Цвет крыльев. Алый.

Размер шрифта: - +

Часть 2. Глава 4.

Дэймон сдержал свое обещание. Когда Анжела вышла из дома, на дороге стоял голубой «Корвет».

– Прокатимся? – Хэвенли задорно улыбнулся.

– Почему бы и нет, – Анжела села в машину, – где ты его достал?

– Помог один старый друг.

– Тоже ангел?

– Нет. Один из тех, кто наделен даром видеть скрытое.

– Он так запросто отдал тебе машину? – Анжела недоверчиво нахмурилась.

– Нуу... – Дэймон пожал плечами. – Для начала пришлось убедить его, что я – это именно я. Потом стало проще. Да и машин у него достаточно много.

– Друг-миллионер. Для ангела у тебя неплохие связи.

– Не жалуюсь, – Дэймон легко тронулся с места, быстро набрав скорость.

– А Ангелов Смерти твой друг тоже видит? – Анжела с опаской покосилась на пролетающие с ужасающей скоростью дома, и у нее закружилась голова.

– Да. Они ведь тоже ангелы. Кстати, их так же могут видеть люди, конец которых уже близко.

– Миссис Браун... – кивнула Анжела. – Она говорила, что иногда к ней приходят мужчины, идеально одетые и совершенно без эмоций. Один из них, как я уже поняла, Самаэль. А кто второй?

– Второй это, так сказать, штатный Ангел Смерти этого города.

– Разве у каждого города есть свой Ангел Смерти? – удивилась Анжела.

Они уже приехали к школе, но выходить из машины не спешили. Да и до начала занятий была еще уйма времени.

– Конечно. Это же необходимо, – ответил Дэймон, будто речь шла о профессии врача. – А если город большой, то их может быть не один, а несколько десятков. Все зависит от количества населения. В Нью-Йорке Ангелов Смерти больше сотни. Здесь же одного вполне хватает.

– Сотни Ангелов Смерти. Звучит жутковато, – поежилась Анжела, представив безмолвную шеренгу холодных людей в костюмах, с отрешенными лицами.

– Они необходимы, – Дэймон пожал плечами.

Для него они были частью мира, столь же естественной, как для Анжелы дворники, например.

– Дэймон! – вспомнив, воскликнула Анжела. – Но если Ангелы Смерти и Ангелы-Хранители невидимы и бестелесны, то почему вы с Крисом... вчера ты сказал, что вы были очень хорошими ангелами. Что это значит?

– Что мы лучшие из лучших, – он очаровательно улыбнулся.

– Как элитное подразделение войск? – в том, что Дэймон лучший Анжела не сомневалась.

– Вроде того. Но сейчас пора на занятия.

И вправду, во дворе уже никого не было, а стоянка пестрела машинами. С Дэймоном Анжела не замечала, как летит время.

– Пожалуй, ты прав, – она кивнула, опечаленная, что вновь придется расстаться.

– Буду ждать ленча, как никогда раньше, – проводив Анжелу до кабинета, Дэймон трепетно поцеловал ей руку и бодрым шагом скрылся из виду.

Дождаться обеда оказалось непростой задачей. Каждую минуту Анжела смотрела на часы, удивляясь тому, как же медленно тянется время. К тому же, мистер Бигсли, заметив ее рассеянность, то и дело делал ей замечания, призывая ко вниманию. Анжела старательно записывала материал, но через несколько минут рука сама начинала выводить «Дэймон», или рисовать крылья.

Когда, наконец, настало время обеда, Анжела, счастливая до безобразия, вошла в столовую, где ее уже ожидал Хэвенли.

– Твои подруги не ревнуют? – они вновь сели за отдельный столик.

– Думаю, нет. – Анжела кинула взгляд на оживленно разговаривающих Кайлу и Дарси.

– Про Криса этого не скажешь. Он явно недоволен, – изумрудные глаза сверкнули издевкой.

– Не хочу думать о нем.

– А о ком хочешь?

– О ком могу. – Анжела покраснела. – Увы, только о тебе.

– Это плохо?

– Боюсь, о тебе такого не скажешь, – Анжела замерла, ожидая ответа.

Сейчас она, наконец, выяснит, как Дэймон к ней относится.

– Боюсь, наоборот, – на его лице появилась улыбка, –твои рыжие кудряшки не дают мне покоя. Но, неужели твой допрос окончен?

– И не надейся. Ты обещал рассказать мне про телесных ангелов.

– Тогда слушай. Стать таким довольно сложное дело. Если на протяжении трехсот лет все подопечные Ангела-Хранителя попадают в рай, то у него появляется выбор – оставаться все так же бестелесным, или обрести плоть и кровь. Если он выбирает второе, то на длину одной человеческой жизни становится почти обычным смертным. Он рождается в один день со своим подопечным и умирает вместе с ним. Именно такие ангелы чаще всего влюбляются в людей. Отсюда и выражение – «и жили они долго и счастливо и умерли в один день».

– А что происходит после того, как он умирает? – спросила Анжела, отрываясь от зелени глаз.

– Перед ангелом снова встает выбор – оставаться и дальше на Земле воплоти, или вновь стать бестелесным. Здесь играет роль один фактор – Земля притягивает, опутывая, словно паутина. Это довольно странное чувство. Здесь так много соблазнов и искушений. И здесь ангелу становятся доступны новые для него эмоции. Кроме любви, счастья и радости у него появляется возможность испытывать злость, гнев. Хотя и в ограниченных количествах. Но даже это, поверь мне, многого стоит, – Дэймон покачал головой, вспомнив те дни, когда он был бестелесным.

Тогда весь мир был наполнен светлым и легким, словно воздушный шарик, счастьем, но он бы не хотел вернуться. Свобода выбора была ему важнее.

– А обычным ангелам разве нельзя злиться? – удивилась Анжела.

– Не то чтобы нельзя, они просто этого не умеют, – Дэймон окинул взглядом опустевшую столовую, – но кажется, мы опять опаздываем на урок.



Надежда Сакаева

Отредактировано: 31.05.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться