Цветы в стекле

Глава 7. Гости

Вопреки ожиданиям хозяйка обладала утончённым вкусом. В интерьере дома не было ничего кричащего и пошлого. Всё в нейтральных тонах, без аляповатых узоров. Даже излюбленные женщинами фарфоровые фигурки и вазы не выглядели захватчиками комнат. Каждая вещь имела своё место, нигде не было абсолютно ничего лишнего.  

Стереотипы рушились слишком быстро. Габриэль подивился тому, что вообще оказался способен им следовать после стольких лет работы в полиции.

Здесь живёт неправильная женщина. Другая бы, с такими-то доходами, не стала бы стесняться богатства. Тем более что таким плевать на мнение окружающих.

Хозяйка явно не пыталась шокировать посетителя своим внешним видом. Светлые, почти белые волосы собраны в скромную причёску. Платье цвета кофе с молоком выглядит дорого, но также не вызывающе. Слишком закрытое для той, кто имеет в городе двойственную репутацию.  

Только губная помада на пару тонов темнее, чем позволила бы себе иная женщина. Но это, пожалуй, простительно. Грех скрывать такие губы.

Смотреть на неё было приятно, чего не скажешь о металлическом человеке с бесстрастным лицом.

– Мира Дайан, не могли бы вы попросить вашего робота уйти?

– Мири, – поправила его женщина. – Я всё ещё свободна, слава Патронусу, и достаточно независима и горда для того, чтобы придавать своему имени вес таким дешёвым способом, как кухарки и экономки. А Рой никуда не уйдёт, у меня нет от него секретов.

Секретов, может быть, и нет, но роботам Габриэль не доверял. От бездушной машины следует ожидать чего угодно, особенно от дамской модели. На них тратят бешеные деньги не для того чтобы они заваривали чай и подавали обронённые веера, а главным образом для охраны. Сколько уже было случаев, когда роботы нападали на протягивающих руку для приветствия или помощи мужчин! Одно время подобные происшествия попадали на первые полосы газет, и публика с удовольствием следила за судебными разбирательствами.    

– Смею надеяться, мири, что ваш Рой послушен и доброжелателен, – без тени улыбки сказал Габриэль, выпрямляясь в кресле. – Иначе мне придётся его арестовать за нападение на представителя закона при исполнении.

Мири Дайан также не думала отвечать улыбкой. Как-то это странно, обычно женщины из её сферы деятельности смешливые и по-детски непосредственные.

– Вы уже неприлично долго смотрите туда, куда порядочный джентльмен не взглянет, инспектор. Одного моего намёка хватит, чтобы Рой поставил вас на место.

Пробудилось давно забытое чувство смущения, приправленное недовольством. Разговаривает с ним, будто с мальчишкой неразумным! Как бы эрлиская кровь не дала о себе знать, а то будет совсем уж неловко покрываться при даме уродливыми пятнами.

Перчатки хоть не снял. Эрлиское наследие первым делом проявлялось на руках и только в самых тяжёлых случаях – на лице. Проблема многих полукровок.

– Прошу меня извинить, мири. У вас такая необычная брошь, поневоле приковывает внимание.

И это было чистой правдой. Приколотое к платью бронзовое сердце не вписывалось в рамки стандартных женских безделушек. Мири Дайан выбрала не легкомысленный символ любви, а человеческий орган, практически верный в анатомических подробностях. Вряд ли милые, но малообразованные леди способны понять, что это за смятый овал с трубками.  

Неприкрытый цинизм. И мири Дайан его не стеснялась.

И всё же лучше перевести взгляд на что-нибудь другое. Например, на её глаза тёмно-фиолетового оттенка.

– Что ж, не буду сильно докучать вам своим присутствием. Приступим к делу, – Габриэль даже почувствовал облегчение, переходя к привычным рабочим действиям. – Вы пригласили меня с целью сообщить нечто важное, что может помочь следствию в поиске украденного черепа Мендакса. Я полагаю, вы были свидетельницей?

Почти как издёвка. Что женщине делать на запретной территории Королевского парка, тем более в Саду скорби? Однако неудобные вопросы часто помогали выуживать самую удивительную информацию.

– Пожалуй, вы правильно выразились, – нисколько не смутилась мири Дайан. – Я уверена, что видела преступников. Возможно, вы знаете, что нас с Его величеством связывают дружеские отношения?

– Впервые слышу. Почти не интересуюсь светской хроникой.

– Вот и прекрасно. Выдуманные газетчиками небылицы запросто могут ввести в заблуждение. Но я упомянула нашу дружбу не ради красного словца. Я была приглашена на бал по случаю дня рождения Годфрида, и так вышло, что я оказалось рядом с ним, когда он захотел уйти из бального зала и немного отдохнуть. Там было очень душно и шумно, произошёл бы конфуз, упади король в обморок на глазах стольких подданных. Поэтому я проводила его до комнаты, расположенной далеко от зала.

За свою карьеру следователя Габриэль слышал множество отрепетированных и подготовленных речей, и, следуя опыту, задал провокационный вопрос:

– Почему же именно вы?

– А разве это не очевидно? Я леди, которая сама добилась благополучия в этой жизни, и при этом у меня нет ни титулов, ни взращенного с малолетства снобизма. Годфриду нравится со мной общаться. Я для него не бестолковая гусыня, вроде придворных дам, и мне можно, как другу, пожаловаться на плохое самочувствие и попросить помощи, не делая из этого целое событие. Было бы как минимум обидно, если бы на следующий день газеты пестрели заголовками в духе «Король при смерти» или «Короля отравили в его день рождения». Но я так и не приступила к главному. Когда я убедилась, что Годфрид уснул, то вышла в смежную комнату и столкнулась с двумя мужчинами, одетыми как лакеи на празднике. Мою просьбу позаботиться о короле они проигнорировали. Мне это показалось не столько возмутительным, сколько странным, но я ничего не смогла сделать. Один из них набросился на меня и ударил по голове.



Ирина Фельдман и Юлия Фельдман

Отредактировано: 09.07.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться