Цвет слоновой кости

- 12 -

21:00

 

Прошло чуть более трёх часов с момента рассказа Камиллы о своём прошлом. К этому времени она уже успокоилась и ей стало лучше. Лучше от того, что она наконец освободила своё прошлое, рассказав кому-то. Рассказав мне. И я вовеки веков буду хранить её доверие, открытость, которое она подарила мне.

На протяжении этого времени я, Лили и Камилла находились в игровой комнате, где мы радостно игрались, смеялись и просто веселились, забыв обо всём. Для нас ничто не существовало. Для нас эта игровая комната была нашим маленьким миром, где мы могли делать всё что захотим. Где мы продолжали оставаться детьми, не желая взрослеть. В тот момент моя младшая Лили была более, чем счастлива. В тот момент я знал, что там на небо смотрит наша мама и она была также счастлива. Счастлива за нас. 

Время всё шло и шло. Шло так быстро, что я не заметил то, как за витринами магазина виднелись тусклые лучи фонарных столбов и то как на улицах Лондона наступило позднее время - а значит мне и Лили пора возвращаться домой. Возвращаться в каторгу, в которой проживает и ожидает человек, ставшим нашим отцом. И как бы сильно я и Лили не желали возвращаться домой, но у нас не было другого выхода. К тому же, совсем скоро мы сбежим от отца. Осталось лишь ждать возвращение мистера Уайта и ответа от его друга.

Выходя из магазина, я и малышка Лили попрощались с Камиллой, пообещав, что мы завтра придём. После чего я взял на руки Лили и направился в сторону дома, всё также слегка опасаясь людей, проходившие мимо нас. Ускорив темп ходьбы, я и Лили пришли домой спустя двадцать минут. И придя домой, мы вновь тихо вошли внутрь, боясь разбудить отца, которого, к счастью, не было. И я спокойно пошёл в комнату Лили, уложил её на кровать и пожелал доброй ночи, после чего направился в свою спальную, где также лёг, вспоминая Камиллу и сегодняшний день, проведенный вместе с ней. Я лежал и вспоминал, как вдруг в дом вошёл отец. Он вошёл, громко хлопнув дверью – от чего я вздрогнул от испуга, встал с кровати и вышел из своей комнаты.

Мой пьянчуга отец стоял в обнимку с какой-то женщиной, которая также, как и он была пьяна. Они оба радостно и громко смеялись, не замечая моего присутствия. И это меня очень злило: ведь в другой комнате спит Лили, которая может проснуться и увидеть всю эту жалкую картину. И чтобы этого не допустить я обратился к ним двоим.

 

Ричи: Вы могли бы потише? Лили спит в своей комнате, - сказал я сдержанным тоном. 

Отец: Что? Что ты сказал? – спросил он, подойдя ко мне.

Ричи: Я сказал в той комнате спит Лили и вы можете разбудить её, - повторил я, глядя в его свирепые глаза.

Отец: Я могу разбудить её... Ты принес деньги?

Ричи: Нет, - ответил я, солгав ему.

Отец: Что? Повтори-ка.

Ричи: Я сказал нет. Сегодня я ничего не заработал, - ответил я без капли страха. 

Отец: Ничего? То есть ты не принёс денег и имеешь смелость разговаривать со мной в таком тоне в присутствии дамы?! Ах, ты мелкий засранец! Я научу тебя как нужно разговаривать с отцом! – сказал он, снимая с себя ремень. – Давно я тебя не порол, мерзавец...

Женщина: Адам, кто это? 

Отец: Это, милая, мой никчемный сын, которого я сейчас буду пороть! Сукин сын, который забыл своё место и осмелился перечить своему отцу! И в добавок не заработал ни одного ширлинга!

Женщина: Что? У тебя нет денег? Ты ведь сказал, что...

Отец: Заткнись! Я только сказал, что этот сукин сын не заработал ни одного шиллинга! Ты что меня не слушаешь?! – спросил он, обращаясь к ней, держа в руке свой ремень.

Женщина: Раз у тебя нет денег, то я уйду. Найду себе другого у кого есть деньги и буду развлекаться с ним. Прощай, Адам, - сказала она и вышла из дома. 

Отец: Нет! Нет! Твою мать! Смотри, что ты натворил, маленький ублюдок! Из-за тебя я опозорился перед дамой! Из-за тебя я уже не проведу с ней ночь! – закричал он, ударив меня ремнём. – Я научу тебя как разговаривать с отцом! 

 

Отец продолжал кричать на меня и бить. А я продолжал терпеть боль, сдерживая слёзы. Я старался быть сильным. Быть мужчиной. Я боялся, что вот-вот проснётся малышка Лили и она вновь увидит то, как отец бьёт меня. И тогда бы она вновь будет умолять его не делать этого. Умолять, громко рыдая. Я должен был стерпеть эти побои. Должен ради Лили.

 

Отец: Если я ещё раз услышу, что ты не принёс денег и то как ты грубишь мне, я убью тебя! Убью собственными руками! 

 

Осознав, что у него иссякли все силы, отец выкинул ремень и пошёл в свою комнату. И не дойдя до комнаты, отец упал, ударившись об табуретку. Упал, потеряв сознание. И в эту же секунду я пошёл в свою комнату и собрал все вещи, которые у меня были в чемодан. После чего, я вошёл в комнату Лили и также собрал её вещи, положив в свой чемодан. И вскоре, я окутал спящую Лили одеялом, затем взял её на руки и вышел из дома. Вышел, оставив лежащего отца на полу без сознания. В тот момент мне было всё равно на него. В тот момент я наделся, что он погиб. И в тот момент я знал лишь единственное место, где мы бы могли остаться - мастерская дядюшки Луиджи. И потому недолго думая, я бегом направился туда. Направился, держа в одной руке Лили, а другой чемодан с вещами в надежде, что Камилла на впустит и разрешит остаться у неё. Хотя бы на время. 


 



Эминуэль Римм

Отредактировано: 19.03.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться