Цветы на асфальте

Размер шрифта: - +

10.

Сначала был резкий запах. Я чихнула и открыла глаза.

Вадим отбросил вату и пощёлкал пальцами у меня перед носом:

- Алё, леди…

Я вздрогнула и посмотрела на него.

- С возвращением! Первый раз в жизни у меня на руках падают в обморок! - Вадим улыбнулся своей кинозвёздной улыбкой и вдруг легко поднял меня на руки.

Я мгновенно протрезвела. Он  притворно нахмурился:

– Тихо, не шуметь! У меня, между прочим, рука болит до сих пор.

Он нёс меня и улыбался. Я молча смотрела на него.

Вадим помог мне лечь на кровать. Подмигнул:

- Теперь тебе нужно конкретно отдохнуть. Выспаться и всё такое. Признаюсь, сначала таил коварные планы соблазнения, но… Короче, вот плед. Это квартира моего старшего брата. Он сейчас отдыхает с женой в Турции, так что спать можешь сколько влезет.  И даже пожить несколько дней, если надо.

 

Я медленно соображала. Меня ещё «штормило».

Комната была маленькая, но уютная. Пахло свежим ремонтом. Тёмно-синие занавеси с голубыми ламбрекенами и золотыми кисточками по бокам. Синеватый ковролин на полу и светлые тумбочки. На мягкой кровати подо мной какое-то гладкое покрывало, а сама я, слава богу, одета. И всё же я решилась:

- А ты… ну, пока я была в отключке…?

- Ну разумеется!  – снисходительно усмехнулся он, и, увидев, как я напряглась, заулыбался:  – Да шучу я, о господи! Леди, я не настолько озабочен. Вдобавок, я не так воспитан.  И в конце концов, я же не дурак здоровьем  рисковать – чтобы принцесса мне вторую руку вывихнула…

Я слабо улыбнулась. На самом деле, что-то я одичала совсем.  И чего я на него ополчилась с самого начала? Если я ему правда нравлюсь – разве это повод для ненависти?

Вадим снова появился в дверях, надевая куртку:

- Вот ключи. – кинул мне. - Отдашь в школе, если уйдёшь раньше, чем я вернусь.

- Куда ты?

- Надо поговорить кое с кем.

- Не надо.

- Леди предлагает мне остаться? – изящно приподнял бровь  Вадим.

- Не надо говорить с Авдеем, - натужно проговорила я. – Если он узнает, что я у тебя – убьёт. Тебя. И меня тоже, скорее всего. – ну это я, конечно, хватила лишнего, но кто знает, что может сделать Авдей в состоянии аффекта.

- …Не думаю. – спокойно заметил Ростовцев. – И вообще, ты ведёшь себя так, как будто он какой-то невменяемый феодал-рабовладелец, а ты его собственность. Надоело мне это…

- Не ходи к нему, пожалуйста. Ты не понимаешь… - слёзы снова начали подступать к глазам. Больше от того, что сознание вновь и вновь прокручивало эту проклятую, мерзкую  картинку, которую я увидела, зайдя в комнату к Лидухе.

 

Вадим внимательно посмотрел на меня – даже слишком внимательно (я стала предательски краснеть), отбросил куртку в кресло, потом на минуту вышел в кухню, вернулся и присел на краешек кровати. Вздохнул, глядя в сторону:

- Видишь ли, Лена… То, что ты рассказала мне… это ведь всё – пустяк. Фигня на постном масле.

- Для тебя – может быть! – разозлилась я.

- Я не знаю, на каких ты облаках живёшь, но отношениям с некоторыми… ммм… особами… типа Соколовой… им вообще не стоит придавать значения…

- Ты не понял?! – свирепо вскинулась я. – Эта дрянь была голая!! Ну, почти голая…

- Ну и что? – пожал плечами Вадим. – Она просто – девка. – он как-то по-особенному произнёс это слово. Определяюще. Или определительно?

- …Девка, которая нажралась и вообразила, что она Мата Хари. –  он снисходительно взглянул мне в лицо и отвернулся. - Ну если она сама себя предлагает! – он снова посмотрел на меня. – У неё ж на лбу написано, как она хочет, чтобы её хотели! Так что забудь и забей. Соколова – это вообще… - в его глазах промелькнул цинизм. - место всеобщего пользования, если культурно выразиться…

- Ты что такое говоришь!?! – почти простонала я. – Меня сейчас стошнит…

- Святая наивность… – усмехнулся Вадим, глядя в сторону.

- Тем более тогда он… грязное животное, раз полез на неё! Животное! Животное! – подавляемые слёзы снова брызнули из глаз, ревность снова стала жечь меня изнутри. – Почему он так?!

- Потому что… - Вадим протянул руку, осторожно поправил мои спутанные волосы и вздохнул. – Потому что ты красивая… и наивная…  и таких надо беречь.

- В каком смысле?! Беречь тем, что шалаву лапать?! – выдавила я.

Он не ответил.

В тишине щёлкнул вскипевший электрочайник.  Вадим пошёл на кухню, молча заварил кофе – до меня донёсся вкусный аромат, потом принёс две чашки и поставил на прикроватную тумбочку. Рядом положил бутерброд с сыром. Подвинул его мне. Потом сел в кресло напротив. Отхлебнул из своей чашки. Я видела, что он напряжённо думает – видимо, подбирает слова.

Наконец он ответил:

- В таком смысле, что рядом с вами, леди, равнодушным может остаться… только святой. И к тому же импотент впридачу. А ты думала, твой Авдей – рыцарь без страха и упрёка? Идеальный во всех отношениях? Таким ты его хочешь видеть? …в реальность вернись! – неожиданно зло сказал он, подавшись вперёд и глядя мне прямо в глаза.

Помолчал. Снова сделал глоток кофе.

Я нервно всхлипнула, а Вадим менторским тоном продолжил:

- Насколько я знаю менталитет народов востока… эммм…  Секс до брака для них – табу, ведь так? – он лукаво посмотрел на меня и я опять покраснела. – Ты же среди них уже вроде за свою? Вооот. А своих они оч-чень уважают.



Светлана Широкова

Отредактировано: 30.07.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться