут такое, - он потер уставшие глаза.

-Ну, не тяни.

-В общем, сегодня на твоего Введенского накапал один лаборант. Я подслушал допрос через сеть… Тсс, только тихо. Я тебя не видел, ты меня не слышала. – Паша ушел прочь, опустив руки в карманы, делая вид, что просто проходил мимо. 

Марина ошеломленно застыла около двери в кабинет, пытаясь собраться с мыслями. Новость была подобна ведру ледяной воды, опрокинутому на спящего человека.

Значит, этот проклятый америкашка нашел таки «доказательства». Теперь мне просто необходимо опередить события. Чего доброго и на меня «обнаружиться» какой-нибудь компромат.

Вначале в ней проснулся типичный интербезовец, пекущийся только о своей шкуре, едва запахнет жаренным. Но потом Марина вдруг опомнилась, вспомнив об Антоне.

Необходимо каким-то образом предупредить его!…

С другой стороны, донос мог быть правдивым. В сущности что она знает о Введенском кроме того, что он нравиться ей?!…

 Господи, да как я могла такое подумать!? - неожиданно опомнилась Марина. - Система пожирает мою душу и сердце! В таком случае к черту систему! К черту интербез!

Обвинение Антона стало последней каплей переполнившей чашу терпения. Внутри ее произошел грандиозный перелом. Словно на железнодорожном пути, имя которому судьба, передвинулась некая стрелка. И Марина вдруг осознала, что ненавидит свою работу. Или это произошло еще раньше, когда она увидела убитого Стаса Капылевича?! Вероятно, это и стало отправной точкой, той самой стрелкой.

Марина влетела в кабинет, не раздеваясь, включила терминал и быстро набила текст сообщения, после чего отправила ее Введенскому. Это был самый простой и в тоже время безопасный способ предупредить его. Буквально несколько секунд спустя, пока она снимала пальто, послышался сигнал вызова. На мониторе возникло ненавистное лицо Майкла Хилла.

-Агент Черная, срочно зайдите ко мне в 837-ой кабинет, – безапелляционным тоном произнес он.

Приготовившись к самому худшему, Марина поднялась на восьмой этаж и зашла в кабинет Хилла. Увидев, что американец сидит в одиночестве, Черная почему-то решила, что ничего хуже выговора не будет. Если бы ее подозревали в чем-то серьезном, то на допросе кроме Хилла присутствовал бы как минимум один человек от управы, скорее всего кто-нибудь из внутренней безопасности. 

-Присаживайтесь, – Хилл, казалось, не обращал на Марину никакого внимания, сосредоточенно глядя на экран.

На мониторе прокручивались кадры допроса парня лет двадцати пяти с взъерошенными волосами и маленькими противными, как у Гитлера, усиками. Он испуганно рассказывал следователю о какой-то винтовке, зыркая своими свинячьими глазками. Марина прислушалась к его словам.

-Ну я смотрю на ней пыли нет… Взял разобрал ее, а винтовка настоящая… Там еще стена вся оплавлена…

-А зачем вы зашли в кладовку? – спросил оперативник.

-Надо было взять шнур для одного прибора.

-Вы видели, что кто-нибудь до вас брал этот макет?

-Да нет… вроде не видел…

Американец включил режим паузы и, наконец, удостоил Марину своим вниманием.

-Безусловно, это артефакт пришельцев, который прячут работники ВНИИВПа. Кроме отпечатков пальцев лаборанта Зотова обнаружены отпечатки профессора Введенского и доцента Белкина. Мы уже установили наблюдение в институте. Возьмем обоих на рабочем месте.

-Белкин уже приближается к институту. А вот Введенский куда-то пропал. Именно поэтому я вызвал вас.

-Меня? Но зачем?! – Марина попытался выглядеть удивленной.

-Давайте не будем разыгрывать комедию. Вы прекрасно знаете, почему я  вызывал вас. Мне известно, что у вас были близкие отношения с профессором Введенским.

Марина стушевалась и покраснела.

-И, что, по-вашему, я в чем-то виновата…

-Нет, я понимаю: вы вели оперативную работу. И видимо через чур увлеклись, – холодно без интонации даже несколько пренебрежительно сказал Хилл.

-Да, – подтвердила Марина. – Но не забывайте, что я не робот, а живая женщина.

-Понимаю.

Ничего ты не понимаешь, бездушный урод, рассержено думала Черная.

-Именно поэтому я хотел узнать от вас о пристрастиях Введенского. Что он любит, куда обычно ходит?

-Сложно сказать. Возможно, он повел куда-то свою дочь, – на ходу сочинила Марина. – И вообще, я не настолько сблизилась с Введенским, чтобы… знать о нем все.

Последние слова ушли в пустоту, – американец уже не слушал ее, думая о чем-то совершенно ином.

-Хорошо, вы свободны, – небрежно произнес Хилл, пытаясь избавиться от Марины, словно от использованной вещи.

Однако Черной было наплевать, с какой интонацией говорил Хилл, главное, что ей удалось легко отделаться. Поэтому Марина быстро направилась к выходу, лишь бы поскорее выйти отсюда. Но стоило ей открыть дверь, как Хилл вдруг добавил:

-И постарайтесь без самодеятельности. Если что-нибудь вспомните, просто сообщите мне.

Выбежав в коридор, Марина постаралась тут же выбросить из головы мерзкого америкашку, обратив все свои мысли на то, как помочь Антону. Она вернулась к себе в кабинет, накинула одежду и спустилась в гараж. Марина не отдавала себе отчет в том, что делает. Несколько минут спустя зеленая «лада» выехала из ворот управления и направилась к мосту Александра Невского. Куда она ехала и зачем, Марина еще не знала, но была уверена, что ехать необходимо…



Aleksand Rulev

Отредактировано: 21.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться