Цветы в стекле

Глава 6. Выгодное предложение

Плотную мглу пронзил крик.

Кричала женщина. Визгливо, прерывисто. Её душил плач.

Кричала, выбиваясь из сил.

Она больше не могла молить о пощаде своего мучителя.

Ей вторил мужской голос. Звучал он приглушённо и сопровождался ударами в дверь и настойчивым стуком щеколды.

Женщину хотели спасти. Напрасно…

Не до конца проснувшись, Энтон подскочил на постели. В голове шумело, горло саднило, будто это он только что бился в истерике, умоляя выпустить жертву. Только он знал, что можно лечь обратно и попытаться вновь заснуть. Нет нужды вставать и бежать на помощь, то были тени прошлого.

Энтон отбросил ставшее неимоверно жарким одеяло в изножье кровати. Ткань пижамы липла к вспотевшему телу.

Налил воды из графина, но так и не донёс питьё до рта: стакан с грохотом упал на пол.

 

Сидя перед туалетным столиком, Дайан второй раз перечитывала статью из «Вестника». Как нерадивая школьница, то и дело отвлекалась от чтения, заглядываясь на фотопортрет следователя, которому поручили такое ответственное дело, как поиск украденного черепа Мендакса. А этот Габриэль симпатичный, какой у него мужественный и притягательный вид. Глаза с загадочным прищуром, прямой нос, чётко очерчённые губы, щетина на квадратном подбородке… Отчего-то Дайан казалось, что его длинные, прикрывающие уши волосы непременно должны быть мягкими.         

Судя по отрывку интервью, не только она считала его привлекательным.

«Мир Габриэль, последний вопрос. После каждого громкого расследования с вашим участием читательницы забрасывают нашу редакцию письмами, и нам уже просто неудобно их игнорировать. Ваше любимое блюдо?»

Нелепо и смешно. Однако этих дамочек можно понять. Красавчик, предотвративший прошлой зимой теракт на аэровокзале, вернувший в семью живой и невредимой похищенную дочь министра иностранных дел и поймавший убийцу посла Арабении всего за пять часов, не может не быть желанным женихом.     

Его ответ вызывал у Дайан улыбку. И, наверное, огорчение у толпы воздыхательниц. 

«Поджаренный до хрустящей корочки преступник».

Любимый не ревновал. Или же с истинной деликатностью скрывал неприязнь к этому мужчине. Прославленный инспектор-детектив был нужен им.

Чтобы помочь обрести счастье.

 

Обычно с чётками из тигрового глаза думалось легче. Факты выстраивались в нужном порядке, лишние мысли сами собой отсеивались. Практически любая головоломка была по плечу.

Но как принять решение, если нет ни одной цельной идеи? Как можно что-то собрать, не имея всех деталей?

Помощь Наэко была неоценима. Она назвала имена пастырей даже тайных сект и подсказала, что они объявятся на ежегодной Выставке дружбы, явно не с лучшими намерениями. И всё же… Как к ним подобраться? Нельзя же просто подойти поболтать за жизнь, рассчитывая на то, что кто-то непременно похвастается новым приобретением в виде черепа самого Мендакса.

Времени в обрез.

Карл переложил нагретые чётки в другую руку, потеребил бусины, но это не избавило его от гнетущей пустоты в голове.

После завтрака состоится собрание, и будет крайне неловко, если никто ничего не предложит.

– Из этой ситуации есть выход, просто ты его не замечаешь.

Вздрогнув, Карл обернулся и заметил свою точную копию, преспокойно сидящую на подоконнике.

Невероятно. Он здесь.

Несколько невыносимо долгих секунд двойник со скукой во взгляде наблюдал за оригиналом. Не кривлялся, больше не пытался вывести на разговор. Всего лишь смотрел, и этого хватало, чтобы ощутить приближение страха.

В Руинах демона было проще терпеть. Мёртвый город – его дом, и здесь ему делать нечего. 

Что ему нужно?

Когда от игры в «гляделки» зачесались глаза, Карл не выдержал:

– Опять вы, мир Демон? Признаться, я надеялся, что вы навсегда остались в подземелье. Что вам угодно?

Существо умело изобразило робкую улыбку.

– Мне бы польстило то, как ты говоришь со мной, если бы я не видел, что скрывается за твоими словами. Никакого уважения. Ты считаешь меня гнусным созданием, ставишь себя выше, но при этом осознаёшь, насколько я могу быть опасен, и поэтому осторожничаешь. Не надо, брось. Тебе всё равно меня не провести.

Несмотря на обличительную речь, Карлу стало легче дышать.

– Ладно. Что тебе нужно?

– Вот, это уже звучит по-дружески, – одобрил демон. – Предугадывая твоё возмущение, скажу сразу – да, мы будем дружить. Не представляешь, каким выгодным окажется этот союз.

– Представляю, но на этом и остановимся. Если на мне висит долг из-за того, что я попросил твоей помощи в Руинах, то пусть он будет только моим. Не впутывай Фреда и Джоли.

Демон что-то выплюнул в ладонь.

– Благородный Карл… Расслабься, никакого долга нет. Вы и так отплатили мне сполна, – он ловко покрутил в руке монету. – Если бы не призыв, я бы до сих пор томился среди мертвецов. Каждый день, как ночь, и всё одно и то же. Заходили пару-тройку раз любители поживиться древностями, да никому из них не было до меня дела. Меня снедала обида. Правда, немного позабавили те, кто потревожил мелких паразитов, их кости пополнили коллекцию…

Карл взялся за чётки обеими руками.

– Впервые слышу о скромности демонов. Изводился от скуки и при этом не пытался навязаться смертным?

Тот вздохнул. Так грустно, что парню стало не по себе.

Слишком по-человечески.

– Призыв. Если бы не ритуал, на земле от демонов бы проходу не было. Вроде бы мелочь, а без этой формальности меня не могут ни видеть, ни слышать.

Вроде бы мелочь, а теперь это существо выбралось из заточения и желает наверстать упущенное. Какая-то оброненная монета запросто разрушила чары церковников, которые пытались обезопасить Лендвер от потенциальной нечисти из Руин.



Ирина Фельдман и Юлия Фельдман

Отредактировано: 09.07.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться