Чужой жизнью

Глава 2. Странная гостья

 

В это же время где-то очень высоко.

– Ой.

– Что значит ой, Клото?

– Я нить порвала.

– Опять? – мойры мигом подскочили к сестре.

– Я случайно, – виновато скривилась Клото, держа в руках обрывки тонкой серебристой нити.

– Я тебе дам случайно, – начала кипятиться старшая мойра. – Это уже который раз у тебя случайно получается?

– Не шуми, Атропос, – шикнула на раскричавшуюся сестру Лахесис. – Смотри, тут еще связать можно. Видишь вот эту паутинку? – мойра ткнула костлявым пальцем в еле заметную связь между обрывами нити. – Нить еще не до конца порвалась.

– Клото, – строго сказала Атропос, – ты главное не шевелись, а мы попробуем связать.

Сестры мигом принялись за дело, но непослушная нить то и дело выскакивала из костлявых негнущихся пальцев, грозя в любой момент окончательно порваться. Мойры злились друг на друга, толкались и шипели как две старые гадюки:

– Да куда ты тянешь?! Не так! Тут пальцем прижми, – ругалась Лахесис.

– Сама ты тянешь. Держи крепче. Да не там. Отпускай, – не отставала от сестры Атропос.

– Ай, ты мне ноготь сломала!

– А я говорила, отпускай! Куда руку убираешь? Здесь еще закрепить нужно.

Когда дело было, наконец, сделано, и мойры отступили, Клото с удивлением уставилась на кучу узлов, образовавшихся на месте разрыва, и торчащий среди этого великолепия сломанный ноготь Лахесис. Клото аккуратно подергала ноготь, но тот прочно засел в узле.

– Сестрицы, милые, а вы сами хоть поняли, что сейчас сделали?

 

На лесной дороге.

Незатейливая песенка широкой рекой растекалась по лесной дороге под веселый перезвон колокольчиков. Мужички, пребывающие в приподнятом расположении духа, что есть силы драли глотки, когда впереди что-то мелькнуло.

– Тр-р-ру! – дернул поводья возница, и маленькая лохматая лошадка послушно встала.

– Ты чего, Хват? – спросил второй, поправляя съехавшую на глаза от внезапной остановки шапку.

– Да показалось, что на дороге что-то лежит. Пошли, проверим.

– Ну пошли, – нехотя согласился товарищ, ступая с саней в глубокий снег.

– Иди ж ты! – раздалось удивленное впереди; видно, возница оказался шустрее и уже был перед лошадью.

Мужик поторопился и когда оказался рядом с другом, тоже удивленно ахнул. Посреди снежной дороги, широко раскинув руки, лежала темноволосая девушка. Длинное шиншилловое манто мягко прикрывало соблазнительные изгибы ее тела, выставив на обозрение лишь высокие замшевые сапоги да непокрытую голову со сложной прической. Точеное бледное лицо казалось нереальным и удивительно прекрасным на фоне девственно искрящегося снега.

– Из благородных, – восхищенно прошептал Хват.

– А может, это, – мечтательно прохрипел мужичок, – воспользуемся? Когда еще такой шанс выпадет?

– Сдурел? – глаза Хвата изумленно округлились. – Совсем мозги пропил, Крех? Ты на снег-то глянь.

– А что снег? Нет ничего на снегу.

– В том-то и дело, что нет, дурья твоя башка! Как, по-твоему, она сюда попала? Следов-то нет.

– Э... – Крех удивленно оглянулся. Кроме их собственных следов, действительно вокруг не было ни одного следа, даже звериного.

– А теперь на руки смотри, пустомеля.

Крех перевел взгляд на руки девушки, невольно сделал шаг назад, оступился и чуть не упал, но вовремя успел схватиться за сбрую лошадки, отчего та фыркнула и тоже слегка попятилась. На покрытых черным лаком длинных и острых ногтях незнакомки, призывно играя гранями, красовались хрустальные черепа.

– Ведьма! – на одном дыхании прокашлял Крех. – Хват, что делать-то будем?

– Ну, ведьма не ведьма, – тяжело вздохнул Хват, – а раз она из благородных, то пусть господа сами ею и занимаются. Давай грузить, только осторожно – не хватало еще, чтобы она очнулась по дороге.

– Хват, – жалобно простонал Крех.

– Не скули, до замка уже недалеко. Авось обойдется.

Осторожно положив девушку на дрова, и молясь всем богам, чтобы ведьма не очнулась по дороге, мужички потихоньку тронулись в путь.

 

Через некоторое время в замке.

– Кто она?

– Не знаю, – задумчиво сказал высокий статный мужчина, рассматривая незнакомку, лежащую на кровати. – Хват сказал, что нашли ее на старой дороге, когда возвращались с дровами.

– Одну? В лесу? – удивилась женщина, с не меньшим интересом рассматривая девушку.

Граф кивнул.

– Сказал, что вокруг не было никаких следов, а сам дрожал как осиновый лист.

– Почему? – спросила жена, ощупывая подол манто. Красивый, необычный мех занял все ее внимание, и она даже на мгновение забыла о причине беспокойства мужа.

– А ты на руки глянь, – не обращая внимания на действия жены, ответил граф.

Графиня повернулась и ахнула:

– Но ведь это…

– Я тоже так думаю, – еще сильнее насупился граф.

– Йоган, – графиня испуганно прижалась к мужу, – здесь что-то не так, ты посмотри на ее одежду. Я никогда не видела такого меха. А сапоги! Ты когда-нибудь видел такие сапоги?

– Да, милая, – усмехнувшись добавил граф, – и не заметить штаны вместо юбки тоже сложно.

В этот момент девушка застонала и резко мотнула головой. Граф с графиней напряженно замерли.



Анна Зюман

Отредактировано: 20.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться