Чужой жизнью

Глава 31. Последнее противостояние

В покоях жрицы Благословляющей.

Свечи взметнулись огнем.

– Какого черта?! – выругался король, сдирая с лица платок и падая в кресло. – Зачем ты им это позволил?

– А ты хотел бы, чтобы я взял этих идиотов под локоток и сказал: «дорогие мои, клятва рода – это перебор, давайте что-то попроще»? – также освобождая лицо от платка, зло спросил Альберт.

– Может, вы мне уже объясните, что вам обоим так не понравилось? – не выдержала я, закрывая за собой дверь кабинета. Свою паранджу я сняла еще в гостиной.

– Яна, тебе бы не помешало прикрыться, – зло кинул мне Альберт, наблюдая, как я начала освобождать от покрова руки.

– Зачем? – удивилась я в ответ. – Вообще-то, на мне покров, я не собираюсь пока полностью его снимать. Или тебя что-то смущает? – глядя на злющего Сандра, я продолжила: – И нечего меня отвлекать. Что вас не устроило в клятве?

– Яночка, милая, – как-то уж очень ласково произнес Его Величество, – ты самая опасная женщина из всех, которых мне доводилось встречать. Или ты говоришь мне, кто ты, – при этом он выразительно посмотрел на герцога, – или сама приносишь мне клятву рода.

– Она не будет этого делать! – прорычал Альберт.

– Альберт! – взревел король.

– Моя будущая супруга не будет тебе приносить никаких клятв!

– Я должен быть уверен в ее преданности короне! Она появилась неизвестно откуда, и откуда мне знать, что она не работает на какое-нибудь другое государство.

– Я тебе гарантирую это! – взяв в себя в руки, ответил герцог.

– Как?

Вот тут я, выпавшая до этого в осадок, очнулась и цветисто выругалась.

– Дело еще не закончено! Может быть, вы уже успокоитесь и объясните мне толком, что произошло? У нас, между прочим, там еще один маг внизу валяется, и надо решить, что с ним делать, пока он не очнулся. Так что закрыли рты оба! – рявкнула я.

– Клятва рода произносится в исключительном случае. Она обязывает служить тебе не только того, кто поклялся, но и всех его потомков, – начал объяснять мне Альберт.

– А с учетом того, кто тебе давал клятву, – рассеянно продолжил Одуэл, – ты стала обладательницей небольшой такой армии.

– При чем здесь небольшая армия? Их всего шестеро, – устало выдохнула я.

– Все, что принадлежит им, теперь принадлежит тебе. А поскольку маги – основа боевой мощи армии…

– То есть у них в подчинении находятся другие маги, которые теперь тоже обязаны подчиняться мне? – попыталась я осознать произнесенное.

– Пока состоят на военной службе – да. Но даже если их убрать, то все равно сила совета сама по себе, когда они вместе, очень велика.

– Ты умная девочка, поэтому понимаешь, почему я требую от тебя подобной клятвы, – выжидательно глядя на меня, сказал король.

– Ваше Величество, – подчеркнуто официально произнесла я. – Я не буду приносить никаких дополнительных клятв. И без них вы знаете, что я не пойду против вас. Меня устраивает наш с вами договор, а то, что эти недалекие маги наобещали, не имеет никакого значения. Как были они на службе у Вашего Величества, так и останутся. Зато теперь вы будете уверены, что они не замышляют ничего против вас. Ведь, насколько я помню, это и было основной задачей нашего мероприятия, – я невольно судорожно вздохнула. – Предлагаю на секундочку забыть о том, что вы ОБА только что наговорили, и вернуться к Верховному магу.

– Мы вернемся к этому разговору, – метнул в меня режущий взгляд король.

– После того, как разберемся с Верховным, – ответила не менее резко я.

В этот момент в дверь постучали, и я пошла открывать. На пороге стоял Салитан.

– Верховный очнулся, – начал он доклад и все распри тут же были забыты. – Кажется, он ослеп.

Я подавилась воздухом и с трудом, сделав пару шагов, села на ближайший стул.

– Твою ж … – только и выдавила я из себя.

– Яна? – все три пары глаз уставились на меня.

– Я когда его пальцем в лоб ткнула, пожелала ему ослепнуть.

– Выплеск силы был, – подтвердил Альберт. – Я еще удивился, почему он такой острый, словно спицей Верховного проткнуло.

– Он умрет? – невольно вырвалось у меня.

Альберт отрицательно помахал головой.

– Скорее всего, это временное явление, думаю, зрение к нему вернется. Поэтому упускать такой шанс нельзя.

Не теряя времени, мы двинулись из комнаты, но на выходе Альберт притянул меня к себе и прошептал на ухо:

– А чего ты пожелала мне в первый раз?

Я зависла. Ну не говорить же мне, что я в тот момент просто упивалась своей победой над ним.

– Как-то не до пожеланий в тот момент было, – поспешила я выкрутиться.

Альберт снова выразительно на меня посмотрел, но ничего не ответил. Тем лучше.

Мы снова вернулись в благословительный зал. Несмотря на то, что Верховный ослеп, рисковать было нельзя, поэтому наши лица снова были закрыты. Я была раздражена нашей конспирацией. Если бы мне можно было говорить, (делать последнее было нельзя, чтобы меня невозможно было потом узнать на улице по голосу) я давно уже просто тряхнула бы хорошенько дядю-мага и заставила бы поклясться, а так приходилось просто присутствовать на шоу. Альберту с королем-то было проще, они магией свои голоса изменяли.

Бас мерно наматывал круги вокруг сидящего на полу Верховного и упражнялся в чтении нотаций. С его нелюбовью к длинным предложениям это было тем еще зрелищем.



Анна Зюман

Отредактировано: 20.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться