Чужой Реванш

Размер шрифта: - +

Эпилог.

Снежинки как будто не стремились падать на землю, упорно сопротивляясь земному тяготению, кружа в морозном воздухе до самого последнего мига их короткой жизни. А, упав, становились частицей необъятного ослепительно-белого покрывала устилавшего землю. Лоскутки этого покрывала лежали даже на прогнувшихся ветках тополей, чьи темные стволы торчали двойным частоколом вдоль дороги.

Лимузин бесшумно выскользнул из-за поворота и, оставив за собой вихрь снежных хлопьев, помчался дальше. Маршрут был до боли знакомым. Саша много раз ездил по этой узкой извилистой дороге, повторяющей все контуры Пулковских высот, - дороге ведущей к родному дому.

Воронину больше не требовалось искать в Сети радиостанции передающие ретро. Его любимая музыка лилась отовсюду. Мода на «техно» и прочую электронщину возвратилась сразу после победы Мировой Революции. С музыкой вернулись и стиль в одежде, и даже некоторые наркотики вроде «экстази». Слащавый биопоп канул в лету вместе с айдишниками. В мир снова вернулись непритворная раскованность, неконтролируемый никем выброс адреналина и… настоящее насилие.    

Композиция прервалась на середине. Пришло время выпуска новостей. 

-Последние известия, – пролепетала ведущая новостного блока. –После вчерашнего инцидента на орбите аргентинское посольство укладывает чемоданы. Разрыв дипотношений с Лондоном - свершившийся факт. Напомню, что вчера британский крейсер атаковал аргентинский военный транспорт… На этом угрожающем фоне все актуальнее звучат предложения российского президента о заключении так называемого «Земного Пакта», суть которого заключается в том, чтобы создать зону безопасности на земле и на околоземной орбите, где любые военные действия считались бы не законными… 

Саша в задумчивости стучал пальцами по колену.

Тут Сикорски оказался полностью прав. Колониальные разборки начались уже через год после Революции.

-Теперь к новостям внутри страны. Демонстрация исламских экстремистов в Ташкенте только под утро разогнана отрядами ОМОН. Губернатор запросил помощи федеральной армии для выдворения из города провокационных элементов…

Марина считала, что Россия поступила опрометчиво, покончив с «независимостью» бывших сателлитов так быстро. Вместо того чтобы заниматься восстановлением «былого могущества» на Земле следовало бы  уделить большее внимание освоению новых колоний в космосе. Но во время Мировой Революции, когда по России был нанесен предательский удар со стороны бывших союзников по СНГ, мало кто думал об этом. США больше не существовали, как мировой гегемон, Евросоюз затих, и ничто больше не мешало великорусскому шовинизму расправить крылья. Из бывших республик некогда Великого Союза аннексии избежали только страны Прибалтики.

Саша встретился с Мариной через две недели после падения Земной Конфедерации. Это произошло на торжественном приеме, когда он, наконец, вернулся в Питер. Она сама подошла к нему и заговорила. Саша понимал – их связывает общая боль потери. И что в первую очередь Марину интересует обстоятельства гибели Введенского. Поэтому он не удивился ее первому же вопросу. 

-Вы ведь были там, на «Звезде», когда конфи сделали последнюю попытку? – спросила Марина.

-Да, – ответил Саша, и разговор завершился далеко заполночь на Васильевском острове в ее квартире.   

Поначалу их действительно связывала только боль. Но затем, когда все жилетки были выстираны, они обнаружили, что по-прежнему нуждаются друг в друге. Особенно это стало ясно, когда Саша согласился на предложение Прохорова и ввязался в эту чертову авантюру. Марина стала его личным помощником, а затем официальным советником и даже вошла в совет безопасности.

Слава богу, выпуск новостей завершился, и диджей поставил что-то веселенькое. Оставшийся путь Воронин надеялся провести наедине с мелодией и дорогой, не думая о чертовой политике. Не удалось! Терминал как назло начал пиликать. Судя по настойчивости вызова, это был кто-то из своих.

-Ладно, черт с вами. Переключись на вызов, – скомандовал Саша компьютеру. И точно: на мониторе возникла Марина бывшая явно не в духе. В ее взгляде читалось недовольство или даже больше.  

-Доброе утро, госпожа советник, как спалось? – он попытался сразу же увести еще не начавшийся разговор в другое русло.

-Не издевайся! – почти негодующе начала Марина.  –Как утро может быть добрым, если первое, что я вижу по терминалу, твое интервью!… Опять ты за свое!

В «Пулково» Воронина подстерегли несколько журналистов и, воспользовавшись его доброжелательным настроем, взяли интервью.

-Не понимаю причину твоего беспокойства. Я полагал в нашей стране свобода слова… 

Черная покачала головой.

-Дело не в твоих высказываниях. А в том, как они влияют на твою репутацию. Ты ведь прекрасно знаешь, как много вокруг сволочей, только и мечтающих вырыть тебе удобную яму!  Если ты считаешь, что никаких пришельцев не было, то считай себе, сколько влезет. Но, пожалуйста, не используй каждый удобный случай, чтобы ляпнуть об этом на весь мир.

Подобные беседы всегда утомляли Сашу. Он любил простые и понятные отношения, когда люди говорили, что думали, не боясь последствий. Вершина власти вовсе не то место, где можно расслабиться. Саша до сих пор недоумевал, какой чертик подвигнул его на то, чтобы согласиться с Виктором Аркадьевичем и принять участие в выборах. После победы Воронин оказался на распутье и не знал к чему приложить руки и ум. Военная карьера никогда не прельщала его. Это был только временный компромисс. Но и мирная жизнь была для него в диковинку. И тут к нему обратился Прохоров со своим фантастическим предложением. А Саша, дурень, согласился, позволив им воспользоваться собственной популярностью как героя Революции, участника штурма Вашингтона и все такое…(медали прилагаются). В итоге, став «самым молодым президентом в истории демократической России».   



Aleksand Rulev

Отредактировано: 21.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться