Цитадель Магии

Размер шрифта: - +

Глава 10

Глава 10

Клемента

 

За некоторое время до описываемых событий.

 

- Я смогу! – маленький худощавый мальчишка сжал кулаки и упрямо выдвинул подбородок. - У меня получится!

К обеденному перерыву придут Великие Маги и будут решать, кто из учеников Школы Овладения Духовным Телом заслуживает учиться в Цитадели Магии. Это знаменательный день для любого школьника. Может случиться так, что сегодня они вытянут билет во взрослую жизнь. И навсегда покинут Школу. Клемента очень этого хотел.

Угольно-чёрные волосы обрамляют бледное лицо парня. Обтянутые кожей кости придают болезненный вид. Любой бы сделал вывод, что мальчуган недоедает и вообще серьёзно болен. Но врачи не находили ничего страшного в его худобе. Физически Клемента здоров, а то, что имеет такую внешность – это скорей всего наследственное.

Проверить, так это или нет, мальчик не мог. Он сирота. И казалось, был им всю свою сознательную жизнь. Детство запомнилось ему чередой однообразных дней, полных борьбы за кусок хлеба.

Клемента рос на улице. Подрабатывал везде, где только мог. Стремился жить честно. Воровал по мелочи, но, в отличие от сверстников, не убивал. С одного момента начал придерживаться заповедей божьих, когда ненароком поприсутствовал на служении в одной старой церквушке. Мальчик старался никого не обидеть.

Правда, в какой-то момент вера в добро пошатнулась. Клемента начал замечать, что сверстники, выполняя «грязные» просьбы взрослых, постепенно выбивались в люди, перебирались из подвалов во вполне пригодные для жилья комнатушки и самое главное, могли кушать, что и когда им этого хотелось.

Клемента долго думал и уже решился работать на местную гильдию ночи, как перед ним замаячила перспектива учиться магии. В том судьбоносном году ему стукнуло двенадцать.

В Школу Овладения Духовным Телом Клементу привёл директор, Мастер Келарий. Полненький старичок с красным лицом и опухшим носом, заприметил одарённого мальчишку на ежегодной ярмарке, посвящённой окончанию сбора урожая. Келарий подробно рассказал о своей Школе и дал парню неделю подумать. Но Клемента уже на следующий день отыскал директора. Маги имеют особый статус. Это аристократы аристократов. Им позволено почти всё. И Клемента может стать одним из них. Зачем думать неделю?

С тех пор прошло три года. Сейчас ему пятнадцать. За время учёбы парень так и не приобрёл друзей. Хотя всё начиналось не так уж плохо. Ребята приняли его тепло, не посмотрели, что он беспризорник. Тоб и Макс, два неразлучных друга и лидера в их классе, не сговариваясь, взяли над Клементой шефство, желая помочь новенькому как можно быстрее адаптироваться в ШОДТ. Одна девчушка с красивым именем Лилу даже проявляла признаки симпатии, постоянно расцветала в очаровательной улыбке, когда Клемента на неё смотрел. А когда заговаривал, девочка смущалась, её щёчки краснели, а взгляд опускался вниз.

Сироте, привыкшему к совсем другому отношению, доброта, с которой его приняли, была в диковинку. Клементе понравилась Школа, и он боялся вспугнуть удачу.

Но вскоре всё изменилось. Его настиг злой рок. Первые победы в магии дали неожиданный результат. У черноволосого мальчугана открылись странные способности, найти объяснение которым не смог даже опытный директор.

Первым серьёзно пострадал классный руководитель Клементы. На одном из уроков мальчик пытался создать конструкцию файербола. Он настолько сконцентрировался на задаче, что не услышал, как подошёл учитель. От неожиданности Клемента вздрогнул. Почти готовое плетение начало расползаться. В отчаянии мальчишка кинулся спасать энергоконструкцию, как вдруг рядом стоявший учитель с хрипом завалился на пол.

Тогда это событие с Клементой никто не связал. Классного руководителя отдали на попечение врачевателю. Понадобилось около месяца, чтобы учитель выздоровел и вернулся к работе.

Следующими жертвами стала четвёрка одноклассников. Черноволосый мальчуган разозлился из-за того, что неправильно формировал заклинание воздушного кулака. Одну из школьниц спасти не удалось.

Чем дальше, тем чаще случались подобные эпизоды. То школьники, то учителя внезапно падали, как подкошенные. Их тела сотрясали конвульсии. У многих изо рта выходила пена. Лица краснели, вены вздувались от натуги. И, самое главное, в эпицентре каждого происшествия присутствовал Клемента.

Вскоре Школа узнала виновника странной эпидемии припадков. Одноклассники начали избегать его, словно Клемента прокажённый. В глазах Лилу симпатия сменилась откровенным ужасом. Девочка боялась своего бывшего возлюбленного. Тоб и Макс перестали с ним дружить. Да и преподаватели, если не чурались, то сократили время общения с мальчиком до минимума. Они прекратили вызывать Клементу к доске и спрашивать домашние задания, а на все вопросы парня отвечали с явной неохотой.

Мастер Келарий может и был бы рад избавиться от мальчика со странными способностями, но ничего не мог поделать. Великие Маги установили особое заклятье, запрещающее школьникам покидать территорию Школы. Идти наперекор могущественным союзникам директор не хотел. Келарий настолько боялся гнева Великих Магов, что решил ничего не предпринимать и пустить всё на самотёк. Списки постоянно обновляются, и чародеи из Цитадели знают, на скольких учащихся им придётся рассчитывать. И если не дай бог одного школьника из списка не будет… Келарий надолго запомнил безжалостность Лавренция и ярость Цэпсиуса. Повторять свои ошибки директор Школы не собирался. Поэтому всем приходилось терпеть сироту. Благо до Дня открытых дверей оставалось немного.

Поначалу Клементу охватило отчаяние. Он прекрасно видел страх по отношению к себе, и сам жаждал уйти. И ушёл, если бы не пресловутое могущественное заклятье, окружившее территорию Школы и не выпускающее ни одного ученика. Сирота как-то попробовал выйти вслед за учителем. Взрослого заклятье пропустило, а вот ученик столкнулся с невидимой преградой, и его отбросило на добрый десяток метров. Да ещё и жахнуло разрядом электричества. Очень больно жахнуло. Видимо, чтоб неповадно было. И действительно, Клемента больше не пытался сбежать.



ripun

Отредактировано: 14.02.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language:
Interface language: