Чужой жизнью

Глава 29. Голодные игры

В особняке главы совета магов.

Граф Рондшарт проснулся от того, что кто-то позвал его по имени. Вокруг было темно и тихо, жена спокойно спала рядом. Подумав, что ему приснилось, маг расслабился и откинулся на подушки. Но стоило закрыть глаза, как тихий женский голос с легким смехом снова повторил его имя.

Эрберден вскочил с постели, мгновенно зажигая на своей руке маленький огонек. Осмотревшись, убедился, что в комнате никого, кроме него и мирно спящей жены, нет. Но на всякий случай выглянул в коридор, чтобы убедиться, что и там тихо и пусто. Потушив огонь, граф снова начал укладываться в постель, но стоило его голове коснуться подушки, как голос опять повторился, на этот раз громче и требовательнее.

Эрберден опять вскочил и стал прислушиваться – сначала раздался тихий веселый смех, а потом голос снова произнес его имя, но теперь резко и требовательно. Поняв, что звуки идут от открытого окна, маг бросился к нему. На поляне перед особняком стоял странный женский силуэт, словно сотканный из тумана и светящийся изнутри слабым, мерцающим светом. Глава совета зажмурился и снова открыл глаза, силуэт медленно растаял в воздухе.

На следующую ночь история повторилась. Когда голос снова разбудил графа, он сразу бросился к окну. Странная туманная фигура снова стояла в центре поляны и через несколько мгновений бесследно растаяла в воздухе.

К третьей ночи маг решил подготовиться. Усилив охрану дома, он не стал ложиться, устроив засаду в густых кустах, что росли по краям поляны. Безрезультатно просидев всю ночь в колючих кустах, к рассвету он плюнул на гиблое дело и решил вернуться в дом.

– Снимайте посты, – раздраженно кивнул он двоим охранникам, сидевшим с ним до этого в кустах.

Не выспавшийся, продрогший и злой маг вернулся в дом, но, переступив порог, замер на месте. В холле особняка напротив входа висел огромный гобелен из лавессинской шерсти. Гобелен изображал сцену дарения силы магии людям первородными богами. В роду магов Рондшарт было поверье, что именно их предок был первым магом, принявшим силу. Этот гобелен, переходящий от потомка к потомку, был реликвией их рода, напоминанием о том, кто они такие. И сейчас на гобелене была безжалостно выжжена надпись «Эрберден! Я призываю тебя».

Беспомощно глотая воздух, словно рыба, вытащенная из воды, граф оглянулся в поисках охраны. Двое из них нашлись тут же, совершенно нагло развалившись в мягких креслах.

– Какого черта?! – взревел граф Рондшарт, бросаясь к охранникам.

Растормошить охрану не удалось – они были живы, но спали каким-то странным сном. Как оказалось позже, этот сон поглотил всех находящихся в доме и на территории особняка, за исключением самого графа и двоих его людей, находящихся с ним в засаде на призрака.

Эрберден мысленно выдохнул, десятилетия противостояния с королем и черным герцогом не прошли даром, научив его быстро расставлять приоритеты и создавать собственное поле боя. А потому решение накануне отправить жену к дочери оказалось весьма своевременным.

Глава совета поспешил отправить письмо своему заместителю с приказанием срочно собирать совет и вернулся в большой зал, куда сносили всех уснувших охранников.

Пока граф раздумывал, что делать с людьми, те постепенно стали сами приходить в себя. Допрос ничего не дал. Ни слуги, ни охрана ничего не помнили и чувствовали себя как при сильнейшем похмелье. Осмотр дома и территории также не выявил ничего нового либо подозрительного. Кроме пострадавшего гобелена и внезапно уснувших людей, не было никаких следов или зацепок.

Приведя себя в порядок и приказав отнести гобелен в кабинет, глава совета магов граф Эрберден Рондшарт поспешил в здание совета магии.

Здание совета было небольшим по сравнению с находящимися рядом с ним министерствами, но заметно выделяющимся на их фоне за счет необычайно глубокого черного цвета веренского камня, из которого было построено здание. Строение было невероятно старым, не один раз перестраивалось, но цвет стен всегда оставался в первозданном виде. Веренский камень когда-то считался источником силы, уже само нахождение магов в таком здании должно было заметно пополнять их резервы, делая всемогущими. Но это было давно, источники иссякли, и теперь от былого могущества остался лишь красивый, давящий своим благородством каменный каркас. Впрочем, в этом здании был еще один когда-то могущественный источник – библиотека. Нескончаемое количество фолиантов с описанием множества величайших, сильнейших, а порой и ужасных ритуалов теперь были мало кому интересны по причине простейшей нехватки сил на их исполнение. Магия вырождалась.

Эрберден прошел по широкому коридору с бесчисленным количеством портретов на стенах. Великие маги прошлого мрачно взирали на него, словно укоряя, что же ты, глава совета, позволил обскакать себя какому-то там Сандру. Мысль о том, что черный герцог пустил найденный им мощный источник на собственное омоложение, буквально съедала главу совета изнутри. Какое непозволительное расточительство, уж он-то, потомок первых магов, мог бы найти ему куда более достойное применение. Вот недаром граф Рондшарт презирал этого выскочку, привыкшего силой решать все вопросы.

Когда главный маг зашел в малый зал совещаний, остальные члены совета были уже там. Всего их было шестеро и в данный момент все они выглядели непривычно растерянно.

Эрберден сел на свое место за круглым столом и сразу приступил к делу.

– Я собрал вас сегодня, поскольку в моем доме стали происходить странные вещи.

Члены совета отреагировали странно: кто-то нервно дернулся, кто-то втянул голову в плечи, один просто уронил голову прямо на руки, лежащие на столе.

– Что? – удивился Верховный реакции своих коллег. – У кого-то тоже что-то произошло?

– У всех, – обреченно отмахнулся граф Верстимер, заместитель Верховного.



Анна Зюман

Отредактировано: 20.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться