Цветок Белогории. Книга 2

Размер шрифта: - +

Глава 2-7

Рональд Чёрный

А он-то думал, в чём причина? В том, что он не Рысь или вовсе не в её вкусе. Всё оказалось гораздо проще. Хотя где-то в душе вызывало недоумение. Наложницы... Этот обычай издавна был принят у морян, да и не только у них. Практически каждый обеспеченный князь имел служанок, готовых в любой момент явиться по зову господина. Даже столь уважаемый всеми князь Радомир Видар, отец Лёли, имел в своё время не одну «женщину для постельных утех». До тех пор, пока не встретил свою пару. Обычай иметь таких женщин, даже в том случае если имеется пара, было тоже явлением обычным, можно сказать правильным. Даже там, откуда родом леди Ярослава, содержать любовницу было нормой!

Кто-то, как рыси, отошли от этих обычаев, но Змеи чтили свои традиции и хранили их. Да и какому мужчине нелестно, если у него имеются наложницы? А если жена больна или на сносях, так без других женщин просто никак. Правда, в случае до знакомства с собственной парой... Тогда все меняется. Змей это понял на собственной шкуре. Жить без Рыськи, быть без неё одной, он просто не желал. А теперь и не мог!

Даже сейчас, стоя рядом с Олей, вдыхая запах её волос, тела, Рональд горел в огне собственных страстей. Он хотел её до безумия. И вместе с тем отпугнуть девушку не имел права.

И снова был поцелуй, горячий, жадный. Рональд с трудом сдерживался, чтобы не наброситься на девушку и не овладеть ею прямо здесь и сейчас.

– Оль,– хриплым голосом позвал оборотень. И девушка вскинула свои затуманенные страстью глаза. Красавица… его котёнок.

– Ммм? – тонкая ручка девушки нырнула между пуговиц на рубашке оборотня, прикоснулась к его коже...

Тысячи искр пронеслись по Змею в этот же миг. Мука? Нет, наслаждение! Оборотень улыбнулся уголками губ. Похоже, она веревки из него вить будет. Пусть, лишь бы была рядом! И Рон, не выдержав, снова припал к её губам. Он пил этот нектар, каждый её вздох, не желая отрываться. Мужские руки путешествовали по её телу, сокрытому одеждой. «Всему своё время, надо только ещё чуть-чуть потерпеть», – уговаривал он себя. И в этот самый момент, когда он почти примирился с самим собой, ручки любимой оплели сначала его шею, и Чёрный снова прижался к ней как можно ближе, а затем Рыська обхватила его ногами, словно так было правильно. Да что там «словно», оно так и было! Стоны то и дело срывались с губ любимой в то время, когда оборотень целовал её губы, шею, плечи, спускаясь к обнажённой груди. Что же она с ним делала, сама того не сознавая!

Рональд то и дело поправлял свою куртку, сползающую с плеч Лёли. Если бы не осенняя прохлада или другая девушка в его руках, то на такой пустяк он даже не стал обращать внимание. Нежное тело любимой, по которому скользят блики луны, это ли не услада для глаз оборотня? А ещё и сама возлюбленная, ведомая голодом своего тела, того самого, на которое отзывается его внутренний Змей.

Запах Ольги сводил Чёрного с ума, заставляя усиливать натиск. Хотя о чём он? Рон так истосковался по телу любимой Рыськи, что непрерывно напоминал себе о необходимости держать себя в руках. Поэтому он был необычайно нежен, а Лёля сама пыталась взять инициативу в свои маленькие ручки, впиваясь ему в губы. Но и сам оборотень не мог вытерпеть этой страсти и тогда уже он сминал её, атакуя так, что Лёля шептала его имя и требовала не останавливаться. В какой-то момент Чёрный отпрянул, осознавая, что подол платья княжны приподнят, а он сам уже давно целует внутреннюю сторону бёдер девушки и готов подняться выше...

Как и почему Рональд опомнился, он и сам не мог понять. Запах её тела, её возбуждения сводил его с ума, как никогда прежде. И Змею не надо было смотреться в зеркало, чтобы понять – его чёрные глаза горели тем самым пламенем, который бывает только в том случае, если мужчина нашёл СВОЮ женщину и пусть хоть кто-то попробует её у него отнять! Он окончательно перешёл границу жизни ДО НЕЁ! БЕЗ НЕЁ его теперь больше НЕ СУЩЕСТВУЕТ!

Но на какой-то миг сквозь сумасшествие и тихий стон нежной княжны Рональд очнулся, отстраняясь от неё. И из последних сил произнёс:

– Котёнок, не торопись.

– Почему? – спросила красавица, и что-то непонятное промелькнуло в её медовых глазах.

И чтобы не обидеть своими действиями и недомолвками, которых между ними и так было в избытке, Чёрный пояснил:

– Я хочу, чтобы в первый раз у нас с тобой было не в саду. Хотя конкретно против этого места, – Рон усмехнулся, с нежностью наблюдая за Олей, – я ничего не имею. И мне даже нравится, – он прижал ладонь княжны к своему паху, недвусмысленно демонстрируя ей возбуждение. – Но мне хочется, чтобы всё было несколько иначе. И растопленный камин дарил тебе тепло.

– А мне не холодно, – произнесла девушка, подарив ему улыбку. Она поняла, и это главное. – Только …– Лёля замялась, словно решая делиться с ним своими мыслями или нет. И Рональд едва не застонал от досады. Что же творится в этой головке с волосами цвета спелой пшеницы?

– Говори, – попросил он и припугнул, – а то укушу! – поцелуй тут же был запечатлён на белой шейке Рыськи.

– Скажешь тоже! – рассмеялась плутовка и замолчала. Но Змей не торопил её. Пришло время, когда княжна, наконец, произнесла. – Ну, хорошо, слушай. Спасибо, что сейчас остановил это безумие. Но даже если это все между нами случилось, то я ни о чём не жалела, знай!

Змей обратился весь во внимание, не переставая любоваться своей девочкой. Какая же она красивая! Медовые глаза чуть светятся в темноте, а волосы слегка распушились. Припухшие губы, которые Оля только что соблазнительно облизнула, собираясь с мыслями, манили его, как никогда.

– Понимаешь... я не смогу с тобой встречаться, зная, что у тебя там, в замке, есть другие женщины. С монисто или без него, неважно. Этого не будет никогда! Я и только я. Единственная. Всегда.



Ирина Снегирева

Отредактировано: 29.11.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться