Чужой жизнью

Глава 18. Невеста

Во дворе Криотского замка.

– Ну-у-у, наконе-е-ец то-о-о, – расплылся в довольной улыбке Бас, как только за экипажем закрылись ворота.

– Это еще почему? – спросила я у невероятно довольного кота.

– Ску-у-учно с ним. Тебе-е-е хор-р-р-рошо-о-о, а мне-е-е ску-у-учно.

– Повеселиться хочешь?

– Дава-а-ай Гре-е-ега побье-е-ем, – Грег, стоящий рядом, удивленно уставился на кота. – В ка-а-ар-р-р-рты, – продолжил тот после выразительной паузы.

Я рассмеялась. Кот любил пошутить. А с появлением у него речи от его шуток уже весь замок шарахается.

– Нет, надо придумать что-то повеселее. Грег, есть идеи?

– Ваша Милость, – задумчиво начал Грег.

– Ты меня еще баронессой обзови, – фыркнула я. – Грег, мы, кажется, договаривались – при начальстве и посторонних я, так уж и быть, леди, но вот когда никого нет…

– Помню, помню, – смеясь, заслонился от меня руками Грег, – в глаз получу.

Я довольно улыбнулась. До чего же у меня понятливая охрана.

– Может, охота? – оскалился Грег.

Махаю головой. Какая, к черту, охота, когда зверюшки сами ко мне бегут.

– В кабак? – подсказал Ихтан, помощник Грега.

– Ску-у-учно, – заскулил Бас.

– Так дело не пойдет. Будем проводить мозговой штурм.

– Это как? – тут же среагировал Грег.

– Это значит, что тому, кто сегодня на дежурстве, не повезло. Остальные за мной в столовую, Марту предупредить насчет закусок, ну и надеюсь, что спиртное я еще не все выпила.

Глаза охраны блеснули, а я радостно потерла руки. И кто тебе, герцог, виноват, что ты со мной в охране молодых, сильных да азартных оставил. Эх, где наша не пропадала.

Шестнадцать молодых-горячих и мы с Басом. За столом всем места не хватило – пришлось приносить стулья из других комнат. Но ничего, с горем пополам разместились. Марта была в легком шоке от нашего собрания, и в еще большем шоке, когда мы изрядно потрясли замковые погреба. После первых пустых бокалов объяснила правила проведения мозгового штурма, мои мальчики прониклись и пошел мыслительный процесс. Правда, средневековые атланты фантазией не блистали, и после предложений выпить, набить, в карты и по бабам, штурм скис.

– Скучно живете, мальчики. Никакой широты души. И всему-то вас придется учить.

– А хозяин против не будет? – взвизгнула какая-то трусливая сволочь с задних рядов.

– А он что приказывал? – пытаюсь высмотреть возможного будущего предателя.

– Защищать ценой собственной жизни, сопровождение не менее четырех человек, пределы Криота не покидать. Во всем остальном подчиняться капитану.

– Ну так мы эти правила даже близко нарушать не будем. Да, Грег?

– Ни за что не нарушим, – уверенно поддакнул мне Грег, откупоривая очередную бутылку.

В полном молчании тридцать четыре глаза уставились в ожидании на меня, и я поняла: сама народ собрала – сама, Янка, на гулянку и веди.

 

В деревне Смазино.

Корову мы разукрасили знатно. На рога навязали бантов, глаза обвели тушью и даже рот помадой измазали. Надеть бедной животинке на ноги браслеты оказалось сложнее, и если бы не мой успокоительный разговор, летали бы мои помощники на рогах как миленькие. В общем, к утру вернули мы корову в стойло и заняли позиции.

Бабка, пришедшая чуть свет доить корову, вылетела из стойла как ошпаренная, громыхая на бегу пустым ведром и вопя, что есть мочи:

– ЛЮДИ, ЛЮДИ, ПОМОГИ-И-ИТЕ-Е-Е!

И тут следом, словно пава, выплывает наша корова, озадаченно смотрит по сторонам и идет прямо к дубу, на котором мы с Грегом засели.

– Засада, – шепчу я, а корова тем временем начинает наматывать вокруг нашего дерева круги и жалобно мычать. Я-то понимаю, почему бедняжка так делает, а вот как отвадить несчастную животинку, не знаю.

Начал собираться народ. Шушукаться. Мы с моими подельниками тоже, если можно так назвать махание руками между соседними деревьями. Хорошо хоть дубы в деревушке, куда мы наведались, мощные и высокие, а Бас ловкий. Всех порассаживал так, что никому не достать. Разве что сбить чем-нибудь.

В общем, корова мычит, мы молчим, народ гудит.

Пришел староста, точнее, его притащила перепуганная хозяйка коровы. Староста угрюмо почесал лысый затылок и приказал корову поймать и раздеть. И тут началось. Корова ловиться отказалась.

Сидя наверху, мы с хохотом наблюдали, как вся деревня ловила разряженную корову, а потом корова ловила деревню, точнее, ее жителей. Не знаю, что там решила корова, но разобраться с теми, кто не оценил ее нового образа, она решила знатно. И откуда в обычном деревенском животном столько прыткости, уж не переборщила ли я с нашептываниями? Я же сдуру ей ляпнула, что в этих бантах она самая красивая, и все быки будут при взгляде на нее штабелями падать. Может быть, животные правда меня понимают?

Пока я рассуждала, местные мужики, вооружившись вилами, взяли нашу корову в кольцо. Может быть, им даже удалось бы ее поймать, но тут появился Бас. Весь черный, мы ведь предварительно вымазали его в саже, с оленьими рогами на голове и мечом на боку.

– А ну-у-у бр-р-р-р-рысь от мое-е-ей неве-е-есты-ы-ы! – заорало чудовище.

Мужики с вилами ошалели, мы с Грегом чуть ли не хрюкали со смеху. А Бас меж тем наступал, продолжая:

– Ка-а-ак сме-е-ели вы-ы-ы, сме-е-ер-р-р-р-ртные, пр-р-р-р-рикосну-у-уться к мо-о-оей люби-и-имой? Ис-с-спепелю-ю-ю!

Мужики, покидав вилы, бросились врассыпную. Один особо прыткий решил забраться на наш дуб, но Бас, вовремя заметив его поползновения, не дал ему этого сделать, стащив с несчастного штаны. Так с голой задницей мужик и побежал через всю деревню. А Бас, вернувшись к корове, повел ее в лес. Не знаю, что он ей сказал, но шла она тихо и безропотно.



Анна Зюман

Отредактировано: 20.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться