Цветочек

Глава 1

Мне всегда было тяжело просыпаться. Особенно если это выходной день. Вроде можно и поспать подольше, но настырная бабуля не дремлет, разбудит громыханием своих кастрюль на кухне, как бы намекая, вставай внуча, завтракать пора давно, да и по дому помогать. Вот и сейчас она гремит с утра пораньше. И чего не спится в такую рань человеку. Ни себе ни людям.
- Бабуль, ну не стучи, встаю я, – еле шевелю губами, хриплю как профессиональный алкоголик.
В нос ударяет запах фирменной бабушкиной травяной настойки, которой она обычно отпаивает меня в дни грусти и болезни. И тут я понимаю, что стучат не кастрюли на кухне, а моя голова. А точнее по голове стучат кувалдой.
– Бабуль, мне сон такой странный приснился…лес, грибники, бегущие олени... - пытаюсь приподняться.
В лицо впихивается кружка с ароматной и целебной водицей.
– Бабуль дай встану, ну, - медленно разлепляю очи.
 С больной головой сделать это очень непросто. И лучше бы я этого не делала. Прямо передо мной стоит мужик в непонятном балахоне и с серьезным выражением лица пытается впихнуть мне кружку с чем-то очень благоухающим.
 – А где бабуля?
 Вопрос явно игнорируется. Всё с тем же выражением на лице неизвестный подносит к моим губам напиток.
 – Кипяток! – кричу, отталкивая рукой чашу.
Вода расплескивается на пол.  Мужик смотрит волком, я гордо отворачиваю лицо. Скосив правый глаз в его сторону, вижу, как он набирает в ту же кружку из какого-то сомнительного котелка отвар. Когда чаша наполняется, мужик снова подходит ко мне и пытается напоить.
 – Пей, - гремит своим басом у меня над ухом.
Когда он понимает, что теперь игнорируют его, хватает за подбородок, поворачивает мою голову к себе и начинает заливать пойло.
– Я сама.
Понятно. Не выпью, не отстанет. Эх, была не была. Запрокидываю голову и пью маленькими глотками. Кружка выпадает из рук, по телу проходит приятная теплота, голова кружится, и я откидываюсь обратно на подушки.
 – Что со мной?
- Станет легче, полежи, – как-то тихо говорит он и отворачивается.
- Подожди… - успеваю схватить его за руку, на что он резко оборачивается и тяжелым взглядом сверлит мои пальцы. Так. Понятно. Не трогать.
- Послушайте, я ничего не понимаю. Вы кто? Я где? У Вас дома, да? Вы меня зачем в кровать уложили то вообще? Где бабуля?- шквал вопросов обрушивается на мужика.
 Я не люблю оттягивать. Всё сразу, по делу. А он как я погляжу и не торопиться отвечать. Подходит к окошку, распахивает его, вдыхая свежий воздух, а затем поворачивает лицо ко мне. А, понятно. Злые мы. Успокаиваемся. Ну ничего, я дама терпеливая, подожду.
- Ну? Оглох?
Тут бык срывается с цепи и подлетает ко мне в один шаг, сжимает горло и как-то неприятно смотрит, а потом резко отходит, словно и не было ничего.
- А где думаешь, ты находишься, путана? – спрашивает меня этот тип.
Кхе, кхе. Простите, что? Путана? Это я путана?!
- Извините, конечно, но что заставило Вас думать, что я являюсь представительницей этой древней профессии? Это Вы меня поэтому в кровать сразу? да?-  отвечаю строгим голосом.
- А что необычного? Неудобно? Для тебя разве не привычная обстановка? – вздернув одну бровь,  отвечает мужик.
- Да меня вообще обстановка напрягает! Я просыпаюсь, подле меня стоит неизвестный, пытается напоить, уже в кроватку уложил и еще и издевается!
Однако, хочу заметить, что настойка то полезная оказалась, вон как голосок у меня прорезался.
- Не ори. Кричать будешь, когда я буду тебя брать, а пока не стоит.
Так всё. Надоело. Поднимаюсь с кровати, оглядываю хибарку, по-другому даже назвать не могу. Понимаю, что идти нужно прямо и на выход. Так и поступаю. Резко распахиваю дверь и замираю на месте. Воспоминания. Нечеткие картинки всплывают в голове, обрушиваясь нескончаемым потоком информации. Это был не сон. Берег, река, лес. Мне не почудилось. Твою налево. Делаю неуверенный шаг вперед, и дверь за мной резко захлопывается.  Вздрагиваю и делаю еще один шажок. На противоположной стороне стоят огромные избы. Оглядываюсь. Вокруг вовсю кипит жизнь. Люди слоняются туда- сюда. Кто-то копошится в земле на своих участках, кто-то сидит на лавках у дороги, разговаривая. Собаки лают на детей, а те убегают друг от друга, счастливо заливаясь смехом. Несколько старух стоят у своих калиток, стирая белье и напевая песни. Кто-то рубит дрова, а кто-то просто лежит на траве, загорая на солнышке. Вот всё бы ничего, да только не мой это город и даже деревня не моя, про время года вообще молчу. Что здесь происходит, у кого бы мне узнать? Стало подозрительно тихо. С разных сторон на меня начали коситься люди.
- Здравствуйте, соседи, - решаю, что стоит хотя бы поздороваться для приличия. Напяливаю дебильную улыбочку на лицо и машу всем ручкой. В этот момент меня хватают за плечо и силой заталкивают обратно в хибару.
– Эй, а нельзя ли повежливей, – царапаюсь как кошка.
 Незнакомец кидает меня обратно на кровать и заваливается сверху.
- Тебе дура совсем не страшно? – кричит мне в лицо. – Сиди здесь и не высовывайся, пока не стемнеет, а дальше иди на все четыре, держать не стану.
- Я хочу знать, куда попала. Это так сложно? Ответь мне, - требую хрипло.
 Говорить, припечатанной к кровати таким шкафом очень тяжело.
 Горестный вздох и тихое: – Ты в безымянной деревне, вокруг лес. Город отсюда далеко, пойдешь ночью, - незнакомец слезает с меня и садится на пол у стены.
У меня вырывается нервный смешок, но я делаю вид, что ничуть не удивлена поворотом событий. Лицо у меня видать как у умалишённой, потому что мужик смотрит на меня с явной жалостью. Либо это неприязнь. Я еще не решила. Сложно угадывать эмоции на лице у человека - скалы.
 Итак, я оказалась в неизвестной деревушке, на улице лето, а где-то там за лесом вроде имеется цивилизация. Ко мне в голову приходит единственная, но не совсем здоровая мысль: я в д*рьме. Хотя может я просто попала в другой мир. Тогда это всё объясняет. Ну слава всевышнему...а я уже переживать начала. Вот так всегда, лежишь себе ночью никого не трогаешь, в ус не дуешь, а у судьбы на тебя свои планы. Становится скучно себя жалеть, а потому вовсю начинаю разглядывать мужика. Руки сильные. Сразу видно, что качается. Хотя может просто дрова рубит талантливо. Настоящие такие мужские руки с соблазнительными выступающими венами. Ноги крепкие, от ушей. Грудь мощная, может и пресс есть, под рубахой особо и не видно. Волосы до плеч, светлые, выгоревшие на солнце, почти пепельные. Упрямый подбородок и еле заметная ямочка. Губы у него вечно поджаты. Странно, но я всегда первым делом обращала внимание на глаза мужчин, для меня это очень важно. Глаза должны быть живыми, чтобы затягивали. Просто смотришь в них и улыбаешься как дура. И... вот знаете, у него именно такие глаза. От таких глаз не скрыть ничего, они всё видят, всё понимают. И цвет такой синий, такой насыщенный, особенно это выделяется на фоне его загорелой кожи. О да. Хм, пожалуй, можно задержаться здесь ненадолго. И тут я понимаю, что глаза то у него открыты, и что он сидит и также разглядывает меня. И в данный момент его осмотр происходит в районе моих голых ног. Когда он встаёт, я вжимаюсь в стену. Неспешной такой походкой этот богатырь направляется ко мне. Остановившись у кровати, облокачивается рукой о стену над моей головой, наклоняется к моему лицу, и произносит:  – Не стыдно?
Кому? Мне что ли? Мне вообще стыдно редко бывает, а тут надо же знать с чем я дело имею. Но отвечаю другое.
-Каюсь. Очень.
- Удивительно.
- Что именно?
- Гулящим девкам стыдно не бывает, – вещает мне ненавистник прекрасного пола.
- Да с чего ты взял, что я гулящая? То что я за грибами в комбезе пошла еще ни о чем не говорит, я люблю природу, шумный мегаполис - это не моё. Я - дитя леса.
Я не думала, что его взгляд может быть еще тяжелее. Я ошиблась.
- У тебя на редкость мерзкий язык, ты говоришь непонятные слова, если думаешь, что сможешь запутать меня, то ошибаешься. Встала!
Резко тянет меня наверх за талию, но я не из робкого десятка, сразу начинаю отбиваться. В ход идёт всё. Ногти, зубы. Я защищаю свою честь, как могу. Но против кулака не устоишь. Удар слишком сильный. Я падаю на пол, хватаясь за щеку. Боль приходит мгновенно. Такая сильная и острая, что я стону, лежа в ногах у мужика. А он просто разворачивается и  уходит, хлопнув дверью. Не знаю, сколько я пребываю в дурмане, но боль начинает утихать. Сажусь и тупо смотрю прямо перед собой. Начинаю плакать, как маленький ребенок. Сильно, навзрыд. Я рыдаю, размазывая сопли и слёзы по лицу, всё ниже опуская голову. Я не могу понять за что? Почему он ударил? Затем становится смешно. Знаете, такой нервный смех, на гране истерики. Хотя, вероятно, что уже не на гране. От переизбытка эмоций я отключаюсь.  
 



Rony Del

Отредактировано: 26.07.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться