Цветы в стекле

Глава 3. Руины

Толпа встретила новый залп фейерверка первобытным восторгом. Люди, ревели, свистели и кричали «Ура!» и «Здравия королю!». Казалось, невозможно было сосчитать всех праздных зевак, собравшихся в эту ночь повеселиться. На улицах горели разноцветные огни, тут и там раздавалась музыка. Без устали развлекали публику акробаты, фокусники и глотатели огня.  Били в нос запахи, от ароматов жареного мяса и ванили, до вони пота и мочи.  

Карл не любил шумные сборища. Особенно праздники, устраиваемые королём, чтобы отвлечь народ от проблем. Люди по большей части глупые и сразу накидываются на подачки, восхваляя щедрого правителя. С наступлением тяжёлых будней, в которых есть место безработице, коррупции и равнодушию властей, они немного придут в себя, но следующий праздник вновь смоет мысли о несправедливости. 

Хотелось уйти. А из-за лавчонок и тележек с уличной едой хотелось ещё и есть. Однако Карл слишком ценил своё здоровье, чтобы брать в рот то, что было приготовлено чьими-то грязными руками. Стараясь абстрагироваться от суетливой толпы, он шёл вглубь Королевского парка.

Не все участки этого масштабного комплекса предназначались для простых смертных. Куда-то можно были прийти каждый день, где-то посетителей пускали только по выходным, иные места, вроде Сада скорби, считались неприкосновенной территорией королевской семьи. Туда и направлялся Карл.

Пройти за ограждение было нетрудно. Несмотря на повышенные меры безопасности, констеблей на всех не хватало, а те блюстители порядка, что все-таки замечали Карла, мгновенно забывали о нём. Как будто больше нет приезжих с рюкзаком за плечами. Дойдя до высокого железного забора, молодой человек перекинул за него свою ношу, а сам с кряхтением протиснулся между прутьями. Подобрал слетевшую с головы шляпу и пошёл дальше.

Сад скорби не представлял интереса для гуляющих. Во-первых, чтобы перелезть через забор, нужно было обладать ловкостью обезьяны, или хотя бы скромной комплекцией, как у Карла. Во-вторых, здесь не было ни скамеек, ни укромных кустов.

Прилично прошагав по газону, Карл вышел на дорожку, ведущую в королевский склеп. По обе стороны на осмелившегося потревожить покой усопших взирали огромные каменные изваяния на постаментах. Конь склонил голову над погибшим в бою Айзидором Первым (хотя доподлинно известно, что умер он, хоть и от ран, но в постели). Женщина, которую Карл не смог распознать, в мольбе простирала руки к небу. Королева Марибелла Справедливая убивала кинжалом своего тирана-мужа. Безымянные мужчина и женщина в траурном покрывале на коленях оплакивали лежащего перед ними младенца (детская смертность не обделила и венценосную семью). И ещё много, много безрадостных фигур. Придерживая рюкзак за лямку, Карл шёл вперёд и заставлял себя не смотреть по сторонам. Это ещё не самая страшная часть плана.

На ступенях склепа сидело двое парней в костюмах лакеев. Жуткие белые маски делали их похожими на злых духов.    

– Надо же. Я думал, ты струсишь и не придёшь, – сказал один из них голосом Джоли.   

– Очень жаль, что ты такого невысокого мнения обо мне, – беззлобно ответил Карл, спуская на землю рюкзак. – Доставайте Ключ.

Почти синхронно он вытащил тот самый прибор и, нажав на кнопку, раскрыл его. Фред аккуратно вложил в столь необычный футляр королевский артефакт. Жидкость в трубочках золотисто засветилась и побежала быстрей.

Джоли снял белую перчатку и коснулся пальцем Ключа.

– Нагревается. Так и должно быть?

– Не исключено.

Выждав, когда прибор вернётся в своё обычное состояние, Карл вытащил Ключ и поднёс его к замочной скважине в виде рогатого демона с раззявленной пастью.

– Добро пожаловать, Ваше новое Величество, – пошутил он.

Худших вариантов было, как минимум, два. Либо дверь не откроется, либо она не откроется и охранная магия испепелит дерзкого инженера.

Ключ вошёл внутрь. Повернулся раз. Другой.

Фред и Джоли распахнули массивную дверь. 

Чувствуя, как начинает усиленно биться сердце, Карл убрал прибор в рюкзак и по очереди достал оттуда три заряженных карманных фонарика.

– Не забудь дверь закрыть, – эрлис вёл себя так, будто события не могли развиваться по-другому. Он включил свой фонарик и со вздохом облегчения снял маску и шапку с пером. Его волосы плащом укрыли спину.

Фред последовал его примеру. Ненужные вещи были закинуты в рюкзак.

Лучи фонариков заскользили по внутреннему убранству склепа. На нижних ярусах – замурованные ниши с останками родичей короля, наверху – фрески на религиозную и историческую тематику. В центре – несколько мраморных саркофагов основателей рода.

– И зачем складировать мёртвые тела? Нашли люди забаву, – проворчал Джоли.

– Другой менталитет, – объяснил Карл. – По нашим верованиям, умерший к моменту Преображения мира должен сохранить частику себя, чтобы доказать Патронусу, что он жил в старом мире и готов перейти в новый. А эрлисы верят в перерождение, поэтому кремируют покойников и развевают пепел по ветру.

В конце зала их поджидала ещё одна дверь. Одним демоном декоратор не ограничился, в дверь словно были впечатаны человеческие лица и руки. Работа была выполнена настолько правдоподобно, что складывалось впечатление, будто с той стороны пытались выбраться наружу несчастные души. Ключ Аландрии вскрыл и это препятствие.

В подземелье вела крутая лестница. Прохладный воздух, пропитанный запахом тлена и плесени, незваным гостем лез в лёгкие. Внизу путь продолжился довольно узким коридором.

От возгласа Джоли откликнулось эхо. 

– В чём дело? – насторожился Карл.

Эрлис показал пальцем на достопримечательность коридора – овальные ниши, в которых вечно заседали мумии в грязном тряпье. Некоторые были наклонены, точно выглянули посмотреть, кто это к ним пожаловал. 



Ирина Фельдман и Юлия Фельдман

Отредактировано: 09.07.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться