Чужой жизнью

Глава 22. Старая гвардия снова в строю

Во дворце.

Широким, четким шагом король шел по коридору южного крыла. На встречных придворных дам он не обращал внимания, игнорируя реверансы, широкие улыбки и призывные взгляды. Чуть не сбив с ног не успевшую вовремя отскочить ревматозную, но все еще «красотку», он без стука распахнул высокую дверь из выбеленного дуба с искусной позолотой. В большой светлой комнате, отделанной резным белым камнем с инкрустацией леевного дерева, за небольшим низеньким столиком, уставленным пирожными, сидели три женщины и мило болтали, держа в руках миниатюрные чашечки. При виде вошедшего две из них мгновенно подскочили и присели в глубоком реверансе. Третья – дама шестидесяти лет, в простом домашнем платье, но с высокой прической, лишь довольно улыбнулась.

– Добрый день, Ваше Величество, – сказала она, аккуратно поставив чашку на блюдце, – очень рада видеть вас.

– Добрый день, Ваше Величество, – спокойно ответил ей король. – У меня к вам приватный разговор.

Королева мельком взглянула на своих компаньонок, и те тут же бесшумно скользнули за дверь.

– Неужели мой сын решил всеже навестить свою старую больную мать? – хитро улыбаясь, откинулась на спинку кресла королева-мать.

– Матушка, не начинай, я тебе уже все объяснил, – королева скептически приподняла бровь, но промолчала. – У меня к тебе серьезный разговор, намного важнее всех этих слухов.

– Внимательно слушаю тебя, сын, – королева мгновенно убрала с лица всю язвительность, прекрасно понимая, что если ее сын прямо заявляет подобное, значит, ему действительно нужен ее совет. И это не будет совет матери, ведь сыну нужен совет королевы, предотвратившей две войны и не вылезающей из дворцовых интриг, пока был жив старый король.

– Я собираюсь женить Альберта, и ты должна мне в этом помочь.

– Что? – королева невольно захохотала. – Опять?

– На этот раз есть шанс, но он снова уперся, – не обращая внимания на смех матери, продолжил Одуэл.

– Подожди-подожди, – королева-мать отодвинула от себя чашку с недопитым чаем. – Он же бросил графиню Нотерейн. Бедняжка до сих пор места себе не находит, а уж после омоложения герцога так и вовсе умом тронулась: рассказывает всем, что герцог связался с нечистью, – королева-мать внезапно замерла. – Сын? Неужели есть что-то, чего я не знаю?

– Кто-то, матушка, кто-то, – Одуэл довольно улыбнулся. Удивить старую королеву дорогого стоит. – И этот кто-то – баронесса Яленская.

– Кто такая? Почему не знаю? – нахмурилась королева-мать.

– Она еще не была представлена ко двору.

Королева сначала откровенно удивилась, затем нахмурилась:

– Яленские… Не помню такой фамильной линии. Откуда она?

– Альберт скрывает, – король решил, что рассказывать матери, что титул баронесса получила лично от него меньше месяца назад, не стоит, как и открывать то, что она Источник и причастна к омоложению герцога. Ему нужна была от королевы-матери конкретная помощь, но давать лишнюю информацию этой женщине он не спешил.

– Тогда почему ты решил, что он захочет на ней жениться?

– Сначала пообещай мне, что ни одна живая душа не узнает о нашем разговоре.

– Сын! – королева аж побледнела. – Что ты себе позволяешь?

– Ваше Величество, – невозмутимо продолжил король. – Я отлично знаю, как вы любите сплетни, но также отлично знаю, что королева Тамии никогда не нарушит своего слова.

– Хорошо, – королева-мать вся сразу подобралась. – Не думала, что этот странный разговор может быть для тебя настолько серьезным. Я даю тебе слово королевы-матери.

– Отлично, – Одуэл, наконец, сел в кресло рядом с королевой. – Тогда начнем с того, что Альберт при мне связал баронессу, чтобы она не сбежала, – лицо королевы-матери вытянулось. – Да-да, милая матушка, шнуром от штор в моем кабинете.

– Что она делала в твоем кабинете, не будучи при этом представленной ко двору? – окончательно опешила королева мать.

– В кабинете в моих приватных покоях, матушка, – как бы невзначай уточнил король и тут же выдал следующую, окончательно убившую королеву-мать новость: – Но что она там делала – государственная тайна, и даже тебе я не буду говорить, почему и как она там оказалась.

Королева разочарованно вздохнула:

– Так, может быть, несчастная наивная девушка пыталась сбежать из-за ваших государственных дел? – королева мгновенно поменяла тактику.

– Во-первых, баронесса далеко не юная девица, во-вторых, наивностью там и не пахнет, в-третьих, она такая же сумасшедшая, как Аль.

– Это все причины? – сурово спросила королева. Она слишком хорошо знала своего сына, чтобы не заметить, что главного он как раз и не сказал.

– Нет, – король на секунду замялся, но все же продолжил. – Альберт отказался отдать ее мне.

Королева медленно закрыла глаза. Она молчала, а король ждал.

– Познакомь нас, – проговорила, наконец, королева-мать. – Ты говорил, что через неделю будет бал в честь открытия святого источника, пригласи ее на него.

– Альберт будет против.

Королева встала:

– Если хочешь, чтобы я помогла и тебе и твоему брату, ты пригласишь ее на бал, несмотря ни на что.

Одуэл удивленно посмотрел на мать, королева-мать прекрасно поняла его основную проблему и теперь не собиралась бросать все на самотек. Небольшая ссора с герцогом – это было ничто по сравнению с тем, что король увидел в глазах своей матери, и он прекрасно понимал – она права.

Одуэл, коротко попрощавшись, вышел, а королева устало вернулась в кресло. Не думала она, что одна женщина сможет одновременно вскружить голову двум заядлым холостякам – ее собственному сыну и родному племяннику. А ведь Одуэл даже не понял, что королева собралась проверить на балу.  



Анна Зюман

Отредактировано: 20.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться