Чужой жизнью

Глава 10. Вскрытие тайн или леди больше не наливать

По дороге в столицу.

Воткнув наушники в уши, я подпиливала ногти и осторожно сдирала черный гель-лак. Оставлять хэллоуинские черепа на ногтях и дальше не имело смысла. Телефон я действительно могла заряжать, но для этого мне очень долго нужно было признаваться ему в любви и целовать. Надо сказать, не совсем привычное для меня занятие.

Дилижанс мерно покачивался, с каждой минутой приближая меня к новой жизни в столице этого дивного мира. Бас в дилижанс не поместился, поэтому ему пришлось расположиться на крыше. На предложение передвигаться Басу на своих четырех я чуть не выцарапала герцогу глаза, и теперь он сидел угрюмый на противоположном диване и молчал. А потолок дилижанса время от времени опасно прогибался под тяжестью моего питомца.

– Кто вы? – наконец, не выдержав паузу длиною в несколько часов, спросил герцог Сандр.

– Что? – я не сразу сообразила, что со мной разговаривают. – Простите, музыка сильно громко играла, я не услышала, – я вынула из ушей наушники. – Вы меня о чем-то спрашивали?

– Вчера вы сказали, что я не знаю, кто вы. Вот я и спрашиваю вас: кто вы?

– А как вы думаете?

Герцог внимательно посмотрел на меня:

– Судя по одежде, вы нездешняя.

– Согласна, – мне стало интересно, насколько у местного Сандра хватит фантазии.

– Ни в одном известном мне государстве нет такой одежды, как у вас, – задумчиво продолжил он. – А самое главное – ни в одном известном мне государстве девушка не станет вести себя так, как вы.

– Так – это как?

– Вы не боитесь мужчин.

Я удивленно подняла бровь.

А он совсем не глуп. И ведь чертовски прав!

– Жена графа Форнски называет вас амазонкой. Но вы не амазонка.

– Потому что их не существует? – разговор мне нравился все больше и больше.

– Нет, – спокойно отметил герцог. – Согласно легендам, амазонки ненавидят мужчин, презирают их, пытаются доказать, что женщины сильнее.

– А я?

– А вы общаетесь с мужчинами как с равными. Вы не ниже и не выше. Для вас мужчина не господин и не раб. Хотя иногда вы себя ведете именно как хозяйка такового.

– Вынуждена признать, вы хороший психолог.

– Кто такой психолог?

– Лекарь души. Правда, часто, исцеляя душу, заставляет ее пройти через ад.

– Интересный способ, – улыбнулся герцог. – Надо будет обязательно попробовать.

– Любите боль?

– Люблю, когда мне подчиняются, – не моргнув, ответил герцог.

– Но вы уже поняли, кто я. – я проигнорировала последнюю фразу герцога, сделав вид, что не услышала.

– Боюсь, моих знаний о мире для этого не хватает, – развел он руками.

Смелое признание.

– Хотите увидеть?

– А вы можете показать? – герцог напрягся.

– Ну слышать-то вы уже слышали, – я невольно рассмеялась.

– Опять эта штука? – Сандр с опаской покосился на телефон.

– Сядьте рядом. Я не кусаюсь, хотя не обещаю, что ваша психика выдержит увиденное и что вы сделаете правильные выводы.

Герцог осторожно сел рядом, не зная, чего от меня ожидать, я же просто открыла галерею с фотографиями.

Сначала он просто смотрел во все глаза, а я хохотала. Затем он начал задавать вопросы, кто, что и зачем. Вопросы о вещах и предметах были для меня смешными, вопросы о людях заставляли задуматься. Фотография со слета байкеров вызвала настоящее восхищение, а вот фото с Бали – недоумение. Пришлось объяснять, что в моем мире женщины не обязаны скрывать своего тела, чувств или мыслей.

– Но это же должно привести Бог весть к чему! Как приличную девушку отличить от неприличной.

– Все дело в месте! – возмутилась я.

Тоже мне, приличный нашелся. Наслышана я уже о приличиях именно этого герцога.

– Хочешь показать свое тело – идешь на пляж. Хочешь показать свой ум – идешь в науку. Хочешь показать свою ловкость и беспринципность – идешь в политику. Хочешь показать свою деловую хватку – идешь в бизнес. Хочешь забыться и наплевать на все – идешь в ночной клуб. И неважно, мужчина ты или женщина.

– Что такое ночной клуб?

– Р-р-р, – зарычала я, понимая бесполезность объяснений. Выбрала самое безобидное видео и тыкнула герцогу. Пусть просвещается.

– Странный мир, – пробормотал Сандр, возвращая мне телефон.

– Нормальный, – буркнула я. – Иногда даже прекрасный, если ты можешь себя защитить.

– Что же в нем прекрасного, если нужно защищаться?

– Ой, только не говори, что у вас все замечательно, – зло фыркнула я, – что все здесь белые и пушистые. Погуляла я тут по вашим деревням, много чего насмотрелась. У нас хоть если кого изнасиловали, так это не становится проклятием на всю жизнь.

– Зато это заставляет остальных честь свою беречь, – зло отрезал герцог, – а не юбкой перед чужим носом махать.

– Да ты хоть знаешь, что это такое?! – не сдержалась я. – Знаешь, как это, когда не только по твоему телу, но и по твоей душе проходятся грязными сапогами? Когда тебя… – я с силой сжала кулаки, стараясь успокоиться.

Не нужно никому ничего знать! Особенно этому типу.

– Янина?

– Отвали! – я отвернулась к стене, стараясь сдержать слезы.

– Яна, я…

– Я сказала, о-т-в-а-л-и! Вон свободный диван, там и располагайся, – не глядя на герцога, я тыкнула пальцем в диван, на котором раньше он сидел.



Анна Зюман

Отредактировано: 20.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться