Цитадель Магии

Font size: - +

Эпилог

Эпилог

 

Дворик Харьковского родильного дома номер шесть во вторник утром напоминал центральный парк отдыха в час пик. Счастливая пара с двумя свёртками в руках позировала перед фотографом на фоне четырёхэтажного здания. Рядом громко хохотали молодые дедушки, успевшие отметить важное событие бутылкой водки. Бабушки, утирая слёзы, суетливо упаковывали вещи в машину…

К парадной двери стекались врачи и медсёстры, многие не могли сдержать улыбки, глядя на празднующую пополнение семью…

Возле клумбы с пёстрыми георгинами на корточках сидел мужчина, держа за руку трёхлетнего ребёнка. Малышка так жадно вглядывалась в разноцветье кустов, что папа, воровато оглянувшись, решил сорвать дочке цветок…

Группа молодых людей шла по направлению к роддому, записывая этот процесс на видеокамеру...

Со стороны дороги с включённой сиреной заехала машина скорой помощи. Стоило ей остановиться, как задние двери раскрылись, выпуская беременную девушку наружу. Воздух разорвался от громкого вскрика роженицы. Мужчина у клумбы вздрогнул от неожиданности. Следом за «скорой» примчалось такси, откуда вылетела дородная женщина, кутаясь в синий домашний халат…

Возле роддома оказалась куча народу, но никто из них не увидел фиолетовый шар, внезапно появившийся на пороге здания. Шар вскоре пошёл трещинами и распался, словно скорлупа яйца. Внутри этого странного явления природы оказались двое молодых парней. Один – высокорослый, подкаченный, носящий густые, широкие бакенбарды а-ля Александр Сергеевич Пушкин, одетый в траурные чёрные гольф и брюки. Второй – худющий, маленький, с болезненно-бледной кожей и угольно-чёрной шапкой волос, белая рубашка и тёмные джинсы на нём висят мешком. Парни, переступив через остатки шара, направились к входной двери, нисколько не обращая внимания на толпу. Фотограф, снимающий молодых родителей так, что спины незнакомцев обязательно бы попали в кадр, и тот ничего не заметил.

Странные парни беспрепятственно прошлись сквозь родильный дом. Никто их не окликал, потому что никто не видел. Ребята остановились у палаты с новорождёнными «отказниками».

- Выбирай, кто больше нравится, – вяло произнёс бледнолицый.

- Собственно, тут и выбора-то нет, – сказал парень с бакенбардами, разглядывая троих мирно спящих конвертов в кроватках. – Вон та и та – девочки. Мальчик один.

- Ну, пошли.

Проходящая мимо медсестра проигнорировала вопиющий факт, что два незнакомца свободно заходят в палату к новорожденным.

- Распеленай его, – приказал бледнолицый, закрывая дверь на замок.

- Действительно, мальчик, – спустя паузу воскликнул тот, что с бакенбардами, глядя на голого малыша.

- Помнишь, что надо делать? – спросил бледнолицый.

- Угу, – кивнул второй.

- Вырежи у себя такой кусок ауры, чтоб он мог покрыть всего младенца, – словно не услышав ответа собеседника, продолжил бледнолицый. – И оберни им ребёнка.

- Да помню я!

Ладони парня с бакенбардами засветились серебристым сиянием. Он, направив пальцы на себя, сделал круговое движение рукой. Материализовался плоский кусок непонятной субстанции, переливающийся всевозможными красками. Раскутанный малыш тем временем проснулся и молчаливо наблюдал за манипуляциями взрослого. Разноцветные блики вызвали интерес, и новорожденный потянул вперёд ручки.

- Теперь бери младенца.

Парень с бакенбардами склонился над малышом.

- Идиот, антимагию убери! Убьёшь его на хрен! - зашипел рассерженной змеёй бледнолицый.

- Блин!

Серебристое свечение пропало с ладоней.

- Не так! Голову держи!

Парень с бакенбардами обиженно засопел. Поднять новорожденного никак не получалось.

- Что ты там возишься? Давай быстрее! У нас не так много времени, – бледнолицый с тревогой оглядел коридор сквозь палаточное стекло, словно с минуту на минуту ожидал прибытие врагов.

- Знаю, – огрызнулся парень с бакенбардами. Наконец, он сумел взять малыша на руки. Младенец всё это время не плакал, внимательно глядел на разноцветные блики висящей в воздухе непонятной субстанции.

- Не повезло твоей будущей жене. С такого папаши толку не будет, – прокомментировал действия напарника бледнолицый.

- Я пока не собираюсь жениться. И тем более заводить детей.

- Ну-ну…

После небольшой паузы, парень с бакенбардами спросил:

- Что дальше?

- Обернул? Теперь аккуратно проделай дыры в его собственной ауре. И протяни через новую в старую энергоканалы.

Понадобилось минут пять, чтобы у парня с бакенбардами хоть что-то получилось. Всё это время бледнолицый не отрывал взгляд от окошка. Можно было решить, что он стоит «на стрёме».

- Ну что там? – бледнолицый повернулся к напарнику. – О, боже! Ты за это время умудрился сделать только одну?!

- Вторую почти сделал.

- На тренировках ты показывал лучший результат.

- То были тренировки, а здесь живой человек.

- Ладно. Я прокалываю, ты сращиваешь.

Парни сгрудились над новорожденным.

- Всё, готово, – произнёс бледнолицый, наблюдая, как мерцают две ауры младенца. – Теперь пеленай его обратно и пошли.

С этими словами бледнолицый направился к двери, готовясь уйти.

- Я не знаю, как… - донеслось растерянное второго парня.

- За что такое наказанье?! Смотри!

Бледнолицый ловко запеленал ребёнка, будто занимался этим каждый день.

- Клемента, а ты меня вот тоже так укутывал? – вдруг спросил парень с бакенбардами.

- Нет, ты был уже взрослым.

- Понятно, – чуть подумав, тот, что с бакенбардами задал новый вопрос: – Скажи, вот я отдал часть своей ауры, я стану слабее?



ripun

Edited: 14.02.2018

Add to Library


Complain




Books language: