Чужой жизнью

Глава 37. Слова Богу

В предгории Ман.

Горячее дыхание коснулось шеи, уха, края щеки. Я невольно вздрогнула и инстинктивно провела по щеке пальцами, но их тут же перехватили, одарив поцелуем.

– Яна, – раздался шепот Альберта, и его пальцы нежно, словно невесомо, скользнули по моему плечу и шее, – остановись, душа моя, не беги от меня.

– Альберт? – я четко слышала его и чувствовала его прикосновения, но совершенно не могла ничего видеть вокруг, словно находилась в абсолютной темноте.

– Вернись, – продолжал шептать Альберт, и я почувствовала, как он уткнулся носом мне в затылок.

– Не могу, – сквозь силу выдохнула я, ощутив, как в глазах появляется предательская влага. Это было невыносимо – чувствовать его так близко и понимать, что ты должна, нет, просто обязана уйти. – Прости.

– Яна, – он шумно выдохнул мне в волосы, а руки скользнули по моей талии, обнимая меня, – ты ведь сама не хочешь этого.

Я резко обернулась, но ничего не увидела – вокруг была все та же непроглядная тьма, но зато теперь я четко ощущала дыхание Альберта, его запах, стук его сердца и что-то еще, едва уловимое.

– Я не могу, – повторила я, попыталась дотронуться до него, но мои руки просто скользнули в темноту.

Звуки навалились внезапно, как и воздух, который я резко вдохнула, словно вынырнула из-под толщи воды. Лес. Ночной лес, наполненный пением каких-то птиц и шуршанием, перетаптыванием и сопением окружающих меня зверей. Хоть они и находились вне зоны моей видимости, слышала сейчас я их отлично.

Вдохнула-выдохнула, еще раз вдохнула-выдохнула.

Что это сейчас было? Сон? Тогда почему ощущения такие, как будто Альберт действительно до меня только что дотрагивался? И его голос, хоть и шепот, но такой реальный. А его слова?

Невольно потрясла головой, стараясь откинуть странные мысли. Это был сон, просто сон. Но мои попытки прервала вспышка синего света. Веста повалилась прямо на траву у моих ног.

– Беги, – прошептала она одеревеневшими губами. – Он знает, где ты.

Ни на что не обращая внимания, я попыталась привести ведьму в чувство. Наконец, после моих обнимашек и воды, принесенной Басом, она пришла в себя и начала сбивчивый рассказ. С ее неразборчивых слов я смогла понять лишь то, что Альберт при помощи других ведьм круга провел какой-то древний обряд, который позволяет ему чувствовать меня и точно знать, где я нахожусь. И теперь он, уже не плутая, идет за мной.

– Через сколько времени он будет здесь?

– Если на лошадях, то дней через десять, – ответила Веста, – но в горах быстро он передвигаться не сможет, а вот Бас…

Я вздохнула. Бас выглядел вполне бодрым, но я понимала, что он устал. Альберт и его люди постоянно меняют лошадей, и их скорость зависит больше от их способности не вывалиться из седла. А Бас хоть и силен, но не может бежать бесконечно. Мы и так эти два дня оставались на месте, потому что понимали – силы на исходе.

– Бас устал, – коротко отрезала я, – да и я тоже. Есть еще какой-нибудь выход?

– Есть, – потупив глаза, ответила ведьма, – ты можешь умереть, – я нервно хихикнула. – и тогда пророчество сбудется.

– Веста, ты в своем уме? Я умирать пока не собираюсь, я еще пожить как бы хочу.

– Тогда возвращайся к герцогу, – спокойно пожала плечами ведьма.

– Ну спасибо, помогла с советом, дальше некуда, – всплеснула я руками.

Растолкав Баса, начала собираться – оставаться больше на месте смысла не было, но и спешить, как говорила Веста, я не собиралась. Десять дней – срок немаленький, за это время можно что-то и придумать.

 

Жаркое дыхание, нежные, еле заметные касания горячих, таких знакомых пальцев, скользящих по моему телу.

– Яна, Яна, – шептал Альберт, – не беги от меня.

– Я бегу не от тебя, Аль, – не имея сил сопротивляться, прошептала я в ответ, – я бегу от себя. Я не могу стать твоей женой.

– Почему? Чего ты боишься?

– Я боюсь причинить тебе боль, – слезы сами полились из моих глаз. – Свой крест я должна нести сама.

– Какой крест? Яна, о чем ты говоришь? – Альберт стирал мои слезы невидимыми пальцами и покрывал мое лицо поцелуями, но ответить я ему не могла, потому что уже просыпалась.

Один и тот же разговор каждую ночь продолжался уже неделю, а я так и не смогла решиться рассказать Альберту, почему я бегу от него. Это было невыносимо. Я чувствовала себя полной дурой, но не могла переступить черту, и чем дальше, тем сильнее я убеждалась в том, что выхода у меня нет – рано или поздно мне придется принять решение и выбрать между своей и чужой болью.

– Веста, – позвала я идущую впереди ведьму, – ты говорила, что я должна выбрать – вернуться к Альберту или умереть. Это как-то связано с пророчеством?

– Да, – сухо ответила ведьма, не оборачиваясь, – твоя смерть вернет этому миру силу.

– Ух ты, – иронично усмехнулась я, – какая я, оказывается, могу быть полезная. Почему же меня до сих пор не убили при такой-то цене?

– Смерть должна быть добровольной, – глухо огрызнулась Веста.

 

В горах Ман.

Тысяча мокрых иголок падали мне на лицо моросящим дождем. Лес пах прелыми листьями и мокрой корой. В предрассветных сумерках запахи становились ярче и отчетливей. Проснувшись после очередной встречи с Альбертом, я поняла – тянуть с выбором дальше бессмысленно. Нужно решать, моя жизнь или чужое счастье. Без меня… Поэтому чужое... Должно стать чужим…



Анна Зюман

Отредактировано: 20.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться