Цвет крыльев. Алый.

Размер шрифта: - +

Часть 1. Глава 6.

Дэймон зашел в больницу. Не задерживаясь и не глядя по сторонам, он обогнул очередь, столпившуюся у буфета, и быстро зашагал по коридору. Никто не обратил на него внимания – просто парень, спешащий навестить кого-то, пока не закончились приемные часы.

– Молодой человек, не могли бы вы мне помочь, – послышался сзади дребезжащий голос.

Обернувшись, Дэймон увидел старую женщину в белой больничной пижаме. В метре от нее лежала массивная трость. Хэвенли поднял ее и, придерживая женщину под локоть, помог дойти ей до лифта.

– Храни вас Господь, мистер, – двери лифта закрылись.

Дэймон презрительно усмехнулся и стремительно пошел дальше.

Поворот, еще один, длинный коридор – и вот Хэвенли оказался у черного входа и лестницы, ведущей на крышу. Быстро и незаметно, словно тень, он преодолел все четыре этажа, при этом сохранив ровное дыхание. С легкостью открыв тугую дверь, Дэймон вышел на крышу.

На углу, у самого края, на невысоком парапете, стоял мужчина в черном элегантном костюме. Он выглядел так, будто сошел с обложки журнала: брюки с выглаженными стрелками, рубашка настолько белая, что казалось, будто она светится, классический пиджак, застегнутый на все пуговицы и безупречный галстук. Руки он держал в карманах брюк, а носки вычищенных до блеска черных кожаных туфель свисали, но мужчину это ничуть не волновало. Он не боялся высоты, равно как и всего остального.

При появлении Дэймона, мужчина развернулся, опасно покачнувшись.

– Привет, Самаэль, – вежливо поздоровался Дэймон.

В этот раз в его голосе не было прежней злости.

– Здравствуй. Вижу, ты перестал меня ненавидеть, – спокойно произнес Самаэль, легко шагнув с ограждения, словно в высоту оно было не метр, а не больше обычной ступеньки.

– Так и есть, – Дэймон старался держаться от мужчины подальше, словно чего-то опасаясь. – Ты исполнил мою просьбу, хоть и не до конца. Но я признателен тебе за это. Она много пережила и я не хочу, чтобы ее жизнь омрачали постоянные неприятности.

Обычно насмешливое выражение лица Дэймона изменилось. Жесткая ухмылка на одну сторону превратилась в мягкую улыбку, а взгляд из ироничного стал нежным и заботливым.

– Ты так печешься о ней, но я видел женщин и красивее нее, – размеренно проговорил Самаэль. – Настолько прекрасных, что целые царства падали перед ними на колени, а мужчины готовы были умереть только ради одного их взгляда. Я знал женщин умнее нее. Умнее и мудрее. Их мужья совершали великие открытия с благословенья своих жен. Она же совсем ничем не примечательна.

– Ты не сможешь меня понять, Самаэль, – лицо Дэймона стало напряженным.

Слова мужчины ему не понравились, и он с трудом сдерживал себя от резких фраз.

– Что ж, в этом ты прав, – Самаэль кивнул, хотя взгляд так и остался пустым.

– Она особенная. Лучшая из всех, – Дэймон сказал это взволнованно, с придыханием.

Его собеседник оставил эту фразу без внимания. Некоторое время они стояли молча.

– Отдыхаешь? – первым нарушил тишину Хэвенли, хотя, похоже, и так знал ответ на свой вопрос.

– Это не отдых, – возразил Самаэль, даже не обернувшись. – Кому, как не тебе, знать, что мне не требуется отдых. Я наблюдаю за городом.

– Что ж, у каждого свои привычки, – Дэймон пожал плечами.

– Это не привычка, – вновь возразил Самаэль, но тут же сменил тему. – Вижу, ты снова меняешься. Почему бы тебе не забрать у Кристиана свой медальон?

– Обязательно заберу. Собственно поэтому я и пришел. Я хотел поговорить с тобой наедине, а больница – единственное место, где ты не с ней, – Дэймон, спрятав руки за спину, взволнованно расхаживал вдоль парапета. Он перешел к вопросу, который крайне тревожил его.

– В чем дело? – ни капли не заинтересованно спросил Самаэль. – Хотя, я уже догадываюсь.

– Сейчас я не могу подойти к тебе, не выдав себя. А ты всегда с ней. Сегодня я чуть не попался. Хорошо, что никто на меня не смотрел. Поэтому я попрошу тебя, – Дэймон выделил голосом слово «попрошу», – не мог бы ты отходить подальше, когда я прохожу мимо.

– Я могу. Но ненадолго. Впрочем, и это ты знаешь. Есть законы, которые мне нельзя нарушать ни при каких обстоятельствах, – Самаэль поднял взгляд к небу, но уже через секунду вновь смотрел прямо перед собой.

– Я понимаю, – Дэймон презрительно усмехнулся, – но все же.

– Я буду отдаляться, и ты сможешь проходить, не опасаясь. Но долго находиться с ней рядом у тебя не получится. Максимум – две минуты и восемь секунд, – если бы не полное безразличие, сквозившие в голосе, и отсутствие мимики, можно было бы подумать, что Самаэль шутит про время. Но нет, он не шутил.

– Спасибо тебе, – это Дэймон сказал от всей души. – В любом случае медальон скоро снова будет у меня.

– Я знаю тебя слишком долго, чтобы сомневаться в этом, – Самаэль легко и грациозно забрался обратно на ограждение и снова стал смотреть на город, отвернувшись от Дэймона.

Хэвенли некоторое время смотрел на него. Затем встал на противоположный край крыши и взглянул вниз.

Зеленые деревья и кусты, пожухлые от жары, серые дорожки, лучами расходящиеся от больницы. Парковка, забитая до отказа и Черри стрит, с нескончаемым потоком машин. Длинные ряды аккуратных домиков, в основном похожих друг на друга и густой лес, уходящий за горизонт. Это и был весь Сэнт Хиллз.

Дэймон пожал плечами, не понимая, что же тут интересного. Все это он видел множество раз и ничего не менялось. Другое дело – небо, вечно подвижное, с барашками облаков и непредсказуемой переменчивостью ветров. На него он мог смотреть долго, совсем не щурясь от слепящего солнца. Может быть потому, что сейчас оно было таким недоступным?



Надежда Сакаева

Отредактировано: 31.05.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться