Цвет моей души

Размер шрифта: - +

Глава 23

Я уже минут сорок сидела перед огромным зеркалом в спальне Рея. Сидела задумчиво. Потому что шокированно я уже сорок минут назад сидела. А потом, также, сидела истерично и икаючи. Теперь вот просто сижу. Думаю. В основном о том, как же я дошла до жизни такой. И как здесь оказался портрет преступницы, которую мы, дружным женским коллективом и поднятием всех известных нам связей, упекли в тюрьму на долгие годы.

Хотелось бы сказать, что она просто похожа на прошлую Диле Темного Края, но вот только лицо Анны так часто являлось мне в кошмарных снах, после всех ее угроз и грозных обещаний извести нашу девичью компанию, что об ошибке не могло быть и речи! Белобрысая террористка была слишком хорошо прорисована на портрете, чтобы списать на нечеткость манеры письма художника. Это точно была она! Только в этом мире ее знали под другим именем. Азея. Диле Гиёна Темного Края. Бывшего Гиёна. Бывшая Диле.

Эта ее презрительная, недобрая усмешка, длинные белые волосы, тонкие губы… Однозначно, это была именно она! Чем же мне теперь это грозит? Не вернется ли она, внезапно, обратно? И, если вернется, то что тогда будет? Она же жива, я это точно знаю! Сидит себе в местах лишения свободы. Под постоянным присмотром. Сохранность гарантирована, так сказать…

Но внезапная встреча с портретом неприятной знакомой это только часть моей проблемы на сегодняшний момент. Гораздо больше меня сейчас занимало, чем мне грозит мое частичное преображение, так не вовремя замеченное глазастым Господином Оноре.

Все дело в том, что в зеркало на меня, не менее задумчиво, взирало мое отражение. Оно было все таким-же загадочно серым ( но в реале, конечно, сиреневым, просто я этот цвет-то не вижу!), пушистым, просто неподражаемо милым. Вот только, сука, зеленоглазым.

Нежданчик, однако. Потому как, изначально, глазки тоже были сиреневыми. Красивыми такими. Загадочными. Как и у всех остальных въёльтов этого мира. А мои теперь зеленели, как не каждая бегония. Ярко. Фосфоресцирующе, практически. Такими глаза любят описывать писатели-фантасты, когда рассказывают о злобных ведьмах темных лесов. Или о поднятых из могил зомби. Ну и обо мне, собственно, получается. 

Рей уже давно оставил попытки вывести меня из странного состояния. Махнул рукой и отправился в ванну, смывать с себя дорожную пыль. Из-за дальней двери вот уже минут десять раздавался плеск воды и вздохи наслаждения. Из щели приоткрытой створки тонкой струйкой вытекал напоенный ароматами трав пар.

Несколько минут назад в спальню тихо зашли слуги и оставили на столе целый поднос чего-то вкусно пахнущего, зажаренного до золотистой корочки и обложенного еще чем-то, не менее аппетитным. Передо мной, с изящным поклоном, поставили целую миску каких-то металлических приблуд, присыпанных сверху золотой стружкой и какими-то шурупами. Желудок радостно заурчал, предвкушая обильный ужин. Мозг окончательно отрекся от меня и решил не принимать никакого участия в составлении моего дальнейшего меню. А я все продолжала сидеть перед зеркалом.

Глаза были не мои. Мои человеческие были вполне обычного цвета- карие. И не въёльта- тот весь был цвета фиолета. Так что, глаза были какого-то третьего лица, так сказать. Любопытно только, чьи конкретно. И ожидать ли нам появления очередного альтер-эго в кипящих мозгах?

Почему-то, мне стало просто вот очень страшно. Хотя, в сложившихся обстоятельствах, уже глупо было бояться каждого нового поворота событий. От сотрясающей меня мелкой дрожи и острой зацикленности на рассматривании собственной радужки, я как-то не заметила настойчивого тиканья в сжавшемся от голода желудке. Обратила на него внимание, когда в глазах, внезапно, потемнело. Мир очередной раз крутанулся вокруг своей оси. Меня, малость, повело в сторону и ориентация в пространстве временно пропала. Буквально на мгновение! Собственно, я успела только потерять равновесие и прилечь на темный паркет, как сознание снова вернулось ко мне, играя всеми условленными красками.

-Уффф- сильно выдохнула я, тряся головой и сглатывая набежавшую слюну- Если меня теперь регулярно будет так ветолетить…- начала было я, как осеклась.

Я сказала все это вслух!

-Ой!-пискнула я, резко поднимаясь на колени с пола и осматривая ладони- Снова я!

Затаив дыхание, медленно подняла глаза на зеркало, перед которым, собственно, и упала.

Из стекла на меня смотрела я. Ура! Именно я! А то, знаете, я уже и в этом не была уверена. Мало ли кто там еще окажется… Но…Тонкое лицо, густые темные волосы, рассыпанные по плечам и чуть завитые на концах, хрупкие ключицы…Вот только глаза, чтоб их! Мои глаза все еще были того самого, нереально зеленого цвета! Где мои карие зенки, я вас спрашиваю?! Да у меня вся косметика под другой цвет глаз подобрана! Одних теней четыре пайетки, весьма недешевых лейблов! Да и одежда под эти глаза не подходит…Мне что, теперь весь гардероб менять? От этой мысли, кстати, что-то внутри меня радостно заорало «ДА! УРА!». От чего жадность и финансовый дух впали в легкий шок и последующую истерику.  Ну а что? Нам теперь голыми ходить, чтоли? Переживут, как-нибудь…

Так, стоп! А с фига ли я голая-то?!

Тихо взвизгнув, я тут же стянула с кровати покрывало, соорудив из него тогу. Стало чуть спокойнее. Но только чуть! 

Ничего не понимаю! Там, дома, мое тело валялось на полу вполне себе даже одетое! Я же со шкафа упала. А на шкаф я не голая лазила. А теперь что? Куда шмотки мои делись, я вас спрашиваю? И что? Когда тело обратно вернется, оно теперь там голым валяться будет? А если кто-то все-таки меня хватится? И дверь в квартиру сломает? И что увидит? Голую меня и опрокинутую стремянку? И что этот мифический кто-то подумает? Хотя, зная Прохора, тут не так много вариантов. Этот дебил весьма ограничен в своих фантазиях.  Хотя и тут его расследование зайдет в тупик. Потому что, голая-то почему при этом? «Как  мало я знал о ней!»- сокрушенно подумает он и смахнет скупую мужскую слезу.



Мира-Мария Куприянова

Отредактировано: 08.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться