Цвет слоновой кости

- 28 -

22:30

 

Я читал каждую строчку дневника дядюшки Луиджи. Читал с большим интересом, постепенно узнавая историю о его жизни и о том, как именно он стал мастером кукол. Я читал, ожидая момента, где он подробно расскажет об удочерении Камиллы и о ней самой. И, когда я наконец дошёл до этого момента, время для меня, будто остановилось. Ведь такого поворота событий, я не ожидал. 

 

" Всю жизнь я и моя благоверная Ванесса мечтали о собственных детях. Но, к сожалению, Господь не подарил нам такую возможность. И мы смирились с этим. Смирились и продолжали жить. И чтобы как-то разнообразить нашу жизнь, мы уехали из маленького городка Италии и приехали в Лондон. По начало нам, как иностранцам было довольно тяжело: мы не знали языка, законы, устои этого города. Мы были здесь чужаками. Но со временем всё изменилось. Я и Ванесса обосновались и даже приобрели собственный дом. И чтобы не умереть с голода, я начал работать. Я работал, куда брали иностранцев: грузчиком, продавцом и сапожником. Я работал не покладая рук. Работал ради Ванессы. Мы жили спокойно и счастливо. Мы жили, всё ещё мечтая о собственных детях. И наша мечта так и осталась мечтой на протяжении многих лет. 

Время шло. Шли и наши года. Я и Ванесса уже не были так молоды и прекрасны и потому мне пришлось уйти с работы. Оставаясь дня, неделями дома, я не находил себе место. Я пытался занять себя чем-то. И вот однажды, прогуливаясь с женой по улицам Лондона, я увидел девочку, державшая в руке куклу. Та кукла была безобразно смастерена и мне было очень жаль девочку. И тогда у меня появилась идея: открыть мастерскую по изготовлении кукол. И этой идеей я поделился с Ванессой, и та поддержала меня и даже помогала. Научившись сам мастерить куклы, я начал изготовлять их, а моя благоверная сшивала им одежды на текстильной машинке. Она была превосходной шитницей. И с того момента мы начали продавать куклы, а чуть позднее открыли магазин в нижнем этаже нашего дома, назвав его "Мастерской дядюшки Луиджи". Идеей этого названия принадлежала моей жене. И мы представить не могли, что наши куклы так понравятся детям. 

Прошло ещё некоторое время. Наш кукольный магазин процветал и приносил нам не плохие доходы. Но эти деньги не могли осуществить нашу давнюю мечту - иметь собственного дитя. Моя благоверная и любимая Ванесса с каждым днём смотрела на счастливые лица родителей и то, как они играют со своими детьми. Каждый вечер перед сном Ванесса молилась и просила Господа о чудо. Она мечтала усыновить или удочерить ребёнка из приюта и воспитать его или её, как своего. Но в связи с нашем преклонным возрастом и то, что мы иностранцы, нам отказали отдать в воспитании ребёнка. И с того дня моя Ванесса очень горевала и презирала тех служащих приюта, называя их нацистами. И сколько бы не успокаивал её, Ванесса продолжала грустить и даже перестала есть. И тогда я решил что-то предпринять. И тогда у меня появилась идея. Безумная идея, услышав которую, многие смеялись бы надо мной и называли мы меня сумасшедшим. Идея, которую невозможно осуществить. Но ради своей жены, ради её счастья, я был готов на всё. И я был уверен в себе и потому приступил к работе. Месяцами я в тайне от жены построил машину, с помощью которой, я мог бы осуществит свою идею - оживить одну из кукол. Каждая кукла, что я смастерил, была подключена к машине. И пока одна из них не перевоплотиться в человека, я продолжал свои испытания. И вот однажды, спустя несколько сотен попыток, мне удалось осуществить свою идею. Мне удалось сделать из фарфоровой куклы в живого человека. В живую девочку, которую я назвал в честь своей матери Камилла. И во время испытаний, я нечаянно повредил её лицо. Повредил, поцарапав лезвие ножа её левый висок, ставшим вскоре шрамом, когда она превращалась в человека. И перед тем, как показать её Ванессе, я проводил некий эксперимент, дабы понять превратиться ли она вновь в куклу или же навсегда останется человеком. И во время эксперимента я ухаживал за Камиллой, как за живой девочкой, как за дочкой. И благодаря экспериментом, я осознал, что Камилла превращается в куклу в одиннадцать часов вечера, а в человека - в двенадцать часов дня. И с этим я уже не мог ничего поделать. Главное для меня было то, что я сотворил невозможное. 

На протяжении нескольких дней, я держал Камиллу в мастерской, думая и придумывая как рассказать о ней Ванессе. С чего начать, а с чего закончить. И тогда у меня появилась идея - я представлю Камиллу, как девочку, которую, нашёл на улице в одном из бедном районе Лондона. Я был уверен, что Ванесса поверит в это и я был прав. 

Спустя несколько дней, я привёл Камиллу в наш дом, одев её в рваную, неопрятную одежду для правдоподобности. И приведя вечером её домой, я рассказал Ванессе о выдуманном мною истории: то как нашёл эту бедную, голодную, неопрятную на вид семилетнюю девочку на одном из улиц Уайтчепела, где она якобы ела еду из свалки и не понимает английского языка или ещё хуже не умеет разговаривать. И у неё нет имени. И Ванесса, слушая мою историю, поверила в это и с теплотой приняла Камиллу в наш дом, называв её своей дочерью. И она одобрила мою идею назвать эту девочку Камиллу. В тот день моя благоверная жена вновь стала счастливой. И я вместе с ней. 

Да, я солгал своей жене. Да, я скрывал всю правду на протяжении многих лет. Но я это сделал ради неё. Ради её счастья. И я не жалею о содеянном. И моя любимая, прелестная жена была на седьмом небе от счастья. И она, как добродушная женщина, бережно заботилась и воспитывала Камиллу, обучая её всему что знает. Обучала её английскому языку. И чтобы Ванесса не увидела то, как Камилла превращается в куклу, а спустя двенадцать часов обратно в человека, я вновь солгал ей. Солгал, сказав, что прочёл в одном из статей о том, что нездоровые дети должны спать по двенадцать часов в день. Что будить их рано плохо скажется о их здоровье. И Ванесса поверила мне и старалась никогда не будить Камиллу до двенадцати. 



Эминуэль Римм

Отредактировано: 19.03.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться