Цветение сакуры

12. У бабочки всего лишь день...

Было довольно поздно, но от неё ни слуха, ни духа.

Утром получалось отвлечься то поездкой с Хосоком в торговый центр, и последующими приготовлениями, так как все-таки решился на признание. Когда закончил основную часть работы, время близилось к шести часам. Движимый голодом направляюсь к кухне, но резко останавливаюсь.

Что происходит?

Все участники, занимаясь своими делами, сидели в гостиной, что в  последнее время было не характерно, т.к. каждый был занят своим хобби или просто отдыхал от всех у себя.

Сегодня что-то пошло не так.

- Что происходит? – решил таки озвучить свой вопрос.

На мой голос тут же повернулись все шестеро.

- Её до сих пор нет, - ответил Намджун.

От его слов в голову начали лезть дурные мысли, которые я всячески пытался выпнуть.

- Как нет? – говорю я, усаживаясь на рядом стоящее кресло.

Никто не хотел нагнетать обстановку выражая свой страх за девчонку вслух, поэтому каждый уткнулся в телефон или другой гаджет. Но то и дело бросали взгляды на часы, которые громко тикали в оглушающей тишине.

Вопрос «Все ли хорошо?» к восьми уже не просто витал по дому, а накалял все пространство.

Просто сидеть не было сил, хотелось броситься искать потеряшку. Ведь потерялась, как пить дать.

Неожиданный звонок напугал всех: кто-то вздрогнул, а кто-то, Джин-хён и Хосок, подпрыгнули. За что и получили смешки от макнэ-лайна.

Все это меня не очень интересовало…больше всего беспокоило выражение лица лидера.

С кем он говорит? Судя по контексту, то с менеджером?

Он ее поедет искать? Один? Серьезно?

Я хотел было предложить свою помощь в поисках, но RM закончил говорить, сбросил вызов.

- Звонил менеджер, - начал вводить в курс дела Намджун. – Он поедет искать Джин-Хо. Предупреждая все ваши возгласы, скажу…никто и никуда из вас не поедет. Скоро они приедут. Вопрос. Что насчет ужина? Поедем куда-то или закажем?

Ехать в ресторан никому не хотелось, тем более, что барышня еще не вернулась. Но вот с доставкой возникли споры: младшая троица хотела что-то из  фаст-фуда, старшая – за европейскую  кухню. Далось им это!

И все уставились на меня в надежде получить то численной превосходство, что чаще всего давало возможность выбирать понравившееся.

- Давайте дома поедим. Я приготовлю, - приходит неожиданное решение. – Джин-хён, поможешь?

Предложение было одобрено всеобщим гулом и улюлюканьем.

- Хён, а мясо будет? – поинтересовался вечно голодный манкэ.

- Если хочешь мяса идем помогать нам, - ответил суровый Джин-хён, потащив упирающегося Чонгука.

Мда-а-а не на это рассчитывал младший. Усмехаюсь.

Но лучше так, чем гнетущее молчание.  

***

Они меня потеряли.

Это выяснилось, когда на экране моего телефона высветился незнакомый номер.

- Где вы? – один вопрос по-английски.

Хороший вопрос. Как я должна объяснить где я, если я не знаю где нахожусь…нет, конечно, у меня было общее представление о том, куда я шла. Но чтоб конкретно сказать где я…вот это было сложно.

Непостижимым для меня образом, но через полчаса меня забрал менеджер. «Жучок» что ли поставили?

- Мы беспокоились, что вы потерялись, - это единственное, что он мне сказал.

Беспокоились? Мы?

Немыслимо.

Даже он?

От этой мысли стало тепло в груди, и чтобы скрыть вырывающуюся на волю улыбку отворачиваюсь к окну, где вечернее солнце окунало город в багряное море.

Находясь далеко от него, я мысленно то и дело возвращалась к нему. Парк, магазин, кафе…везде представляла его рядом. Иногда мелькала шальная мысль о том, как мы выбирали что-то для дома. Проходя мимо жилых домов представляла, что здесь наша квартира…Похоже, что это уже диагноз.

Грустный вздох.

Прекрасно знаю, чем все закончится, но душа мечтателя все еще надеется на счастливый финал драмы. Эх-х-х.

Как только машина остановилась, менеджер повернулся ко мне.

Что? Почему так внимательно смотрит?

- Тебе нравится Мин Юнги? – без обиняков спрашивает он.

- А?- от удивления широко распахивая глаза. Вот так поворот. Как говорится не в бровь, а в глаз.

И что мне ответить на это?!

И вообще как он пришел к такому выводу? С чего вдруг-то!?

Самым логичным было бы сказать «нет»…но тогда почему я медлю? Не из-за патологической честности же. Пф.

- Мне все нравятся, - улыбкой отвечаю я, включая режим «Фанатка». – Каждый из них...

- Я не об этом, - перебил меня он.  

Уф. Дотошный. Да знаю я, что не об этом вы спрашиваете! Но не могу я вам сказать правду! Хорошо, если это только меня коснется…А если нет?

- А о чем? – переключаюсь на режим «Дурочка».

- Я знаю, что у вас есть чувства. Взаимные. И все пытаюсь понять насколько это опасно для него, тебя и… компании.

Так! Стоп. Взаимные?!

Сердце пропускает удар.

Как он узнал? Ладно, мои эмоции как в зеркало смотреть. Я никогда не была актрисой. Но его!? Блеф, чтобы я призналась?

Мысли бешеной мухой мечутся в голове.

Чувствую, как начинает бить мелкая дрожь. Молчание затянулось. Взгляд менеджера в стиле «допрос прокурора» вдруг смягчается.

- Ничего не говори. Ответ я уже знаю. Не воспринимай мои слова как угрозу. Просто беспокоюсь. Фанаты бывают жестоки. Ты пострадать можешь сильнее него, - он видел мое смятение. – Я заберу твои пакеты из багажника.

Пострадать сильнее…

Это да. Фанатская ревность может быть сильнее супружеской. Хотя бы потому что супруг один и ты его знаешь, а фанатов… И если это хоть под каким видом просочится в СМИ я ни на одном континенте не найду убежища. Вот она оборотная сторона популярности. Это страшно.

Как быть? Как себя вести? Что говорить?

Сидеть здесь можно хоть до посинения, да только как быть дальше все равно не пойму. Поэтому двигаясь как деревянная кукла, выхожу из машины.



Кира Снежная

Отредактировано: 16.07.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться