Цветок Белогории. Книга 2

Глава 3

Ярослава и Радомир

Сердце болело за дочь, но в одном родители оказались правы. Что бы ни происходило между Ольгой и Рональдом, вмешиваться в дела сердечные было нельзя. Иначе все можно только испортить. Кроме того супруги посчитали, что если будут давить на девочку, то она попросту опять уедет от них. А это недопустимо. И без того первый их совместный ребёнок жил вдалеке два года. Для княжеской четы это оказалось непростым временем. Сейчас же требовалось поддержать Лёлю, а не давить на неё.

На другое утро Радомир, которому княгиня передала суть разговора, приправив всё собственным нелестным мнением насчёт посторонних «женщин для постельных утех», отправился к дочери, обнял её, полусонную, и на ухо прошептал:

– Котёнок, что бы ни случилось, помни, что мы с мамой всегда рядом. А если кто не ценит такое сокровище, как ты, пусть проваливает. Ты у нас в единственном экземпляре и другой такой никогда не будет!

– Спасибо, пап!– пискнула в ответ Лёля и шмыгнула носом, прижавшись к широкой груди отца.

У князя сердце разрывалось от сложившейся ситуации и собственных знаний по этому поводу. И ведь понимал, что, возможно, он не владеет всей информацией, но дочь поддержать – его святая обязанность.

Прошлым вечером и ночью он, с сыновьями с трудом сдержал Рональда, рвавшегося поговорить с Ольгой. Змей с трудом владел собой и едва не обернулся, побелел и словно обезумел после её отказа. Сами Видары ни за что в жизни не хотели бы оказаться на его месте! Чёрный согласился подождать до утра, чтобы успокоиться самому и только после этого увидеться с Олей, поговорить с ней.

– Он хочет встретиться с тобой. Будешь разговаривать? – поинтересовался Радомир, целуя взъерошенные волосы дочери, как маленькой.

Ему хотелось помочь Лёле, поделиться с ней своими душевными силами, подсказать... Но жизнь прожить каждый должен сам за себя. И теперь, чтобы не решила девочка, родители поддержат её, ведь они одна семья.

– Пап, я бы не хотела его видеть. Но Змей не уедет, ведь так? – спросила его разумная девочка. – Поэтому я сейчас встану, оденусь и если можно, ты будь рядом со мной во время нашего разговора. Не оставляй нас наедине, пожалуйста. Только ты, я и он, без братьев и мамы. Хорошо?

Это напоминало представление, короткое, но непростое. Рон, потемневший лицом, ожидал Ольгу в гостиной. Ярославу и Властиславу князь приказал не присутствовать при этом разговоре, как и просила дочь. Встав у окна, княжна мяла в руках платок, а потом произнесла, глядя в почерневшие глаза Змея:

– Рональд, ты многое для меня сделал за эти годы. И я не хотела, чтобы вчерашнее недоразумение разрушило нашу дружбу.

– Радомир, ты не мог бы оставить нас наедине? – попросил Змей, и князю Рысей по-мужски было жаль молодого оборотня. Но родная дочь на первом месте, и ей сейчас тоже несладко. Она запуталась, и давить на неё сейчас не должен никто. Наверное, потому-то и не было пар между морянами и другими оборотнями, слишком непросто всё это складывалось. А может быть, сама природа восстаёт против подобных браков. Кто знает.

– Нет, – категорически ответил Видар, заложив руки за спину и перекатываясь с пятки на носок, – прости, Рональд, не в этот раз. Поверь, Рон, я очень ценю тебя и ты дорог моей семье, как лучший друг моих сыновей, как мой друг. Но пойми и меня. На дочь давить я не намерен и тебе не позволю. Ты помнишь наш уговор. Это мой окончательный ответ. То, что между вами произошло это ваше личное дело. Но если она отказала тебе сейчас, это её право. Возможно, есть причина? Присмотрись. Самое большее, что могу посоветовать – остыньте, подумайте оба. Поверьте, время все расставит по своим местам. А потом можно будет или расстаться навсегда, или начать все заново. Выбор только за вами.

Ольга вскинула голову, долго посмотрела на Змея. Радомир видел и сжатые побелевшие кулачки дочери, и её тонкие пальчики…

Чёрный... таким, обуреваемым страстями, Видар не видел его никогда.

– Прощай, Рон, – произнесла Оля, старательно подбирая слова,­– и кто бы ни был твоей избранницей в другой раз, не говори им, что у тебя никого нет, не надо. Правда она все равно всплывёт, я-то знаю. Ты забыл, что я оборотень, а не девочка, которая будет верить всему, с полуслова. Запах Далии слишком силён, чтобы я могла не обратить на него внимание.

Она ушла, не задержавшись в гостиной больше ни секунды.

Радомир все прислушивался, не побежит ли она по коридору, не раздастся ли всхлип. Но нет, ничего такого. Княжна настоящая леди, без истерик на людях.

Чёрный уехал. Не возвращаясь, не давая о себе знать княжне ни через месяц, ни через полгода, ни через год. Княжества по-прежнему сотрудничали и сами оборотни общались, но их встречи происходили не в Лесном замке. Но больную тему обходили стороной. Наверное, действительно что-то неправильное и болезненное происходило между дочерью и Змеем.

***



Ирина Снегирева

Отредактировано: 29.11.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться