Цикад

Размер шрифта: - +

Цикад

Гл.1

В этот самый момент Цикада как раз окончил работу, и сложил инструменты на полку рядом.

-Ты славно поработал сегодня, сынок - похвалил меня мистер Крю.

Я не приходился мистеру К. родственником, однако он не упускал момента назвать кого-нибудь “сыном”. Своих детей у него не было. Да и откуда им быть. Жена мистера К. скончалась в прискорбно-цветущем для девушек возрасте. После этих событий он так и не созрел для новых отношений.

Вся оставшаяся жизнь мистера К. (кстати он мой начальник) крутилась вокруг, почти всеми забытой, обувной мастерской. В которой я как раз таки и подрабатываю в свободное от занятий времени помощником подмастерья. По большому счёту это единственная вещь, которая осталась у мистера К. Ни котов, ни собак, в общем никаких домашних животных, даже далёких родственников у него и того не имелось. Один лишь я, да мастерская. Сказать, что все забыли про нашу мастерскую, значит соврать, а лгать я к несчастью не люблю. Клиенты у нас имеются; к тому же с недавних пор мне удалось уговорить мистера К. создать клиентскую базу данных. Он вечно забывал имена всех клиентов, дату подачи на ремонт и возврата. С имеющей при себе клиентской базой он стал забывать и про неё. Мне не раз приходилось переназначать встречу с клиентом, потому что видите ли мистер К. куда-то опаздывает и будучи в своём репертуаре забывает оставить мне запасной ключ от мастерской. Повезло ещё и с тем, что клиенты у нас, люди одни  и те же, и давно понимают всю ситуацию. Мистер Крю стареет. Думается мне он так часто навещает это жутко смердящее место, за которое мне даже и говорить не хочется. Просто жуткое местечко. Как Вы могли уже понять это - больница. Несомненно ему приходится просиживать целую кучу времени в одной лишь очереди, а сколько направлений и анализов тебе приходится сдать и пройти. Поэтому я его не виню.

Если мне не изменяет память, то сегодня, тот самый день когда мы с матерью находились в подобном положении, как мистер К. Это случилось около года назад. У отца обнаружили неоперабельную опухоль и нам, то есть мне и матери, было необходимым находиться рядом с ним почти всё свободное время,  каждая секунда могла стать последней. В общем не хочу говорить за это, но мне жаль мистера Крю. Нельзя сказать что он прожил никудышную жизнь. До того как он обручился со своей супругой, мистер К. служил в войсках особого назначения, это потом ему пришлось оттуда уйти, как никак супружеский долг и всё такое. Вся их семья была вовлечена в военное дело. Отец мистера К. тоже служил, всё же мне не помнится кем и где именно, но чин у него был знатный, уж это я помню, мистер Крю часто нахвалил своего отца. Его мать и старший брат тоже были близки к семейному делу, однако никакой опасности они себя не подвергали. Они были военными юристами. Ну как, были. Матери мистера К. пришлось уйти в декрет, уже второй раз, а старший брат, только заканчивал учёбу. Опуская подробности о семье мистера К. лишь это и остаётся. Ничего более он и не рассказывал. Всплывают иногда ситуации когда мистер К. рассказывает о подвигах своего отца, но не более. А я ведь даже и не пытался с ним заговорить на эту тему. Может быть я кажусь ему слишком незрелым для таких вот бесед по душам, однако я всё прекрасно понимаю. И мне его жаль.

Гл.2

Сегодня мне предстояло побыстрее окончить работу в мастерской, так как дома меня ждала мать. Мистер К. уже с минуту как покинул мастерскую. Мне оставалось лишь закрыть все входные двери и спрятать запасные ключи в желобу, на всякий случай.

По пути домой я размышлял о том что в свои шестнадцать лет ничего не имею. Точнее о том, что я имею. Неполноценную семью, неплохую, но весьма хлопотную работу, вуз, в который хотелось бы поступить, но денег на который, у меня не имелось. Никакого хобби да и того не имелось. Ничего, что могло бы от одной только мысли, потеплеть в душе. В семье нас осталось трое. Я, моя мать, и наш верный друг Джек, наша собака. Но это не то чего ты ждёшь по возвращению домой. Люди безусловно могут быть воплощением той фантазии которая согревала бы тебя весь оставшийся день. Но у меня почему-то так не получается. Мне часто приходилось расставаться с теми кого я, возможно и неосознанно, любил. Люди в моей жизни всегда уходили и приходили. И мне кажется, я не очень то и расстроюсь, если и моя мать уйдёт. Нет, безусловно я буду скучать и горевать по ней, но уж так сложилась эта жизнь. Ведь все мы рано или поздно отправимся за своими близкими. Хотя возможно это всё бред и я просто начал взрослеть и подобные мысли должны казаться мне нормой. Скорее это будет казаться вам правдой, чем то, что в свои шестнадцать лет я обязан трудиться не покладая рук, годами пыхтеть над губками Мона Лизы, подобно Микеланджело, безвозвратно переступать через свои ошибки, и всё это ради того чтобы стать хотя бы самой крохотной крупицей в этом зернистом мире. На мгновенье я напомнил себе мистера Крю.

Неохотно было возвращаться домой с такими мрачными мыслями. Денёк выдался на славу и не хотелось его так заканчивать. Всё равно дома меня особо никто и не ждал. Мне приглянулся один тихий бар на краю улицы. Свет в нём ещё горел хоть было и поздно. Да, я знаю что вы скажете. В мои то шестнадцать лет и разгуливать к тому же по барам, да ещё и в одиночку. “Уж не слишком ли это порочно, деточка? - спросила бы меня какая-нибудь вероисповедующая тётушка. - А какая чёрт возьми разница, и так все умрём! - ответил бы я.” Потому я и заглянул в этот бар, кстати он назывался “Blues”, почти как синий, мой любимый цвет. Уселся я в приглушённом от света месте и заказал себе для начала содовую.

В таких местах как это, было проблематичным купить себе даже минералку. Напыщенные индюки которые стоят за барной стойкой всегда думают наперёд и уж очень укоризненно смотрят на тебя, когда ты их о чём-нибудь попросишь. Не очень то и нравится мне их взгляд. Мне приходилось сидеть в полутьме, чтобы если уж я и надумаю заказать себе что-нибудь не соответствующее моему возрасту, то вызывая при этом как можно меньше вопросов. На этот раз всё обошлось, как впрочем и всегда, в подобные дни недели. Официант не спросил с меня никакого документа подтверждающего моё совершеннолетие и подал мне бокал недорого вина. Как ни странно вино пришлось мне по вкусу и тогда я заказал себе ещё бокал, затем следующий, а затем и ещё один. И только на пятый раз официант решился спросить меня про возраст, но я быстро отмахнулся водительскими удостоверениями моего знакомого. С минуту он крутил удостоверение принадлежащее моему знакомому в разные стороны, затем пристально посмотрел на меня, попросил приподняться и вскоре оставил меня в покое.



Feelin'good

Отредактировано: 07.02.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться