Чужой жизнью

Глава 25. Сэндвич и чувство собственности

В спальне герцога.

«Эко плющит Сандра», – подумала я, стараясь выбраться из крепких объятий. Уже скоро рассвет, а он только успокоился. Где же это и как я провинилась, что он меня своей собственностью объявил, да еще и всю ночь доказывал это? Ой, как же все тело ломит, да еще и пить хочется неимоверно.

Осмотревшись в поисках спасительного графина с водой, я наша лишь его абсолютно пустого двойника. Ну да, мы же его вдвоем с герцогом еще в середине ночи иссушили. Понимая, что теперь за водой придется идти на кухню, которую нужно сначала найти, я поспешила одеться. Как назло, покров остался в моей спальне, а надеть истерзанное бальное платье самостоятельно не представлялось возможным. Да и вряд ли удастся его когда-нибудь надеть после того, что Альберт с ним сотворил. Единственным вариантом осталась рубашка Альберта, которая с трудом, но все же доставала мне до середины бедра.

Неимоверными усилиями разыскав в темноте свои трусики и натянув их, я, стараясь убедить себя, что все нормальные люди в такое время спят, а потому не могут застать меня в коридоре, отправилась на поиски кухни.

Вот почему они до сих пор не изобрели спички? Возмущалась я, на ощупь крадучись по темному коридору. Я понимаю, пожарная безопасность не позволяла на ночь оставлять зажженные свечи и так далее, но мне-то от этого не легче. Как я теперь дорогу найду на кухню, которая, предположительно, находится где-то в северном крыле на первом этаже? Все же в замке было проще хотя бы потому, что он был значительно меньше.

Стукнувшись пару раз обо что-то коленкой и один раз плечом, я, наконец, добралась до лестницы. Теперь нужно спуститься и повернуть направо, затем не перепутать и попасть в нужный коридор.

– Время приближается, – услышала я скрипучий голос откуда-то снизу, следом раздался негромкий хлопок, и перед лестницей возник огромный шар голубого пламени, внутри которого находилась ведьма Веста. – Я обещала служить тебе и потому предупреждаю. Скоро тебе придется принять решение, от которого будет зависеть твоя жизнь. Я предупреждала тебя, не влюбляйся в него.

– Ай, Веста, – раздраженно покачала я головой, уже спокойно спускаясь по освещенным синим светом ступенях. – О какой любви ты говоришь? Чушь несусветная. Успокойся. Я и любовь несовместимы. Лучше покажи, где кухня в этом лабиринте – пить хочу жутко, да и поесть не мешало бы, – Веста, окинув меня холодным взглядом, спокойно поплыла в своем шаре вперед по коридору, я довольная последовала за ней. – Вовремя ты появилась, я бы здесь до утра плутала и все ноги бы себе сбила.

Кухня оказалась большой, даже слишком большой. Долго искала, где набрать воды, и невольно чертыхнулась. Здесь же пьют ту воду, в которой и моются. Я не на Земле, могла спокойно из спальни герцога пойти в ванну и там напиться воды из-под крана. О, технический прогресс! О, техногенная катастрофа! Не дай этому миру повторить наши ошибки!

Подумав немного, вспомнила, что хотела еще и пожевать что-нибудь.

– Веста, – позвала я ведьму, – есть хочешь?

– Не откажусь, – заметно повеселела ведьма.

– Тогда давай вместе искать, чем тут можно поживиться.

Мы вдвоем начали рыть все шкафчики, в результате нашли хлеб, сыр, овощи, ветчину и различную зелень. Соорудив два внушительных сэндвича, один протянула ведьме, а за второй принялась сама. Давно не жевала бутербродов. Вкуснотища!

– Слышь, Веста, – обратилась я к ведьме, залезая попой на стол, – я тут подумала, ты ведь все знаешь.

– Почти, – чуть подумав, ответила ведьма. – Есть вещи, которые даже от меня скрыты, а есть те, которые я не могу раскрыть, есть то, что я знаю, но не могу объяснить.

– Да это я уже поняла, – отмахнулась я от столь подробного объяснения. – Ты мне лучше скажи, я как источник могу управлять своей силой?

– Смотря что ты имеешь в виду, – ведьма запустила свои длинные острые зубы в сэндвич и блаженно прикрыла глаза – бутерброд ей очень понравился.

– Я имею в виду всякие там магические штучки. Ну, например, создавать огонь как Альберт.

– Нет, магических действий совершать ты не можешь. Ты источник, ты даешь, а не используешь.

– Тогда как я смогла омолодить Альберта? И почему он утверждает, что я могу управлять силой? – продолжила я допрос. Ответ ведьмы меня очень расстроил, но надежда все же осталась.

– Ты можешь ею управлять, – задумавшись, ведьма оставила в покое сэндвич, – если ты вкладываешь в силу свои эмоции или желания, она меняет свое действие, но все равно остается силой. Ты просто меняешь русло, по которому она течет.

– То есть исцелять я могу, – постаралась сделать понятный для себя вывод.

– Это не исцеление. Если ты хочешь кому-то помочь, как, например, ты сделала со мной, то, давая силу, ты словно говоришь ей, что она должна сделать, и сила это делает, но тот, кому ты силу дала, в любой момент может перенаправить ее, куда захочет.

– То есть тебя я не омолаживала? – уточнила я.

– Нет, я сделала это сама. Сила имела задатки омоложения, но слишком слабые, мне пришлось применить ведьминскую магию, чтобы довести начатое тобой до конца.

– Значит, местным источником молодости мне не стать, – заключила я, подумывая, как преподнести эту новость королеве-матери, когда раскроется, кто причина омоложения Альберта. Какая нормальная женщина не захочет скинуть пару десятков лет? Тем более такая женщина.

– Только если у тебя будет очень сильный эмоциональный подъем и сам объект будет магически достаточно силен.

– Ты опять намекаешь на мои якобы чувства к Альберту? – ведьма уже начала меня конкретно доставать этой своей чушью. То, что я с ним сплю, совершенно не значит, что я люблю его. Это вообще ничего не значит. Может, мне просто так удобно. Нравится – еще не значит влюбилась.



Анна Зюман

Отредактировано: 20.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться