Цветок ночи

Размер шрифта: - +

Цветок ночи

Существует легенда о волшебном цветке, что зацветает в полночь лишь раз в году. Он способен излечить любую болезнь, вернуть человека из царства мертвых, подарить бессмертие, сделать счастливым. Это цветок папоротника. В той же легенде говорится, что человек должен быть осторожным, если уж решился на такой отчаянный шаг, как поиски мифического цветка. Люди не единственные существа, что хотят заполучить сие чудо. Слуги тьмы во главе со своим владыкой, в эту волшебную ночь с шестого на седьмое июля устремляются в лес в надежде найти цветок ночи.


Как говорили в старые времена, боги оберегают людей лишь до тех пор, пока о них помнят. Но со временем, люди начали забывать своих хранителей. Перестали носить подношения, верить в них. Но, если существует на свете хотя бы один человек, который всем сердцем верит в существование Высших сил, они продолжают жить в нашем мире.
В лесу, где деревья располагаются не в ряд, а хаотично; в лесу, где есть нехоженые тропы; где каждый зверь свободен и защищен; где царит гармония и взаимовыручка; именно в таком лесу растет папоротник — любитель тени — что цвет раз в год в ночь на Ивана Купала. Божества, живущие в этом месте, в святую ночь трудятся не покладая рук: путают тропы, сбивают отчаянных путников с пути, всячески пугают. Но если твоя душа и помыслы чисты, ты можешь найти цветок ночи, и в этом тебе помогут духи леса.
Есть тропинка и не одна, что ведет в чащу лесного царства. И если отправиться по ней, ведомым лишь своим чутьем, то обязательно заблудишься. Хозяин леса заведет тебя в такие дебри, что выбраться поможет только чудо. Но, если пойдешь по знакам леса, прислушиваясь к шепоту деревьев, найдешь большой старый пень, из которого пробивается неокрепший росток нового дерева. К этому пню в былые времена, верующие люди приносили подношение лесному стражу, чтобы он оберегал их, помогал, не пугал. Задабривали его.
Сейчас все изменилось, люди перестали слышать глас природы, они и своего голоса не слышат, что уж говорить об окружающей среде. Перестали верить не то что в Богов, но и в самих себя. Запутались. Надеются лишь на технику, что окружает их и верят лишь ей. Но ведь в мире существуют вещи, которые не может объяснить эта их чудо-техника. Одной из них и является папоротник, точнее его цветение. Никто никогда не видел его цветов, но поговаривают, что он зацветает в полночь в ночь с шестого на седьмое июля, в день, когда верующие отмечают праздник, именуемый Иваном Купала или Ивановым днем. Если высушить цветок папоротника и выпить приготовленную из него настойку, можно вылечиться от любой болезни. Люди, ослепленные желаньем получить бесплатное здоровье, толпами устремляются в лес в ночь на Ивана Купала, в ночь, в которую по легенде зацветает папоротник. Но лишь чистые сердцем и душой могут найти тропинку, что ведет к ночному цветку, да и из них не каждый может перейти ту грань, что разделяет наши миры.
На хрупкие плечи семилетнего Коли свалились совершенно не детские проблемы. Его отец оставил семью, когда мальчику было 3 года. Мама — единственный человек, кто поддерживал его во всем — заболела. Врачи не могли ей помочь, они лишь разводили руками и как один твердили, что ей осталось совсем недолго. Единственным утешением во всей этой ситуации для мальчика стала бабушка, что переехала жить к ним на время болезни матери. Она все время делала всевозможные отвары и поила ими женщину.
— Бабушка, а чем ты поишь маму? — сидя за кухонным столом и положив голову на руки, спросил Коля.
— Травами, Колечка, травами, — процеживая отвар, ответила пожилая женщина.
Чуть наклонив голову на бок, мальчик поинтересовался:
— А зачем?
— Чтобы она поправилась.
У Коли загорелись глаза при слове «поправилась» и он, сев и по школьной привычке сложив руки перед собой, продолжил засыпать бабушку вопросами:
— Она точно поправится?
— Не знаю.
— А почему ты не знаешь? — не унимался мальчик.
— Видишь ли, — женщина тяжело вздохнула. — Твоя мама сильно болеет, и нет гарантии, что ей вообще что-то поможет.
— Совсем ничего? — округлив глаза, спросил Коля.
— Есть одна легенда, — тихо начала женщина.
— Какая?! — тут же перебил её мальчик.
— Что в волшебную ночь перед святым праздником днем Ивана Купала расцветает папоротник, — женщина умолкла, переливая отвар в глиняную кружку. Накрыв ее полотенцем, она уселась напротив внука, который с ногами забрался на стул и всем телом навалился на стол, чтобы быть ближе к рассказчице.
— А дальше? Когда День Ивана Купала? Где его найти? Он точно поможет? — не унимался мальчик.
— Сядь нормально, — мягко улыбаясь, проговорила женщина. — День Ивана Купала седьмого июля, мой дорогой. Говорят, что цветок папоротника может излечить от любой болезни, даже вернуть человека с того света, — она окинула внука печальным взглядом и продолжила. — Но, его практически невозможно найти. Папоротник цвет только раз в год и всего лишь несколько часов. На рассвете его цветы, стоит лучам солнца коснуться их, рассыпаются, превращаясь в золотую пыль.
Коля с жадность глотал каждое слово, произнесенное бабушкой. Когда старая женщина закончила говорить, он обежал кухню взглядов в поисках календаря и, найдя его висящем у себя за спиной, отметил, что волшебная ночь сегодня.
— Колечка, этого цветка не существует, — печально выдохнув, произнесла бабушка. — Это всего лишь легенда, — она снисходительно улыбнулась внуку.
— Я найду! Я пойду в лес и найду цветок папоротника! — Вскочив со стула, закричал Коля, и на его глазах навернулись слезы. — Я вылечу маму, вот увидишь... я прине...сууууу...цве...ток... — глотая слезы проговорил он.
— Иди сюда, — старая женщина поманила его рукой, а когда он подошел, обняла. — Ты его обязательно найдешь. Кто чист сердцем, всегда находит, — шептала она, гладя мальчика по голове.
— Правда?
— Правда.


Солнечные лучи, шныряли туда-сюда по комнате. Бежевые стены в сочетании с ними, казалось, излучали тепло, что обволакивало каждого, кто входил в нее. Минимум мебели: стеллаж с книгами, телевизор в дальнем углу, кровать, прикроватная тумбочка и пара стульев возле неё. И на кровати, расположенной у большого окна, — женщина лет тридцати пяти. Она смотрела сквозь стекло на открывающийся за ним вид. Ее лицо было отмечено печатью смерти, словно хозяйка жизней обняла за плечи и частично накинула на неё свою мантию.
— Мама!!!! — Коля с криком ворвался в комнату, словно маленький ураганчик. И тут же кинулся к матери на шею. — Мама, я тебя спасу. Я вылечу тебя! — затараторил он.
— Как хорошо, — женщина улыбнулась.
— И мы с тобой снова пойдем гулять в лес, правда? — мальчик с надеждой посмотрел на маму.
— Да, мой милый.
— И будем собирать грибы в корзину, я тебе подарю букет из красивых синих лесных цветов, — прижавшись к ее груди, все ещё лепетал Коля.
— Разумеется, — женщина запустила пальцы в черные волосы своего ребенка и слегка шевелила ими, от чего мальчик заулыбался и вскоре уснул. Из её глаз покатились слезы. — Разумеется, мы с тобой сходим ещё раз в лес, — прошептала она.
— Уснул? — пожилая женщина вошла в комнату.
— Да, — тихо, отозвалась больная.
— Галя, выпей это, — старушка протянула глиняный бокал.
— Это не поможет, — обреченно проговорила дочь, но все же приняла протянутый ей сосуд.
— Всё равно выпей.
— Что ты ему рассказала? — перебирая волосы сына, спросила Галя у своей матери.
— Про папоротник. Помнишь, я и тебе в детстве рассказывала?
— Помню. Цветок, что цветет раз в год и всего лишь несколько часов. Он уже цвел? — она посмотрела на свою маму.
— Сегодня ночью должен.
— Пойдешь искать?
— Я не могу оставить тебя одну. Если, со мной что-то случится, кто позаботиться о мальчике? — она бросила взгляд на спящего Колю.
— Ты права. Не оставляй его никогда, хорошо? — Галя с надеждой посмотрела в мудрые глаза матери. — Обещай.
— Обещаю, — взяв за руку дочь, проговорила пожилая женщина.


Коля проснулся в своей кровати, когда уже стемнело и на небе взошло ночное светило. Он никогда прежде не видел такой луны: огромной, чистой, ясной, словно ночное солнце. Ему даже показалось, что она похожа на большой сочный блин. Мальчик усмехнулся своим мыслям. Коле захотелось дотронуться до неё, он протянул руку, но встретил преграду из оконного стекла. Одним уверенным движением мальчик распахнул ставни. Ему в лицо ударил теплый ветер. Он ласкал кожу ребенка, нежно шептал что-то на ухо, но Коля, как не старался, не мог разобрать ни слова. И в тоже время был уверен: ветер определенно рассказывает что-то хорошее. Где-то вдалеке ухнула сова. Вышло так, словно она летела и, вдруг провалившись куда-то, от неожиданности вскрикнула. Это совиное «Ой!» или «Ай!» заставили вспомнить Колю о его разговоре с бабушкой, о цветке папоротника, что зацветает в полночь.
Мальчик в страхе бросил взгляд на часы, стоящие на тумбочке, у кровати. На них высвечивалось 23.00.
— Не успею... — с этими словами он перелез через окно и, спрыгнув во двор, пустился бежать в сторону леса, что находился в километре от его дома.
Коля бежал, что есть мочи. Бежал, спотыкался, падал, поднимая в воздух столбы пыли, поднимался и продолжал бежать. Мальчик боялся не успеть, боялся потерять шанс на спасение матери, пусть и призрачный, но все же шанс. Шанс, что грел душу и дарил надежду. Ему стало казаться, что лунный диск превратился в огромные электронные часы. И теперь на небе, на громадном циферблате время неумолимо шло вперед, отсчитывая последние минуты, превращая их в мгновения.
Кровь в висках стучала, дыхание сбилось, на глазах наворачивались слезы. Ветер, что прежде ласкал его кожу, теперь шипел на ухо и беспощадно хлестал по щекам. Порой Коле казалось, что он смеется над ним, как бы говоря: «Не успеешь! Она умрет! Не успеешь...»
— Успею! УСПЕЮ!!! УСПЕЮ!!!! — отвечал ему мальчик, захлебываясь слезами.
Добежав до кромки леса, Коля остановился. Его пугала лесная чаща, но в тоже время манила, тянула к нему свои ветви, звала к себе. Мальчик сделал первый неуверенный шаг, за ним второй и третий, и вот он уже скрылся в лесной гуще, и лишь шуршание веток говорило о его пребывании здесь.
Мальчик шел, озираясь по сторонам. Стоило ему ступить в чащу, как его со всех сторон обступили звуки: где-то кто-то пробежит, кто-то ухнет, заскрипит дерево, ахнет старик. Колю трясло, словно осиновый лист. В его голове даже мелькнула мысль вернуться назад и бросить эту затею, но тут же перед его глазами возник образ больной матери. Он предал ему решимости и заставил отбросить пустые мысли и идеи. Ребенок крепче сжал руки в кулачки так, что побелели костяшки, и пошел вперед, слушая голос леса. То ли ему казалось, то ли действительно лес с ним говорил: «Иди налево, прямо. Молодец, хороший мальчик. Теперь прямо и направо...». Как слепой котенок, мальчик шел ведомый шепотом деревьев. Он шел, не разбирая дороги, пока не набрел на поляну, в центре которой располагался пень. Справа от него, у основания, проклевывался росток. Маленький, еле заметный, совсем слабый, но он был.



Black Spell

Отредактировано: 21.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться